Евразийский союз трещит по швам от противоречий между Минском и Москвой

Перспективы ЕАЭС выглядят все более туманными.

29 мая в Нур-Султане состоится встреча глав государств Евразийского экономического союза. Саммит приурочен к пятилетию ЕАЭС. Но не у всех участников встречи будет сугубо праздничное настроение.

На фоне очередного обострения белорусско-российских отношений перспективы ЕАЭС выглядят все более туманными. Москва предостерегает от саботажа решений в его рамках, Минск выдвигает встречные претензии.

Фото president.kg

 

Обмен претензиями

Еще 19 марта в государственной газете «Звязда» было опубликовано большое интервью вице-премьера Игоря Петришенко с подробным изложением белорусской позиции насчет состояния дел в ЕАЭС.

В публикации перечислены основные, с точки зрения официального Минска, препятствия на пути к созданию полноценного экономического союза. Среди них — применение государствами-членами друг против друга на внутренних товарных рынках нетарифных ограничений, замаскированных под различные санитарные меры; системные и постоянные изъятия из национального режима в сфере госзакупок; несправедливость распределения ввозных таможенных пошлин и т.п.

Главным же пунктом разногласий остается отсутствие динамики на пути создания общего рынка энергоресурсов.

Напомним, согласно договоренностям, его планируется создать к 2025 году, однако у белорусской стороны есть серьезные сомнения относительно не только сроков, но и вообще достижения цели.

В итоге, по словам Петришенко, «называть экономическим союзом наше интеграционное объединение можно только авансом».

Александр Лукашенко во время так называемого «Большого разговора» 1 марта тоже сообщил, что не возлагает на ЕАЭС больших надежд, поскольку там, дескать, «слишком много настороженностей, разногласий, и, что совсем неприемлемо, экономический союз начинает все больше политизироваться».

Вскоре после этого тогдашний посол России Михаил Бабич в скандальном интервью РИА «Новости», комментируя критику в адрес ЕАЭС с белорусской стороны, предупредил Минск, что «не стоит пытаться решить вопросы Союзного государства за счет наших евразийских отношений».

 

Другие партнеры Москвы тоже недовольны, но единства между ними нет

Белорусское руководство в своем недовольстве складывающимся в ЕАЭС положением дел не одиноко: премьер-министр Армении Никол Пашинян назвал присоединение страны к ЕАЭС ошибкой и насчитал шесть десятков барьеров, препятствующих интеграции.

Конечно, вследствие имеющихся между Минском и Ереваном разногласий по вопросу назначения генерального секретаря ОДКБ трудно ожидать продуманной координации действий двух «бунтовщиков». Но даже просто наличие единомышленника способно помочь Минску в сдерживании давления Москвы.

Достаточно серьезные противоречия существуют у Москвы и с Астаной. Причем в условиях происходящих в Казахстане внутриполитических перемен разрешать эти проблемы, не исключено, станет еще сложнее.

К тому же сам белорусский лидер отмечал, что «ряд государств из ЕАЭС слишком привязан к другим центрам силы, ориентирован на другие государства и союзы».

 

Если не договорятся в «двойке», то не будет толку и в «пятерке»

Несмотря на все больший скептицизм по поводу перспектив ЕАЭС, белорусские власти не оставляют попыток как-то изменить ситуацию.

На следующий день после интервью Петришенко агентство «Интерфакс-Запад» сообщило, что Беларусь сформулировала ряд предложений по дальнейшей интеграции в рамках ЕАЭС.

Среди прочего речь идет о создании целого ряда новых органов — региональной организации по стандартизации, Евразийского центра цифровой трансформации, единого информационного центра, а также об открытии представительства Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) в государствах ЕАЭС, третьих странах и при международных организациях.

Также предложено сформировать арбитражный орган для решения конфликтов между государствами и наделить ЕЭК полномочиями по проведению совместных проверок в области применения ветеринарно-санитарных мер.

Пока трудно оценить эффективность всех этих инициатив. Но уже очевидно, что последние пункты явно направлены против России, нацелены на то, чтобы нейтрализовать бесконечные претензии Россельхознадзора к белорусскому продовольствию. А потому ожидать согласия на это Москвы не стоит.

Тем более что российское руководство и так не очень, мягко говоря, довольно поведением своего «главного союзника».

После прошедшего в начале февраля заседания Межправительственного совета ЕАЭС глава Минэкономразвития России Максим Орешкин заявил, откровенно имея в виду Беларусь, что повестка союза не продвигается из-за позиции одного государства, блокирующего решения по целому ряду вопросов. Кроме того, он фактически обвинил Минск в поставках санкционных товаров на российский рынок по серым каналам.

Соответственно, весьма вероятно усиление российского нажима и по этой линии. А в силу того, что белорусско-российские экономические противоречия в ЕАЭС и Союзном государстве являются по сути одними и теми же, результаты конфронтации тоже окажутся идентичными.

Так что если Минску и Москве не удастся прийти к согласию в рамках «двойки», они не смогут развивать полномасштабное сотрудничество и в евразийском формате. Что, в свою очередь, может стать причиной начала конца ЕАЭС.