Лукашенко хочет узнать истинную ценность белорусских СМИ

Но экспертам пока неясно, какие СМИ попадут в рейтинг и как его будут составлять.

Беларуси нужен институт, который бы занимался измерениями в области СМИ, но пока неясно, какие цели преследует государство, заявляя о необходимости его создания. Таким образом медиаэксперт Павлюк Быковский прокомментировал БелаПАН высказывания Александра Лукашенко, прозвучавшие 31 января на совещании о новых подходах в обеспечении информационной безопасности государства.

Фото пресс-службы президента Беларуси

Лукашенко заявил, что в Беларуси назрел вопрос создания организации, которая будет оценивать рейтинги СМИ. «Но ее надо сделать такой, чтобы ей доверяли люди и, прежде всего, СМИ, которые будут подлежать этой оценке», — добавил он. 

После совещания пресс-секретарь президента Наталья Эйсмонт сообщила, что главе государства предложены разные варианты организации системы медиаизмерений: от привлечения зарубежной международно признанной исследовательской компании до организации собственного государственного измерителя.

«Мне кажется, что для белорусских чиновников более естественным было бы создать еще один институт, может быть, какой-то аналог существующего Информационно-аналитического центра при Администрации президента, — сказал Быковский. — С другой стороны, они хорошо понимают, что такой центр вряд ли будет воспринят партнерами за рубежом, а для работы с рейтингами и рекламой это имеет значение. Поэтому не исключено, что они попытаются найти какой-то компромиссный вариант, например сотрудничество какой-то международной или иностранной организации, умеющей составлять рейтинги, и государственного института, который может выступать как заказчик и формулировать повестку дня, правила игры, вопросы для социологических вопросов».

«Не очень понятно, идет ли речь обо всех СМИ либо только о телевидении или интернете. Для интернета у нас стандартом сейчас являются исследования Gemius, признанные всем рекламным рынком. Если говорить о телевидении, то существует унитарное предприятие «Реальные измерения», чьи исследования признают основные игроки на рекламном рынке», — отметил он.

Общего исследования всей совокупности медиа в Беларуси, по словам эксперта, не было достаточно давно. Отсутствие регулярных медиаисследований, отметил он, является «серьезным недостатком», поскольку без этого инструмента «сложно анализировать ситуацию и проводить информационную политику» в каком бы то ни было виде.

При этом Быковский подчеркнул: если власти будут проводить подобные исследования, то важно, чтобы они были публичными, а их результаты — доступными.

По его словам, структуры, которые занимаются рейтингами СМИ, возникают, как правило, в результате самоорганизации основных игроков медиапространства, производителей контента — в виде совместно созданной профильной некоммерческой организации либо нанятого общими усилиями исследователя.

Говоря о том, несет ли какую-либо угрозу для медиа стремление государства заниматься измерениями в медиа, эксперт отметил: это зависит от того, «какие задачи реально будут исполняться».

«Если это будет сделано для каких-то манипуляций, то это будет плохо. Если это будет сделано для исследования рынка и принятия обоснованных решений, то это будет хорошо, поскольку сейчас у игроков на рынке не хватает денег для проведения регулярных исследований. <…> Но мы не знаем, кто продвигает решение о создании новой институции, а кто лоббирует идею привлечения какого-то уважаемого института вроде Gallup или другого для исследований», — пояснил Быковский.

Еще один блок вопросов на совещании 31 января касался рекламного рынка Беларуси. Лукашенко высказался за его защиту, «если в этом есть определенная нужда», и заявил о необходимости определиться, как «действовать в плане рекламы в СМИ, чтобы эти деньги остались прежде всего у нас в стране», в первую очередь у «ведущих средств массовой информации».

По словам Быковского, из-за отрывочности в освещении этого мероприятия неясно, говорил ли Лукашенко «в целом о рынке рекламы или о каких-то определенных сегментах».

«Поскольку на совещании, если судить по телеотчету, присутствовали главы телеканалов и редактор «СБ. Беларусь сегодня», то, возможно, он говорил о телерекламе, — предположил эксперт. — Но деньги за телерекламу и так остаются в Беларуси, поскольку белорусская реклама показывается на белорусских телеканалах, а также на подшефных им гибридных каналах, например «НТВ-Беларусь» и «РТР-Беларусь». Поэтому здесь я не вижу, как ситуация могла бы измениться после слов главы государства».

Сложнее обстоит ситуация с рекламой в интернете, поскольку собственных социальных сетей — важного сегмента рынка рекламы — у Беларуси нет. Одновременно с этим деньги за контекстную рекламу, которая размещается с помощью инструментов иностранных площадок Google и Yandex, уходят за рубеж.

«О чем конкретно говорил Александр Лукашенко, мы не знаем. Если они запустят, к примеру, какое-то ограничение на размещение рекламы на иностранных площадках, то это значительно снизит возможности, в том числе тех же государственных пропагандистов, которые могли бы продвигать тот контент, который нужен правящему режиму. Я не думаю, что они об этом на самом деле говорят», — отметил Быковский.