На могилу деда за медалями. Как наказывают вандалов в Беларуси

С пугающей регулярностью в Беларуси фиксируются факты вандализма, среди задержанных есть дети и подростки. Naviny.by вспоминают громкие истории и напоминают о мерах ответственности за такие преступления.

Восточное кладбище Минска. Здесь тоже фиксировались случаи вандализма и краж с могил.

Мертвым нет покоя

По данным национального социологического опроса взрослого населения Беларуси, проведенного информационно-аналитическим центром ИПМ в 2015 году, верующими себя считают 63,5% соотечественников. Несмотря на эту внушительную цифру, злоумышленники в нашей стране постоянно оскверняют могилы.

В 2016 году двое неработающих пинчан разграбили 23 могилы на четырех кладбищах в Пинском районе. Воровали надгробные плиты, декоративные каменные плиты и даже бордюрные камни. Одному было 28 лет, второму — 34 года.

Похожая история произошла в 2017 году в Гродненской области. На территории нескольких кладбищ вдоль трассы М6 Лида — Ивье двое мужчин сорвали и сдали на металлолом кресты со 150 могил.

Точно также в трезвом состоянии орудовал и другой вандал, который наведался в 2013 году на кладбище в поселок Камаи Поставского района. Правда, действовал не ради наживы, а просто громил все вокруг. Деревянные кресты ломал, железные — гнул. Всего осквернил 60 надгробий и каплицу. Когда 34-летнего мужчину задержали, то сразу отправили на обследование к психиатру.

Нередко подобные преступления совершаются белорусами в пьяном виде.

Так, в 2009 году пьяный правнук с двумя друзьями разрыл могилу своего дедушки на кладбище в Клецке в поисках военных наград.

В июле 2017 года двое ранее не судимых юношей из Минска приехали к своим бабушкам в агрогородок Староселье (Крупский район Минской области).

Вечером приятели пили, а когда все выпили, то отправились на местное кладбище в надежде, что выпивка найдется там. Закончилось дело осквернением памятников.

 

Скоро кровь?

Вандалы отказываются уважать религиозные традиции своей страны, помнить, что помимо христиан в Беларуси издревле живут представители других верований.

В этом плане показательна история мусульманской общины в Слониме (Гродненская область).

В 1996 году вандалы раскопали шесть захоронений на мусульманском кладбище в пяти километрах от города. В 2002 году — оставили на стенах местной мечети изображения свастики и призыв «Время убивать!». В 2007 году — осквернили шесть могил воинов-мусульман армии Российской империи, которые погибли в 1915 году во время Первой мировой войны.

А в 2014 году неизвестные осквернили здание гомельской областной еврейской общины «Ахдут». На фасаде и калитке они нарисовали свастику и написали «Холокост», а на заборе — «Смерть евреям».

В марте 2015 года в общественных местах Светлогорска появились черные надписи «Скоро пасха, скоро кровь!» и шестиконечные звезды.

В том же месяце в Светлогорске неизвестные разрисовали черным фломастером скульптуру «Принцесса солнечного города» — символ Светлогорска и облили краской бюст похороненного здесь Героя Советского Союза туркмена Клычнияза Азалова.

 

Без роду и племени

Общей истории с живыми и мертвыми соотечественниками у вандалов тоже нет.

В 2006 году жителей Ушачского района потрясла новость о том, что на их мемориальном комплексе «Прорыв», который вместе с Хатынью, Брестской крепостью и Курганом славы входит во все энциклопедии, неизвестные отломали три бронзовых карабина с памятника партизанам. На черном рынке вандалы выручили бы за драгметаллы около 300 долларов. Кроме того, они выломали несколько памятных таблиц.

А в 2007 году вечером 9 мая неизвестные подожгли венки и цветы, возложенные к памятнику узникам гетто в Бресте. Памятник расположен в центре города, на перекрестке улиц Дзержинского и Куйбышева.

Причем этот акт вандализма стал третьим за полгода — члены еврейской общины Бреста тогда не исключили, что акты вандализма спланированы и совершали их не просто хулиганы.

Отдельная история (и трагедия) — вандализм в Куропатах. Только с начала 2019 года возбуждено уже три уголовных дела по фактам вандализма в этом мемориальном комплексе. Преступники до сих пор не найдены.

 

Городские ценности и детские шалости

Желание заработать, пьяный кураж, психическое расстройство, ненависть к «чужакам». А еще вандалы испытывают особое неприятие к тому, что представляет ценность как искусство, новое или старое.

Это может быть скульптура на улице Октябрьской в Минске, репродукции проекта «Ожившие картины» в столичном парке Горького (изрезаны 90% экспонатов выставки), бюст Тарасу Шевченко в Могилеве, мурал с портретом Марка Шагала в Витебске, скульптура «Рыбка» в Витебске.

Особую тревогу вызывает то, что вандализмом у нас нередко занимаются дети и подростки.

Так, в 2015 году в Могилеве были задержаны несовершеннолетние за граффити на старинных зданиях.

А в 2017 году третьеклассник подбил двух семиклассников собрать конфеты на кладбище в Поставском районе, которые люди оставляли на Пасху. Пришли, собрали, а заодно разбили сотню памятников.

Раскопал могилу воина — сядь на пять лет

В Беларуси нет отдельного блока законодательства о вандализме.

Если поймают за этим несовершеннолетних, то уголовное дело против них возбуждать не будут. Родителям придется оплатить восстановительные работы (если, например, стены изрисованы граффити), а также выплатить штраф по статье 9.4 КоАП «Невыполнение обязанностей по воспитанию детей» — до 10 базовых величин (до 255 рублей).

Кроме того, детей могут взять на учет, а комиссия по делам несовершеннолетних — рассмотреть вопрос об их направлении в спецучреждение.

Если же вандалу уже исполнилось 18 лет и он, к примеру, умышленно повредил памятники на старом кладбище, которое представляет собой историко-культурную ценность, или похитил кресты, то к нему применят сразу несколько статей УК.

Это «Кража» (статья 205 УК) — максимальная санкция до 4 лет лишения свободы, «Хулиганство» (статья 339 УК) — максимум до 3 лет, «Умышленные уничтожение либо повреждение историко-культурных ценностей или культурных ценностей, которым может быть придан статус историко-культурной ценности» (статья 344 УК) — тоже до 3 лет.

В УК есть еще статья 346-я «Надругательство над историко-культурными ценностями» и 347-я «Надругательство над трупом либо могилой».

Во второй из них оговорено отдельно, что если кто-либо надругается над братской могилой или могилой защитника Отечества, или похитит вещи из нее, то получит до 5 лет.

Кстати, минчанин, который в 2016 году дрифтовал возле монумента Победы, получил три года колонии именно по статьям 339 и 346 УК.

 

Как решить проблему?

С вандализмом можно покончить, если воспитать морально здоровое общество, в котором память и история станут не пустым звуком, а настоящей ценностью.

Не лишним будет усилить охрану всех объектов в стране, которые представляют историко-культурную ценность, оборудовать их средствами фото- и видеофиксации. В том числе поставить камеры возле старых храмов и братских могил.

Кстати, Боровлянский спецлесхоз уже установил камеры в урочище Куропаты. А за соблюдением порядка на территории урочища теперь следят дежурные — представители государственной лесной охраны.

Кроме того, местные органы власти должны оградить все кладбища, закрывать их на ночь и охранять более тщательно. На такие меры, в частности, пошло руководство Бобруйского горисполкома, чтобы решить проблему осквернения кладбищ в городе.

Также нужно, во-первых, ликвидировать в стране черный рынок металлов, а, во-вторых, пересмотреть меры ответственности за вандализм.

Например, в Сингапуре с самого начала вандалов не просто сажали в тюрьму и давали им штрафы, а еще и выписывали удары палками. Теперь в стране лишь изредка фиксируются случаи вандализма — их совершают преимущественно туристы, а не местные жители.