В указ о лжепредпринимателях вдохнули новую жизнь

Печально известный указ № 488 хотя и был отменен, но его положения продолжают действовать, перекочевав в другие нормативные акты.

Специально для Naviny.by ситуацию анализирует юрист компании Verdict Анна Рубинштейн.

Иллюстрация pixabay.com

 

Как в кошмарном сне

Одной из самых больших неприятностей для нашего бизнесмена было попасть под действие указа № 488 «О некоторых мерах по предупреждению незаконной минимизации сумм налоговых обязательств».

Если контрагента включали в Реестр коммерческих организаций и индивидуальных предпринимателей с повышенным риском совершения нарушений в экономической сфере, то бизнесмен понимал, что в скором времени его посетят контролеры.

А дальше все шло по накатанной схеме. Сначала с фирмы довзыскивали налоги, причем делали это контролеры с полной стоимости хозяйственной операции, хотя налоги с нее уже были уплачены в бюджет. Потом, если начисленная сумма налогов подпадала под определение «крупный размер», бизнесмен попадал под уголовную статью со всеми вытекающими последствиями.

Когда на волне либерализации бизнеса, о которой заявили власти, появилась информация о возможной отмене указа № 488, предприниматели вздохнули с облегчением. Но хотя весной этого года документ действительно утратил силу, новая реальность не оправдала ожиданий.

 

Три памятные даты

Вспомним, как развивалась эта история.

1 января 2019 года вступила в силу новая редакция Налогового кодекса (НК). В ней появилась весьма примечательная статья 33, которая очень напоминала положения указа № 488. К слову, на тот момент он продолжал действовать, хотя сам реестр перестал обновляться.

Статья 33 Налогового кодекса включает перечень условий, при наличии которых контролеры могут корректировать налоговую базу по результатам проверки. Сюда было добавлено принципиально новое для Беларуси основание для корректировки: отсутствие у сделки экономической цели.

То есть контролеры могут заявить бизнесмену: единственная цель вашей сделки — избежать уплаты налогов, так что будьте добры доплатить налоги в бюджет на сумму разницы.

Другие же основания для корректировки налоговой базы, перечисленные в статье 33 — это фактически дублирование норм указа № 488. Контролер говорит, что хозяйственной операции либо не было вовсе, либо сведения о ней искажены, и потому надо корректировать эту самую базу.

Самым страшным для бизнеса стало то, что Налоговый кодекс установил новые нормы, хотя практика еще не успела сложиться, а правила игры законодатель так и не назвал.

Весной 2019 года указ был № 488 отменен — это произошло 18 апреля. Параллельно с этим были изменены положение о Департаменте финансовых расследований КГК и указ № 510 «О совершенствовании контрольной (надзорной) деятельности в Республике Беларусь».

ДФР КГК получил право составлять заключение о наличии оснований для корректировки налоговой базы. Было установлено, что контрагенты компаний будут получать от ДФР КГК предложение добровольно и самостоятельно скорректировать налоговую базу.

9 июля КГК принял Инструкцию о порядке составления и направления заключений об установлении оснований, влекущих корректировку налоговой̆ базы и (или) суммы налога (сбора), а также оформления и направления информации.

Именно этот документ, вместе со статьей 33 Налогового кодекса и некоторыми другими актами фактически сменил указ о лжепредпринимательстве.

Все произошло так, как мы и прогнозировали.

 

Работа контролеров — в прежнем режиме

Согласно Инструкции, ДФР КГК по результатам проверки или в ходе расследования уголовного дела, во-первых, называет основания для корректировки налоговой базы по статье 33 НК, о чем мы говорили выше.

Во-вторых, контролеры устанавливают факт совершения бизнесменом экономического правонарушения (преступления) по следующим трем основаниям:

- от имени организации действовало неуполномоченное лицо;

- на счета фирмы зачислена денежная сумма более 5000 базовых величин (127 500 рублей), но руководитель организации не может ничем подтвердить проведение хозяйственной операции, по результатам которой перечислены эти деньги;

- на счета фирмы поступила выручка, в отношении которой два и более отчетных периода не подавали налоговую отчетность (декларацию) или подавали, но в ней не было сведений об этой выручке.

Важный момент: все эти факты, основания и обстоятельства контролеры должны констатировать либо по результатам проверки, либо в ходе предварительного расследования по уголовному делу. В рамках других мероприятий, например, во время мониторинга, ДФР КГК составлять заключения не может.

Причем обстоятельства, которые контролеры обязаны установить, чтобы составить заключение о корректировке налоговой базы, в Инструкции полностью продублированы из указа № 488.

Таким образом, ДФР КГК будет и дальше работать в тех же рамках, как и во времена действия указа № 488.

 

Права без порядка

Инструкция, таким образом, исключила вопросы корректировки налоговой базы в связи с отсутствием экономической цели сделки из сферы компетенции ДФР КГК. Заниматься этим вопросом будет МНС.

Для этого налоговикам нужно проверить работу бизнесмена в порядке, предусмотренном указом № 510.

Инструкция фактически исключила право МНС назначать внеплановую проверку в течение двух лет после регистрации субъекта хозяйствования, так как это возможно только на основании заключения ДФР КГК, которое составляться в таких ситуациях не будет. Однако для корректировки налоговой базы по статье 33 НК налоговики могут назначить проверку и скорректировать налоговую базу по общим основаниям, установленным законодательством.

Между тем порядок действий МНС при применении статьи 33 НК до сих пор не определен. Также не закреплены критерии, по которым будет устанавливаться наличие (отсутствие) экономической цели сделки.

Единственный документ, который сейчас хоть как-то проясняет этот вопрос, —разъяснение Верховного суда «Об отдельных вопросах применения пункта 4 статьи 33 Налогового кодекса Республики Беларусь». Но снова загвоздка: это разъяснение не имеет обязательной юридической силы.

 

Реестр не закрыт, а переехал

По Инструкции ДФР КГК должен публиковать свои заключения на сайте Комитета госконтроля. Фактически наши бизнесмены получили аналог Реестра с присущими ему недостатками.

Казалось бы, вот она — важная информация о нежелательных контрагентах в открытом доступе! Но эти сведения появляются слишком поздно, и предпринимателю нет смысла совершать какие-либо действия постфактум, ведь он либо уже работал с этим контрагентом (и попал в зону риска), либо не работал.

Кроме того, Инструкцией оговорено, что документ ДФР КГК должен содержать информацию о периоде, в течение которого установленное заключением основание влечет корректировку налоговой базы — эта формулировка до боли напоминает положения указа № 488.

На основании заключения ДФР КГК направляет контрагентам субъекта, в отношении которого оно вынесено, предложение самостоятельно скорректировать налоговую базу за указанный период.

 

Документы новые, проблемы — старые

Итак, дело указа № 488 живет: контролеры не анализируют хозяйственные операции по отдельности, а устанавливают некий период, за который нужно скорректировать налоговую базу, причем делать это бизнесменам надо в добровольно-принудительном порядке.

А ведь власти заверяли, что порочная практика указа № 488 не повторится, и контролер будет пристально изучать каждую сделку проверяемой фирмы.

Как и раньше, контролирующий орган будет сначала устанавливать «лжепредпринимателей», а потом «просить» контрагентов скорректировать налоговую базу за определенный период работы с ними. При этом никакой реальной возможности защитить свои интересы у них не будет, кроме как в последствии обжаловать действия контролеров в суде.

При этом адекватного правового регулирования вопроса о корректировке налоговой базы в связи с отсутствием у сделки экономической цели до сих пор нет. Это может плохо повлиять на правоприменительную практику в частности и на развитие бизнеса в нашей стране в целом.

Ну и самое главное, проблема с лжепредпринимателями никуда не исчезла.