«Дело БелТА»: власть села в лужу

Спецоперация против популярных онлайн-ресурсов закончилась пшиком во всех смыслах…

Суд над главредом TUT.by Мариной Золотовой закончился сегодня для нее штрафом в триста базовых. Если исходить из логики старого анекдота — «а мог бы и бритвой полоснуть» (уголовная статья предусматривала до пяти лет лишения свободы), то исход не самый трагичный.

Но по сути все печально. Моралите для независимой прессы (и не только для нее, а для всех, кто пробует в наших реалиях грести против течения) таково: найдя зацепку, на вас в любой момент могут обрушить всю мощь государственной машины. Чтобы «нормализовать», как выразился некогда самый главный белорусский начальник, критикуя TUT.by.

 

«Органам» больше нечем заняться?

Однако есть и другая сторона медали. Когда иные головы в шляпах и фуражках мыслят только в одном направлении — как бы прижать все, что тут еще шевелится, то это в итоге вредит и самому государству.

Как заметил в фейсбуке по горячим следам приговора писатель Виктор Мартинович, «все выглядит победой абсурда над самим собой».

Действительно, при всей чудовищности сумм (возмещение ущерба, штрафы), которые выкатили фигурантам (в общей сложности речь идет о десятках тысяч рублей), затраты казенных структур на «дело БелТА» — с прослушкой, обысками, ОМОНом, изъятием техники, иными масштабными следственными действиями — наверняка несоизмеримо больше.

Простой вопрос: у них что, нет задач поважнее, чем в худших традициях прессовать худеньких очкастых интеллигенток (которые, к слову, оказались крепкими орешками)?

В итоге же те, кто закручивал весь этот сюжет, остались у разбитого корыта. Власть, включая силовиков и госСМИ, только усугубила свой мрачноватый имидж внутри страны и в международном масштабе.

Заткнуть рот негосударственной прессе, которая давно в боевых шрамах, так и не удалось. А выжигать ее напалмом было бы чересчур даже для далеко не демократичного белорусского режима.

Вдобавок ко всему, относительно мягкий приговор при таком грозном изначальном замахе выглядит как отступление властей под нажимом международных структур и общественного мнения. Каким бы слабым в наших условиях оно ни казалось.

 

Над «госами» в суде хохотали, как в цирке

Еще один побочный эффект заключается в том, что «дело БелТА» углубило раскол между негосударственным и государственным журналистскими цехами.

Во-первых, сама каша заварилась (во всяком случае — формально) с подачи государственного агентства. Во-вторых, госСМИ по ходу этой истории не раз с наслаждением потоптались по коллегам, попавшим в молотилку. Кадры обысков, например, преподнесли широкой публике, наплевав на этические (а вероятно, и законодательные) нормы.

Комментаторы задают вопрос: почему в госСМИ не захотели разрешить ситуацию без уголовного преследования? Почему дыра в защите своих данных сразу становится поводом обратиться к силовикам? Или так посоветовали какие-то важные товарищи?

Суд же невольно показал отсталость — и техническую, и ментальную — государственных СМИ, их анахронизм. «Пароль по факсу» (так он передавался подписчикам) стал мемом. Над анекдотичными заявлениями иных «госов» в зале суда откровенно хохотали, это был цирк.

«Что касается вреда для репутации БелТА — на мой взгляд, куда больше подорвал авторитет сам этот процесс. Он показал, насколько небрежно само агентство относится к защите информации», — заметила Золотова в последнем слове.

Есть версия, что дело было затеяно не в последнюю очередь ради того, чтобы подорвать позиции популярных онлайн-ресурсов, выигрывающих конкуренцию у неповоротливых госСМИ. Этакая шахматная игра доской по голове: ошеломить, запугать.

Но и в этом плане больших достижений у сценаристов «дела БелТА» на сегодня нет. TUT.by и БелаПАН работают в прежнем ключе.

 

Система с повадками аллигатора

Не факт, что «дело БелТА» было инспирировано на верхнем этаже власти. У силовиков своя логика и свои корпоративные интересы.

Но когда шум вышел на международный уровень и за попавших под пресс журналистов стали вступаться влиятельные зарубежные акторы — сюжет, думаю, не мог не оказаться в поле зрения первого лица.

Однако специфика системы в том, что она — как аллигатор: сжимает челюсти быстро и страшно, а вот с разжиманием — большая проблема. У нас — мизерный процент оправдательных приговоров, господствует логика обвинительного уклона.

У здешней вертикали — специфическое понимание чести мундира и авторитета органов. Ну нельзя же признать, что все высосано из пальца, что почти год серьезные дяди и тети старательно надували мыльный пузырь.

Вместе с тем, чтобы не особо дразнить Запад, процесс решили спустить на тормозах. 14 фигурантов дела были освобождены от уголовной ответственности с привлечением к административной. С них содрали большие деньги (как «госы» считали ущерб — это отдельная песня). Но вот Золотову помучили-таки по полной программе — в назидание.

По сути, система продемонстрировала, что недалеко ушла от сталинских времен: был бы человек — а статья найдется. И журналистам, и всем белорусам напомнили, в какой стране они живут.

Понятно, что «дело БелТА» не перевернуло представление о Беларуси, специфике политического режима. Просто еще один штрих к картине маслом.

Это как в «Большом разговоре с президентом», когда главный спикер сначала уверяет, что для бизнеса у нас свободы аж через край, а потом невзначай сообщает, как нажимал на предпринимателей, чтобы раскошелились на стадион, и сколько колхозов поручил взять на буксир успешному бизнесмену.

На что будут ориентироваться инвесторы — на прогрессивные указы или на печальную практику — догадайтесь с трех раз.

 

Когда страшно развивать независимые СМИ

«Дело БелТА» также показало, что у властей — специфический взгляд на проблему информационной безопасности, о которой они так много сейчас талдычат.

По идее, в противовес пропаганде «русского мира» следовало бы развивать национальные СМИ. Но независимую прессу душат, потому что ее развитие рассматривается как угроза устоям.

Из «Большого разговора с президентом» можно сделать вывод, что Александр Лукашенко на переговорах в Сочи жаловался Владимиру Путину на те российские СМИ, которые покусывают белорусское руководство.

Вероятно, Кремль на время может приглушить такие рупоры. Но будьте уверены, если там решат снова мочить упрямого союзника, то за очередными «Крестными батьками» дело не станет.

Однако белорусское руководство делает ставку на договоренности с Москвой по понятиям, хитрое лавирование, а не на развитие национального самосознания, гражданского общества, негосударственных СМИ.

Последним придется и впредь выживать в агрессивной среде, под дамокловым мечом. Не только потому, что надвигается «политическая вакханалия», как назвал грядущие избирательные кампании Лукашенко. Для этой системы независимые медиа — враги по определению.

Так что эпиграфом к «делу БелТА» может быть фраза, приписываемая диктатору Франко: друзьям — всё, врагам — закон.