Евгений Балинский. ТОЧКА ЗРЕНИЯ. Диктатура ЛГБТ и свобода слова

Евгений БАЛИНСКИЙ

Евгений БАЛИНСКИЙ

Журналист-фрилансер.

Сегодня мир существует в условиях индивидуалистского поворота к оправданию любых помешательств, когда личный суперкомфорт ставится впереди общественного интереса. Прелестное стремление преодолеть «тюремную ошибку идентичности» породило чудовище политкорректности. В Беларуси при этом симптоматика эпохи не так ярка, однако постараемся разобраться в сути времени на белорусском примере.

 

Что произошло?

На прошлой неделе в Тель-Авиве прошли запевы песенного конкурса «Евровидение-2019». ЛГБТ-настроения овевали происходящее в концертном зале. Израильский ведущий «Евровидения», гей по убеждениям, не обошел стороной собственную ориентацию, а затем упомянул и о своем испанском супруге. В зале всюду были тематические флаги, а хорошим тоном считалось выставление к участию нетрадиционно ориентированного исполнителя. Внеконкурсные спецгости — гей-икона Мадонна и транссексуалка Dana International.

После того, как во вторник, 14 мая, выступили все участники первого полуфинала, организаторы предложили зрителям в зале популярное развлечение kiss-cam — «камеру поцелуев»: операторы выхватывали в эфир зрителей в зале, выводили их на экран в рамку в форме сердца, что означало — необходимо поцеловаться.

Когда в подобной рамке оказывались целующиеся мужчины-геи, комментатор телеканала «Беларусь 1» Евгений Перлин, озаботившись нравственностью, оценил происходящее несколько скептически.

Как следствие, всполошилась белорусская гей-пресса, пользователи «Фейсбука», называющие себя либеральными, обрушились на ведущего Перлина с комментариями a la «колхозник!», «позорник!», «стыдобище!». Условившись же вместе с теми геями и пропагандистами, которые умеют слышать, постараемся подумать.

 

Как установилась эпоха помешательств и в чем суть конфликта

Ад политкорректности наступит немного позднее, однако замышлялось всё иначе. Вообразите, ранний модерн начала ХХ века — корни индивидуализации уходят туда. Тогда происходят процессы самоосознания человека как автономной индивидуальности, философ Хайдеггер провозглашает субъективизацию, то есть, обособление, атомизацию homo. Важнейшим становится суперкомфорт личности.

Далее, с переселением разума «гомо» в компьютер и интернет, индивидуализация усугубляется. Киберпространство создает виртуальные «я», размывается граница между реальным и нереальным, воображаемым, теряются ясные представления о границе возможного и невозможного и — voilà происходит формирование вымышленных идентичностей.

Как результат, сегодня понятие «человек» включает бесконечное количество означаемых — идентичностей: всякое помешательство теперь имеет право на жизнь.

И здесь возникает конфликт. Имеется две составляющие проблемы. Согласно социологу Бауману, индивидуализация есть освобождение человека от предписанной, врожденной предопределенности его социальной роли. Но формируя собственные экзотичные и патологичные идентичности, психически подвижные люди вовлекают в коммуникацию и остальных, что естественно: никакая идентичность не существует без подтверждения со стороны.

Как следствие, эпоха, предполагающая восстание слабых, униженных и оскорбленных, создает также и естественный конфликт с инакомыслящими внутри общества. Таким образом, воспаляется важная черта эпохи — политкорректность, то есть, создание специфических чувств собственного достоинства геев и формирование карательных механизмов по их защите.

 

Но Беларуси не нужна политкорректность

Дело даже не в том, считаем мы гомосексуализм поломкой или нет (в конце концов, у каждого из нас в глазу тоже есть радужка), но запрет на неприятие калейдоскопа новоявленных идентичностей есть форма диктатуры. И главная проблема описанного «радужного поворота» в том, что ЛГБТ-сообщество исключает право других на свободу слова. Логическая аксиома, что гомосексуализм есть античеловеческая ориентация, отныне запрещена.

Здесь нужно различать политкорректность и толерантность. Важно быть толерантным, к примеру, потому, что, по крайней мере, по утверждениям либералов, именно всевозможные противоестественные и антиприродные ассоциалы являются рудокопами и кузнецами нововременной креативной экономики. Во всяком случае, статистика говорит так: прогресс ваяется там, где выше индекс терпимости. Ведь толерантность предполагает допустимый вариант реагирования на различия, готовность принятия нового, устойчивость к конфликту, социальным и психологическим отклонениям, и важно это понимать, но ЛГБТ-сторонники в этом смысле нетолерантны.

Политкорректность есть запрет на вербализацию неизменно присутствующего конфликта — и политкорректность необходимо отвергать.

Социолог Бауман отмечает центральную характеристику индивидуализированных обществ, отличающую их от других типов общества. «Если идеалом эпохи Просвещения были достижение порядка и подчинение всех сфер жизни общества законам рациональности и системности, то современное общество предполагает хаос, неопределенность и биопсихосоциальную дезориентацию».

В этой ситуации разрушаются все нормативные порядки — неясно, каким нормам следовать и как это делать. Ровно так и вытекает, что радикальное изменение сексуальных практик, практик создания семьи, стирание двойного стандарта половой морали, отделение сексуальности от функции воспроизводства и etc. рождают конфликт.

Неосторожный Перлин обнажил значительный дефект мышления оппонентов. Прежде всех дискуссий необходимо условиться о неприкосновенном — о праве собеседника на высказывание и оставить для себя возможность отказываться от позиций, поскольку именно в этом есть суть всякого диалога.

Сообщество ЛГБТ отрицает оба этих правила. Люди, объявляющие о своей приверженности демократии, одновременно с этим не верят в народ. Перлин сегодня оказался выразителем мнения большинства, однако скепсис относительно гей-пропаганды воспринимается болезненно.

Тоталитарная ЛГБТ-пропаганда, конструируя конфликт, отрицает наличие разных анклавов социума. Они могут иметь разную природу: традиционалистскую, индустриальную, рефлексивно-модернистскую, постмодернистскую, содержать разные социокультурные конфигурации и существовать в различном темпе. Моноэтическое государство невозможно, а стремление к этому едва ли способствует оздоровлению общественной коммуникации.

Отсутствие политкорректности как запрета на скептическое и сатирическое слово есть то единственное, что в лучшую сторону отличает Беларусь от Европы. 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».