Кто платит за утиль? Почему подорожала бытовая техника и электроника

Утилизационный сбор за последние семь лет вырос в десять раз.

В апреле утилизационный сбор, взимаемый при импорте смартфонов, телевизоров, бытовой техники, вырос в три раза. Соответственно, импортеры уже стали закладывать повышенный сбор в стоимость электроники. Кстати, за последние семь лет этот сбор уже вырос в десять раз, и, возможно, это не предел.

 

За все платит потребитель

Любые платежи, которые уплачивают производители и импортеры, чтобы поставить товар на полку, в конечном счете сказываются на стоимости продукции. С электроникой — аналогичная история.

С апреля в три раза увеличен утилизационный сбор — с 1% до 3% от контрактной стоимости товара. Этот рост коснулся многочисленных товаров, ввозимых в страну, в том числе бытовой техники, телевизоров, смартфонов и прочей электроники.

По данным Ассоциации компаний информационных технологий (АКИТ), легальные импортеры электроники уже уплатили утилизационный сбор и заложили его в стоимость. Соответственно, товары из новых партий будут идти по новой, более высокой цене.

«С нашей точки зрения, трехкратное увеличение утилизационного сбора приведет к заметному росту цен на легальные технически сложные товары — в частности, на смартфоны, ноутбуки, сервера, телевизоры», — отметил в беседе с корреспондентом БелаПАН генеральный директор АКИТ Дмитрий Ананьев.

По его мнению, принятое решение о трехкратном увеличении утилизационного сбора будет стимулировать рост серого импорта смартфонов.

«Учитывая, что они относятся к малогабаритным товарам, их гораздо проще ввезти на территорию страны нелегально по сравнению с физически крупными товарами. Учитывая потенциальный рост серого импорта, можно предположить, что налоговые поступления в бюджет от легальных импортеров будут сокращаться», — предполагает Дмитрий Ананьев.

 

Чем меньше товар, тем выше утильсбор

У делового сообщества много вопросов возникает не только в связи с резким увеличением утилизационного сбора. Участникам рынка также непонятно, как он определяется.

Сейчас утилизационный сбор привязан к стоимости товара и уплачивается без учета его габаритов и (или) веса, категории товаров. Как следствие, размер платы за организацию сбора, обезвреживания и использования отходов дорогих малогабаритных товаров в ряде случаев существенно превышает размер такой платы по дешевым, но более крупным физически товарам.

На минувшей неделе, 23 апреля, эта тема обсуждалась на рабочем совещании в Министерстве жилищно-коммунального хозяйства. Там же присутствовали представители госучреждения «Оператор вторичных материальных ресурсов».

К слову, оператор создан в 2012 году для координации деятельности в сфере обращения со вторичными материальными ресурсами и распределяет финансирование для решения соответствующих задач. На расчетный счет оператора поступают средства от уплаты утилизационного сбора, то есть плата импортеров и производителей за организацию сбора и обезвреживание отходов потребления.

Во время упомянутого совещания поднимался вопрос, почему утилизационный сбор с небольших товаров намного выше, чем аналогичный сбор с габаритных товаров.

Представители жилкоммунхоза ссылались на то, что смартфоны, несмотря на их низкий вес, требуют больше затрат на утилизацию и переработку, чем, например, холодильники. Холодильники, мол, содержат в своем составе больше металлов (будут использованы вторично после переработки) и требуют меньше затрат на разборку.

Вместе с тем, представители бизнеса собрали данные, которые указывают, что утилизация крупногабаритных товаров намного дороже, чем смартфонов.

В качестве примера Ассоциация компаний информационных технологий приводит пример, что утилизационный сбор с дорогого смартфона (контрактная стоимость составляет 1656 рублей) сейчас равен 50 рублям, хотя масса самого смартфона составляет всего 177 грамм, а масса упаковки — 231 грамм.

В то же время масса стиральной машины — 59 кг, в том числе масса противовесов из бетона составляет 40 кг (не подлежит вторичной переработке). Еще 3 кг — масса картонной упаковки. А стоимость утилизационного сбора со стиральной машины составляет 36 рублей, то есть почти на 30% меньше, чем с дорого смартфона.

Согласитесь, возникает вопрос, почему затраты на утилизацию стиральной машины будут меньше, чем на смартфон.

«Очевидно, утилизация стиральной машины или холодильника гораздо более дорогостоящая, чем смартфона. А сегодня утилизационный сбор уплачивается от стоимости товара без учета его других характеристик. Это свидетельствует, об огульном подходе при установлении утилизационного сбора без учета категории, массы товара, характера и массы упаковки», — подчеркивает Дмитрий Ананьев.

 

Утильсбор вырос в десять раз: продолжение следует?

Еще в 2012 году утилизационный сбор в отношении электроники составлял 0,3%, с 1 апреля 2019 года — 3%. Таким образом, за семь лет величина сбора выросла в десять раз.

Между тем, несмотря на постоянный рост утилизационного сбора, нынешняя система сбора отходов потребления вызывает постоянную критику, в том числе на высшем государственном уровне.

В марте этого года, во время поездки в Брестскую область, глава государства указал на явные проблемы в этом направлении и отметил, что нынешняя система не позволяет перерабатывать отходы потребления полностью.

«Я сам когда-то, обдумывая этот вопрос, пришел к однозначному выводу: если бы мы рачительнее подходили к этим ресурсам, мы бы на 50% были бы богаче. То есть мы себя обедняем наполовину. Овчинка стоит выделки, и этим надо заниматься. За мусоропереработку во всех странах борются, потому что эта сортировка — рентабельное производство», — подчеркнул Александр Лукашенко.

Представители делового сообщества рассказали БелаПАН, что частный бизнес давно выражал готовность участвовать в создании системы сортировки и переработки отходов, и даже соответствующие документы были подготовлены. Но в результате вместо разных частных операторов был создан один государственный, который и аккумулирует все финансовые ресурсы, взимаемые с плательщиков утилизационного сбора.

«Утилизационный сбор можно сделать ниже, но для этого нужно, чтобы плательщики этого сбора могли реально участвовать в построении системы сбора и переработки отходов. В этом случае плательщики утилизационного сбора будут заинтересованы сделать эту систему дешевле», — полагает член координационного совета Республиканской конфедерации предпринимательства Виктор Маргелов.

Аналогичного мнения придерживается Михаил Счастный, эксперт по вопросам обращения с отходами.

«Необходимо, чтобы в стране были разные операторы: одни занимались бы сбором бывшей в употреблении электроники, другие — стеклотарой, третьи — упаковкой», — говорит Михаил Счастный.

При этом он считает, что деятельность таких операторов должна выстраиваться с учетом предложений производителей и импортеров.

«Ведь есть товары легко перерабатываемы и легко собираемые, но встречается и противоположная ситуация. Поэтому нужно совместно с участниками рынка вырабатывать принципы сбора и переработки отходов, бывшей в употреблении техники», — полагает Михаил Счастный.

Если эффективную систему переработки отходов потребления не выстроить, утилизационный сбор, который влияет на цены, может и дальше расти, считают эксперты.

«По нашему мнению, вопросы обращения, утилизации и повторного использования отходов товаров необходимо решать. Все мы видим, что кругом полно мусора, и видим, что раздельный его сбор в стране не налажен должным образом», — говорит Дмитрий Ананьев.

По его мнению, чтобы эту проблему решать, должны быть не жесткие административные меры, а шаги стимулирующего характера.

«Очевидная мера — предоставление стимулирующих льгот (в том числе в части уплаты утилизационного сбора) тем субъектам хозяйствования, которые выполняют определенные показатели по самостоятельному сбору вторичных отходов», — считает генеральный директор АКИТ.