Белорусская власть наловчилась резать «пятую колонну» без ножа

«Дохлую», как выразился Лукашенко, оппозицию добивают рублем…

Завтра «Чернобыльского шляха» — по крайней мере как традиционного шествия — не будет. В каком-то смысле это конец эпохи. «Чернобыльский шлях» был фирменной акцией белорусской оппозиции с 1989 года и в лучшие для нее времена собирал десятки тысяч человек.

Например, в 1996-м собралось до 50 тысяч, самые горячие манифестанты городила проспект. Это была сила, которой наверху побаивались.

Но в последние годы масштаб акции не впечатлял. Нынче же фишка в том, что власти мероприятие разрешили, а отказались от него сами организаторы, возмущенные требованием оплатить, причем по зверскому тарифу (5737 рублей), услуги милиции.

 

Кошельки пусты, остались только принципы

Организаторы подчеркивают, что не хотят платить из принципа. В заявлении оргкомитета отмечается, что на эти услуги уже раскошелились налогоплательщики (действительно, разве не на их деньги содержится МВД?). Кроме того, это «традиционная траурная акция, дань памяти жертв; государство не должно продавать своим гражданам память об этой катастрофе».

Принципы принципами, но, положа руку на сердце, денег у оппозиции кот наплакал. Недавно, например, Партия БНФ была на грани выселения из офиса и объявляла краудфандинг, чтобы наскрести на оплату аренды и коммуналки.

Неважно с финансами и у других. В прошлом году в Объединенной гражданской партии случилось неслыханное: новоиспеченный председатель Василий Поляков отказался от поста на третьем месяце, признав, что не в силах решить финансовые проблемы организации.

Мифы, что оппозиция жирует, и раньше были далеки от реалий. А уж после того как Запад сделал ставку на прагматичное сотрудничество с режимом Александра Лукашенко, перестав называть его последним диктатором Европы, поддержку борцам против диктатуры и вовсе обрезали почти до нуля.

Внутренние же источники слабы. Партии немногочисленны, их члены совсем небогаты, так что на взносах не выедешь. Бизнес давно боится давать копейку на политику, президент лично не раз предупреждал, что будет секир-башка. Масса же обывателей аполитична и не верит в возможности противников Лукашенко что-то изменить. А раз так, то зачем на них тратиться?

В этом плане белорусская оппозиция оказалась в порочном кругу. Механизмы конкурентной политики заблокированы, выборов как таковых нет. Оппонентам режима не дают вырваться из маргинальной ниши. А в этой нише народ их не особо ценит и не готов сильно поддерживать.

К тому же белорусская пропаганда в предыдущие годы довольно успешно разыгрывала украинскую карту: кровавый Майдан и все такое — мол, неужели хотите, как в Украине?

Теперь, правда, украинская тема стала скользкой. Многих белорусов заворожили тамошние настоящие выборы, на которых как черт из табакерки выскочил Владимир Зеленский.

 

От тарифов — глаза на лоб

Украинцам, которые меняют надоевших президентов как перчатки, жаждущие перемен белорусы могут теперь только завидовать. В свое время белорусский обыватель без особых терзаний отдал демократию (Лукашенко, подчеркнем, победил в 94-м на честных выборах, и Верховный Совет тогда был силой) в обмен на социальный пакет от «батьки».

Теперь от пакета население не в восторге, но попробуй дернись. В 2017-м железной дланью были подавлены «дармоедские» протесты, сейчас в Бресте безбожно прессуют противников аккумуляторного завода, боящихся, что он отравит город.

«Чернобыльский шлях», если честно, и так выдыхался по ряду причин. У населения притупилось восприятие трагедии, порожденной взрывом на ЧАЭС в 1986-м, репрессии отбили охоту выходить на улицу, оппозиция не блистала креативом и растратила прежний авторитет.

Так что нынешний отказ от шествия в какой-то степени помогает оппозиционерам сохранить лицо. Вряд ли мероприятие получилось бы многолюдным и ярким. И пришлось бы глотать горькие пилюли критики. А так можно становиться в выгодную позу обиженных и привычно склонять власти.

Но при этом грабительские тарифы на уличные акции действительно не лезут ни в какие ворота. Причем эта проблема встала ребром перед «дохлой», как презрительно назвал ее на днях Лукашенко, оппозицией после январского постановления Совмина № 49.

Документ регламентировал оплату услуг по охране общественного порядка, расходов, связанных с медицинским обслуживанием, уборкой территории после уличных акций. Причем регламентировал не слабо.

Раньше местные власти фантазировали от фонаря. А теперь все расписано четко. И от сумм глаза на лоб лезут. Даже если на акции до десятка человек, то следует заплатить милиционерам три базовые величины — 76 с половиной рублей. Если участников за тысячу, то предстоит раскошелиться уже на 250 базовых — 6375 рублей. Организуешь мероприятие вне установленных властями мест (которые обычно у черта на рогах) — умножай ценник в полтора раза. Плюс отдельно нужно отстегивать медикам и коммунальщикам.

Эти тарифы добивают, без ножа режут и так обескровленную «пятую колонну» (тоже ярлык из президентского лексикона). У организаторов Дня Воли — сакрального для национально сознательных белорусов праздника — в этом году был большущий напряг с деньгами. Так что и этот праздник может увянуть в уличном формате во многом по финансовым причинам.

 

Идти против системы — себе дороже. В буквальном смысле

Лукашенко как популист козыряет, что не отдал Беларусь во власть грабительского рынка. Но вот оппонентов режима у нас окунули в этот грабительский рынок по самые уши. Обдираловка поставлена на конвейер.

В свое время в избирательное законодательство изящно, без шума и пыли, были внесены коррективы, которые переложили расходы на агитацию (ну, за исключением убогого минимума) на самих кандидатов. Раньше кандидат мог напечатать листовки и плакаты за казенный счет, теперь — крутись, как хочешь.

От оппозиции же в местные Советы, Палату представителей в последние годы часто баллотируются пенсионеры, безработные — те, кому нечего терять, кроме собственных цепей. Откуда у них деньги?

Да, кандидатам разрешили заводить личные избирательные фонды, но спонсоров — по уже названным здесь причинам — негусто. Кроме того, за каждую копейку просветит рентгеном налоговая.

Далее, если раньше суды часто сажали оппозиционеров под административный арест, то теперь акцент сместился с суток на штрафы.

Штрафуют журналистов, блогеров, защитников Куропат. Фрилансеры, сотрудничающие с телеканалом «Белсат», пополнили казну штрафами уже на 82 тысячи долларов с хвостиком. Десятки тысяч рублей содрали в общей сложности с фигурантов позорного, высосанного из пальца «дела БелТА».

Недавно вот присудили рекордный штраф и компенсацию морального вреда милиционерам — всего 16 680 рублей — брестскому блогеру Сергею Петрухину, одному из воюющих против того самого аккумуляторного завода.

И вот смотрите, в чем подлость ситуации. Штраф — это не так брутально с точки зрения европейцев, люди ведь не попадают за решетку. Так что у прогрессивного Запада вроде нет повода сильно возмущаться, грозить Минску пальчиком (тем более что не особо и хочется). А вот для здешнего активиста, бросающего перчатку системе, удар по карману часто оказывается действеннее, чем отсидка на сутках.

Короче, властная пирамида научилась действовать без лишней грубости, шокировавшей нежных европейцев. Никаких помятых дубинками ребер, никакого волочения мордой по асфальту.

«Пятую колонну» теперь режут без ножа, выкатывая неподъемный ценник. И тем самым убеждают, что возбухать против властей в нашем хрустальном сосуде — себе дороже в буквальном смысле.