«Дело БелТА». Суд над главным редактором TUT.by Мариной Золотовой

Впервые в истории современной Беларуси главного редактора СМИ судят за неисполнение им профессиональных обязанностей.

12 февраля начался судебный процесс над главным редактором портала TUT.by Мариной Золотовой. Дело рассматривает суд Заводского района, но из-за его небольшой вместимости процесс проходит в здании суда Московского района. 

В истории современной Беларуси уже были случаи, когда главных редакторов СМИ судили в связи с их профессиональной деятельностью. Но впервые руководителя редакции обвиняют в неисполнении профессиональных обязанностей.

Фигурантов дела обвиняли в том, что они получили несанкционированный доступ к платной ленте новостей БелТА — по паролям, которые принадлежали сторонним юридическим лицам, оплатившим подписку. Им вменялась ч. 2 ст. 349 УК — несанкционированный доступ к компьютерной информации.

В ходе следствия 14 сотрудников различных СМИ были освобождены от уголовной ответственности, но привлечены к административной. Журналисты заплатили штраф и были обязаны возместить предъявленный ущерб. Суммы — от 3 тысяч до 17 тысяч рублей.

Марина Золотова осталась единственной обвиняемой. Кроме того, она единственная из всех подозреваемых, кто, как установило следствие, не осуществлял доступ к платным материалам БелТА. Поэтому уголовное преследование по ч. 2 ст. 349 УК в отношении Золотовой было прекращено «в связи с несовершением преступления».

Судят Золотову по ч. 2 ст. 425 УК — бездействие должностного лица. Следствие считает, что главный редактор знала, что ее сотрудники незаконно пользуются платной новостной лентой БелТА, но не пресекла это. Санкция статьи — от штрафа до 5 лет лишения свободы.

Следственный комитет дважды отказал Золотовой в удовлетворении ходатайства о прекращении уголовного преследования согласно 86-й статье Уголовного кодекса.

Объявлен перерыв до 10:00 25 февраля. Официально судья не объявил об окончании судебного следствия, однако не исключено, что 25 февраля суд перейдет к прению сторон.

19 февраля состоялся допрос Марины Золотовой. Гособвинитель Юлия Харчейкина огласила документ со статистическими данными о публикациях материалов БелТА на сайте TUT.by. С начала 2017 года до середины 2018-го было опубликовано около 81,5 тыс. материалов, из которых информация БелТА составляла менее 4%.

Внутренний мониторинг выявил один материал, который был выставлен на TUT.by раньше, чем появился в открытом доступе на сайте БелТА. Еще один текст государственного агентства, появившийся на портале раньше, чем в открытом доступе, обнаружили следователи. Оба материала были опубликованы в один день — 26 апреля 2018 года.

Гособвинитель попросила Золотову объяснить, как это произошло. Обвиняемая высказала предположение, что это была «ловля на живца», которую организовали сотрудники информагентства.

«Это мои предположения, ничего более, — сказала главный редактор TUT.by. — Может быть, сотрудники БелТА решили таким образом отследить, берет ли кто-то их материалы раньше, чем они появляются в открытом доступе. На эти мысли меня наводит тот факт, что это материалы за один день, а также то, что все это случилось после прослушки в марте 2018 года».

На вопрос Харчейкиной, не усматривает ли она в произошедшем «нарушения уникальности текста», подготовленного государственным информагентством, Золотова заявила, что не понимает такую формулировку. Вместе с тем она признала, что TUT.by «не имел права публиковать до размещения в открытом доступе» эти два материала.

Главный редактор TUT.by представила суду скриншоты с результатами поисковых запросов по двум этим текстам в интернете. Согласно результатам поиска, несмотря на то, что два материала БелТА были опубликованы на TUT.by раньше, чем они появились в открытом доступе на сайте агентства, поисковая машина выдает ссылки на сайт первоисточника и других интернет-ресурсов выше, чем на TUT.by.

«В суде некоторые свидетели заявляли, что в поиске выше тот, кто первый выпустил новость. Скриншоты показывают, что это не соответствует действительности», — сказала Золотова.

Суд приобщил переданные обвиняемой документы к материалам дела.

Марина Золотова заявила, что в ходе следствия она частично признала вину за то, что не предприняла больших усилий по пресечению несанкционированного доступа сотрудников редакции к платным материалам подписки БелТА, однако имела в виду вину «в бытовом понимании, а не в юридическом значении этого понятия».

Как следует из прежних показаний Золотовой, фигурирующих в материалах дела, главный редактор TUT.by на этапе следствия не признала предъявленных ей претензий в том, что она «не приняла мер по заключению договора на платную подписку БелТА», поскольку это не является ее обязанностью.

«Я действительно не понимала и не понимаю, почему в обвинении фигурирует то, что я должна была обеспечить подписку на БелТА, — пояснила в суде Золотова. — Невозможно кого-то принудить или заставить заключить договор. В этой части обвинение мне кажется совершенно нелогичным, поскольку это не соответствует статье Гражданского кодекса о свободе заключения договоров. Кроме того, в силу должностных инструкций я не обязана заключать договоры».

Гособвинитель обратила внимание Золотовой на показания, которые она давала в ходе допросов на этапе следствия. Так, судя по протоколам, во время допросов в рамках статьи УК о несанкционированном доступе к компьютерной информации Золотова признавала, что как главный редактор должна была пресекать противоправные действия подчиненных, а во время допросов в рамках статьи о бездействии должностного лица, наоборот, отрицала, что у нее была такая обязанность. Обвиняемая объяснила это тем, что слова, занесенные в протоколы допросов, не совпадают с тем, как она отвечала на вопросы следователя.

«Следователь писал развернутый ответ на свой вопрос, хотя я просто отвечала ага», — отметила Золотова.

Гособвинитель продемонстрировала Золотовой электронный документ, изъятый из компьютера в редакции TUT.by, где указаны различные интернет-ресурсы, и комментарии о возможности использования опубликованных на них материалов. Там же был указан сайт БелТА и пароль к платным материалам подписки. Золотова заявила, что не может «комментировать эту инструкцию или памятку», поскольку она ее «не создавала».

«Этот документ Аня [Калтыгина, редактор TUT.by] сделала по просьбе Ульяны [Бобоед, редактор TUT.by] перед ее первым дежурством. Аня писала эту памятку для Ульяны. Это нормально, когда более опытный редактор делится опытом с тем, кто только начинает дежурство», — пояснила она.

По словам Золотовой, в редакции обсуждали тему использования материалов того или иного ресурса, «но не пароли от БелТА».

Согласно материалам дела, на одном из прежних допросов главред TUT.by подтвердила следователю, что она «допускала, что ее подчиненные располагают реквизитами доступа к платной подписке БелТА».

На суде Золотова подчеркнула, что иметь реквизиты и использовать их — разные вещи. Вывод о том, что у сотрудников редакции могут быть пароли от платного сервиса государственного агентства, она сделала на основании того, что на работу в TUT.by приходили журналисты, в том числе из официально подписанных на БелТА государственных СМИ.

Гособвинитель также поинтересовалась у Золотовой, что она понимает под словом «тырить», когда речь идет об информации. Обвиняемая заявила: «Каждый раз, когда я говорю об информации БелТА, я имею в виду информацию из открытого доступа. Иного способа получить их информацию я не знала. А жаргоном, словами «копипастить», «слизывать» пользуются все журналисты».

Марина Золотова на этапе следствия взяла на себя ответственность за осуществление сотрудниками редакции несанкционированного доступа к платным материалам подписки агентства БелТА, чтобы добиться освобождения коллег. Об этом она сегодня заявила.

На заседании был продемонстрирован видеодопрос Золотовой, проведенный 9 августа 2018 года на этапе предварительного следствия. На тот момент ее допрашивали не в рамках статьи о бездействии должностного лица, а в рамках более «легкой» статьи — о несанкционированном доступе к компьютерной информации.

На допросе 9 августа, который проводился в присутствии адвоката, Золотова заявила, что вину признает частично, поскольку «сама доступ не осуществляла, но не пресекла несанкционированный доступ, поскольку имела информацию, что такой доступ был». Она попросила освободить коллег от ответственности, так как «ответственность за действия редакции лежит на главном редакторе».

«Я сказала, что ответственность за несанкционированный доступ лежит на мне, поскольку мне было важно, чтобы отпустили коллег, которых к тому моменту еще не отпустили», — пояснила Золотова в суде свои прежние показания.

В ходе видеодопроса следователь спросил у главреда TUT.by: «Вас устраивала известная вам практика несанкционированного доступа, которая сложилась среди подчиненных вам журналистов?» На что она ответила: «Практика не устраивала. Я не нашла в себе достаточной твердости, чтобы прекратить эту практику, в чем и заключается моя вина».

Этот момент сегодня в суде Золотова пояснила тем, что слово «практика» употребил следователь, который вел допрос, а она повторила это слово за ним.

Главред TUT.by обратила внимание суда на то, что это был ее «первый допрос в жизни в качестве подозреваемой», поэтому она могла ошибаться в формулировках.

«Про «практику» звучало из уст следователя. На деле же я узнала от Калтыгиной, что она пользуется паролем [к платным материалам БелТА]. Ее практика меня не устроила», — пояснила обвиняемая.

«Еще раз повторю: на тот момент я не понимала, что может быть 425-я статья. Я говорила как человек, который понимает, что несанкционированный доступ — это плохо», — подчеркнула Марина Золотова.

Она также обратила внимание суда на некоторые расхождения в стенограмме видеодопроса и того, что действительно было сказано на видео. В частности в стенограмме ей приписаны фразы, которые в действительности произносил следователь, а она на них немногословно реагировала.

После допроса обвиняемой судья объявил перерыв до 14:15.

Марина Золотова не признает, что в ее действиях был состав преступления. «Я признаю, что не приняла более решительных мер, но я считаю, что это не состав преступления», — заявила она в суде.

По словам главреда TUT.by, ни от бывшего гендиректора БелТА Дмитрия Жука, ни от других сотрудников ей не поступало предложение оформить платную подписку на материалы государственного информагентства. Золотова обратила внимание на то, что в ходе судебного разбирательства представители БелТА свидетельствовали: агентство «не занимается коммерческими предложениями такого рода», подписчики приходят к ним сами.

На вопрос гособвинителя Юлии Харчейкиной, чем руководствовался TUT.by при заключении договоров на использование платных материалов других СМИ, Золотова ответила: «Например, у БелаПАН много информации в закрытом доступе, и эта информация представляет собой ценность».

«Что касается БелТА, то одной из ее главных функций, насколько я понимаю, является распространение информации госорганов, — отметила обвиняемая. — Вся необходимая информация была в открытом доступе и появлялась оперативно. Могу заявить об этом из собственного опыта: как только происходит совещание у президента, куда имеет доступ пул журналистов государственных СМИ, на БелТА в открытом доступе очень оперативно появляется эта информация. Оформлять подписку просто не имело смысла».

Харчейкина уточнила: если не было разницы между бесплатной и платной версиями БелТА, зачем сотрудники TUT.by заходили в платную часть сайта.

«Мне самой непонятно, зачем они пользовались, — ответила Марина Золотова. — Многие свидетели показывали, что пользовались по привычке».

«К сожалению, масштаб проблемы я не оценила, и это моя боль, — добавила она. — Я сожалею, что 19 марта 2018 года ограничилась разговором [с редактором Анной Калтыгиной], не предприняла более решительных мер».

При этом главред TUT.by заметила: весной 2018 года она еще не понимала, что несанкционированный доступ является преступлением.

Судья Петраш спросил у Золотовой, оспаривает ли она обвинение в том, что с ее стороны имело место попустительство, вследствие которого сотрудники TUT.by осуществляли несанкционированный доступ к платным материалам БелТА. На это обвиняемая ответила, что в основе сложившейся ситуации лежат «действия других людей», которые она не может «оспаривать или не оспаривать».

«Я не отрицаю несанкционированный доступ сотрудников, но это нельзя увязывать с тем, что публиковалось на TUT.by. Все материалы БелТА публиковались в соответствии с договоренностями — когда появлялись в открытом доступе, с гиперссылкой и ссылками на другие материалы БелТА», — отметила главред портала.

На вопрос гособвинителя, согласна ли она с тем, что несанкционированный доступ причинил ущерб материального или нематериального характера БелТА, Золотова ответила, что это «философский вопрос».

«Если говорить об ущербе для БелТА, то мне кажется, что большим ущербом для репутации БелТА является этот процесс. Здесь затрагивался вопрос информационной безопасности, о нем говорило, в том числе руководство БелТА. <...> Складывается ситуация, что о паролях к БелТА говорили в журналистской среде, об этом доступе знало руководство БелТА, но отвечать за это должна Золотова. Это удивительная ситуация», — подчеркнула главред TUT.by.

По ее словам, в случае с ущербом, причиненном несанкционированным доступом, непонятно, «почему он выставлялся физическим лицам — сотрудникам одного предприятия», которые «фактически по нескольку раз оплатили подписку БелТА за каждый месяц».

Золотовой также непонятен размер ущерба. «Мне непонятно, почему ущерб рассчитывается за период с начала 2017 года, а не с марта 2018-го, когда я узнала о проблеме, — сказала она. — Если же говорить об ущербе издательского дома «Беларусь сегодня», адвокат Шпилевский вчера заявил, что проблемы в «СБ» начались с марта 2018 года. Но доказательств того, что проблемы с доступом действительно были, ни в материалах дела, ни в показаниях свидетелей не прозвучало».

Золотова также не согласна с той частью обвинения, что ее бездействие привело к «утрате уникального значения информации БелТА», поскольку вся информация БелТА, которую публиковал TUT.by в исследуемый судом период, бралась из открытого доступа и выставлялась заметно позже — за исключением двух случаев.

Если говорить об ущербе для БелТА, то мне кажется, что большим ущербом для репутации БелТА является этот процесс.

На уточняющий вопрос гособвинителя, признает ли она сам факт причинения экономического ущерба, Золотова ответила: «Я могу допустить, что он был, но я не увидела никаких доказательств этого ущерба».

Отвечая на вопрос, почему она возместила ущерб, если не согласна с тем, как он рассчитывался, главред TUT.by пояснила: «Фигурантам этого дела и мне было бы спокойно, если бы это дело не дошло до суда. Мы и так много потратили времени, нервов, денег, поэтому мы возместили. Я дважды подавала ходатайство о прекращении уголовного преследования, одним из условий было погашение ущерба».

«Я не признаю, что в моих действиях есть состав преступления, — подчеркнула Золотова. — Я признаю, что не приняла более решительных мер, но я считаю, что это не состав преступления. Мне было достоверно известно, что доступ есть только у Калтыгиной. После 19 марта 2018 года я могла собрать людей и сказать, мол, ребята, больше никогда не пользуйтесь [чужим паролем от материалов БелТА]. Но нет гарантии, что они бы не пользовались».

«Если оперировать понятиями должностной инструкции, то обязанность запрещать использование чужих паролей у меня не указана. Контролировать, куда ходят сотрудники, пользуются ли они несанкционированным доступом, заходят на онлайн-казино или порносайты, — все это не входит в мои обязанности. Возможно, как человек я должна была сказать, мол, ребята, так нельзя, но как должностное лицо — не знаю. Согласно должностной инструкции — не должна была», — заявила обвиняемая.