Классовая солидарность. Почему Лукашенко вписался за Бакиева

Недавно белорусского дипломата вызывали в МИД Кыргызстана, чтобы вручить ноту: в Бишкеке недовольны, что Александр Лукашенко принял у себя во Дворце Независимости беглого президента Курманбека Бакиева, используя официальную кыргызскую символику.

Такое недовольство звучит из Бишкека уже не в первый раз: например, недавно спикер кыргызского парламента заявлял, что нахождение в Беларуси Бакиева мешает двусторонним отношениям. Хотя фактически все не так уж плохо: несмотря на фактор Бакиева, Минск и Бишкек — союзники по международным организациям (ЕАЭС, ОДКБ и ШОС). Товарооборот тоже вполне неплохой для Беларуси в том регионе — 131,1 млн долларов за 2018 год.

 

Токсичный гость

Как поясняют в Кыргызстане, на поведении Бишкека в «вопросе Бакиева» сказываются внутренние противоречия по отношению к этой фигуре.

«Нынешнюю власть и Бакиева объединяет ненависть к (президенту Кыргызстана в 2011–2017 годах) Атамбаеву, а также то, что нынешний клан и клан Бакиева — с юга страны, — отметила в комментарии для БелаПАН Гульнура Торалиева, медиаэксперт, советник премьер-министра Кыргызстана в 2017–2018 годах. — При Атамбаеве Бакиевы не могли здесь активно продвигать свои дела, а сейчас они стали активны в информационном пространстве».

Торалиева приводит такой пример: к недавнему юбилею Бакиева один из кыргызских телеканалов, возглавляемый бывшим пресс-секретарем Бакиева, показал хвалебный биографический фильм о беглом президенте, умалчивающий о проблемах его правления и о последовавшей за этим революции. Но из-за народного возмущения Государственный комитет национальной безопасности (спецслужба Кыргызстана) был вынужден вынести телеканалу предупреждение.

Конечно, Бишкеку далеко до устойчивой демократии, но власти там приходится считаться с мнением народа, в том числе памятуя про революции 2005 и 2010 годов. Согласно рейтингу The Economist Intelligence Index, по уровню демократии Кыргызстан находится на 98-м месте — ближе к Украине (84-е), чем к Беларуси (137-е) или России (144-е).

Торалиева недовольна действиями официального Бишкека по отношению к Бакиеву, в том числе в недавнем эпизоде с Лукашенко — «отреагировали вяло, отделались нотой».

Впрочем, Бакиев и дальше будет оставаться для Беларуси токсичным гостем, за публичные контакты с которым Минск будет подвергаться критике.

 

Добиться экстрадиции практически невозможно

Как вообще так получилось, что беглый кыргызский президент оказался в Минске?

Лукашенко рассказывал благородную версию: «Он звонит, плачет: забери детей. Я говорю: приезжай вместе с детьми». А вот Роза Отунбаева, которая была президентом Кыргызстана переходного периода в 2010–2011 годах, объясняет произошедшее в духе realpolitik: из-за угрозы гражданской войны и по просьбе президентов Казахстана, России и США она приняла решение отпустить Бакиева из страны.

Бакиев — единственный беглый президент, который нашел убежище в Беларуси, но могли быть и другие: от Саддама Хусейна до Виктора Януковича.

Правда, телефонный разговор «сына Януковича» с человеком, голос которого похож на голос Лукашенко, оказался пранком, так что свергнутый украинский лидер в Беларусь ехать и не собирался. Хотя в том разговоре голос, похожий на голос белорусского руководителя, сказал: «Если он [Янукович] решит вернуться в свою [родную белорусскую] деревню или навсегда, что маловероятно, я не посмею противоречить».

Опровергались и слухи про Хусейна, хотя тогда белорусский МИД использовал гибкую формулировку: «Этот вопрос не рассматривается (…) прежде всего не потому, что мы боимся высказать свое мнение, просто такого запроса не поступало».

В общем, и в том, и в другом случае не прозвучало твердого «нет».

Минск неоднократно отказывал Бишкеку в экстрадиции Бакиева, и в этой ситуации добиться чего-то методами международного права практически нереально, полагают эксперты.

«Получение статуса беженца дает гарантию невыдачи из страны, предоставившей статус, и очень серьезно повышает вероятность невыдачи из других стран, а также шансы исключения из базы Интерпола, — отметил в комментарии для БелаПАН Алесь Михалевич, адвокат Международной коллегии юристов (Вильнюс), специализирующийся на таких вопросах. — Механизма воздействия на страну через Интерпол, за исключением имиджевого, не существует».

Так что Бакиев в Беларуси — это надолго, если не навсегда.

 

Авторитарный интернационал действует?

Почему вообще белорусская власть вписалась во всю эту историю и приняла Бакиева?

Из официальных репортажей видно, как Лукашенко тепло общается с Бакиевым, дарит ему подарки и договаривается вместе выпить вина и поесть плова. Все это вписывается в концепцию авторитарного интернационала, которую разработал белорусский политолог Виталий Силицкий, первый директор Белорусского института стратегических исследований (BISS).

Ее суть в том, что лидеры недемократических режимов склонны дружить и защищать общие интересы, в первую очередь заключающиеся в нерушимости их положения, невзирая на экономические интересы или исторические предпосылки.

Так что в дружбе Лукашенко с Бакиевым и в том, как его любезно принимают власти Беларуси, может быть куда больше классовой солидарности авторитариев, нежели сухого рационального расчета.

Вот только никакой пользы для Беларуси от такой политики решительно не просматривается.


Вадим Можейко,

аналитик Белорусского института стратегических исследований (BISS)