Беларусь — Судан: от поставок вооружений к добыче золота

Две страны ищут пути сотрудничества в очень специфичных условиях.

В декабре 2018 года во время визита президента Судана в Беларусь было открыто суданское посольство в Минске, подписаны контракты на 250 млн долларов и анонсировано выделение второго участка для добычи золота в этой стране белорусскими компаниями.

Но помимо добычи золота важной темой могло стать возрождение негласного сотрудничества в военно-технической сфере, которое имеет давнюю историю, однако в последние годы серьезно сократилось.

Иллюстрация pixabay.com

 

Каковы на вкус суданские груши?

Сотрудничество между Беларусью и Суданом носит исключительно односторонний характер. В 2012-2014 годах импорт товаров из Судана не превышал ста тысяч долларов в год. Импортировались хлопковое волокно и арахис, однако суммы свидетельствуют о том, что поставки могли быть пробными, для отработки логистики, и были признаны неэффективными. В 2015 году импорта товаров из Судана не было вообще.

В 2016 году объем импорта неожиданно вырастает до 4 млн долларов, а в 2017 году — до 12 млн. Однако… о таком росте поставок в Беларусь в Судане даже не догадывались.

Дело в том, что импорт происходил только по документам и был связан со схемами маскировки поставок санкционных фруктов и овощей из стран ЕС в Россию через территорию Беларуси под видом поставки из стран, в отношении которых Россия санкции не вводила.

Так в 2017 году из Судана якобы были импортированы яблоки и груши более чем на 6,3 млн долларов, еще на 3,8 млн долларов — прочие свежие фрукты. Закавыка в том, что Судан не поставляет никаких груш и яблок на мировой рынок, более того — сомнительна сама возможность выращивать там эти фрукты на промышленной основе.

В конце 2017 года Россия пресекла существование хитрой схемы, и в 2018 году импорт из Судана фруктов и овощей прекратился.

 

Стабильно идут трактора

Экспортные поставки из Беларуси в Судан носили в основном закрытый характер. После разделения страны Беларусь лишь в 2014 году осуществила поставки товаров из списка закрытых позиций в Южный Судан, после чего они прекратились. Сотрудничество с Суданом продолжилось, объемы достигли 70 млн долларов в 2013 году. Основной объем поставок происходил по непубликуемым позициям, к которым относятся драгоценные металлы, авиационная техника и вооружение.

Если смотреть публикуемые позиции, то стабильными поставками отличаются лишь трактора. В 2018 году после четырехлетнего перерыва возобновился экспорт в Судан полуфабрикатов из нелегированной стали.

В 2013 и 2014 годах Беларусь поставляла калийные удобрения. Поставки были на 1 млн долларов с небольшим, что немного для Белорусской калийной кампании. На этом история поставок калийных удобрений туда закончилась.

               

 

Золото вместо нефти

После 2015 года двустороннее сотрудничество значительно сократилось. И причиной этому может быть нефтяной вопрос.

До разделения страны в Судане добывалось около 0,5 млн баррелей нефти в сутки, что обеспечивало основной доход для бюджета. После разделения на два государства около 80% объема нефтедобычи оказалось на территории Южного Судана. Это сказалось на доходах суданского бюджета.

Руководство страны искало новые источники пополнения казны. Сделали ставку на золото. За несколько лет добыча золота в Судане выросла с нескольких тонн до 100 тонн в 2017 году.

Основной проблемой является высокий уровень нелегального экспорта золота из страны, поскольку до недавнего времени местные компании не могли осуществлять экспорт.

 

Спрос на «непубликуемые позиции» может усилиться

В 2018 году произошло несколько событий, которые повлияли на взаимоотношения в экономической сфере.

Хотя суданский фунт сильно девальвировался (за 2018 год курс изменился с 7 фунтов до 47,5 фунта за 1 доллар), экспорт товаров из Беларуси в Судан вырос по отношению к 2017 году с 10 млн долларов до 13,3 млн (за 10 месяцев 2018 года).

При этом поставки в основном происходили по публикуемым позициям, а экспорт по закрытым кодам сократился до минимума.

Снижение поставок товаров по непубликуемым кодам наверняка беспокоит белорусскую сторону. Анонсированное выделение второго участка для разработки месторождения золота может быть способом осуществления расчетов между странами, поскольку столь сильная девальвация национальной валюты говорит о проблемах со средствами для расчетов по международным контрактам.

Вдобавок после многократной девальвации и роста цен в Судане уже начались столкновения населения с силами правопорядка, несколько десятков человек погибло.

Это означает, что спрос суданских властей на товары, поставляемые в рамках непубликуемых кодов (вооружения), может увеличиться, а значит, Беларусь сможет нарастить экспорт такой продукции.

При этом претендовать на эксклюзивность разработки месторождений золота в Судане Минск не сможет. В этой сфере наблюдается активная конкуренция между местными и зарубежными компаниями, в том числе российскими (структуры близкого к Кремлю Евгения Пригожина).

Имеются вопросы и относительно наличия компетенций в части геологоразведки подобных месторождений. Однако можно предположить, что таким образом стороны ищут вариант дальнейшего сотрудничества в условиях проблем с иностранной валютой в Судане.