Лукашенко хочет, чтобы депутаты были разные, но не нервировали людей

Президент дал разнарядку на парламентские выборы — вплоть до приблизительных цифр представительства…

Александр Лукашенко в деталях обрисовал, каким хочет видеть новый состав парламента. По сути, это установка вертикали на нынешнюю кампанию. Белорусский президент даже не считает нужным маскировать использование административного ресурса.

Фото из архива пресс-службы президента

«Я это не скрываю: мы таких [нужных власти] депутатов должны продвигать и поддерживать. Мы не будем стоять в стороне», — заявил Лукашенко 16 сентября на встрече с председателем Палаты представителей Владимиром Андрейченко.

 

Попахивает советской традицией

По словам президента, «парламент должен представлять все слои нашего общества, чтобы не было разговоров, что у молодежи там нет представительства или у стариков своих депутатов». Поэтому профсоюзные и общественные организации, партии должны выдвинуть в парламент своих кандидатов и отстаивать их, считает Лукашенко.

Он также рекомендовал поддерживать женщин-кандидатов: «Мы уже убедились: треть в парламенте женщин — это стабильный парламент». А для преемственности, мол, снова должны побороться за мандат около 30-35% представителей нынешнего состава нижней палаты.

Таким образом, налицо даже цифровые ориентировки, примерные квоты. Причем попахивает духом советских времен, когда по разнарядке выдвигали в депутаты передовых доярок, сознательных и непьющих кузнецов-штамповщиков, членов ВЛКСМ, которые ничего не решали, но якобы презентовали разные социальные слои, весь спектр общества.

Понятно, что лично спикер Андрейченко не может эти квоты обеспечить. Так что обращение к нему следует читать как инструкцию для всей вертикали, в тисках которой давно и крепко зажат белорусский электоральный процесс.

Ранее председатель Центризбиркома Лидия Ермошина также достаточно откровенно говорила о влиянии исполнительной власти на ход избирательных кампаний, в частности восхваляла стимуляцию досрочного голосования (которое оппозиция считает особенно удобным для фальсификаций).

 

Оппозиция тоже получила ценные указания

Более того, глава государства 16 сентября, можно сказать, дал установку и политическим оппонентам: «Если у нас существуют настоящие оппозиционные партии — и они должны выдвигать своих кандидатов и защищать их в ходе предвыборной кампании».

Но фишка в том, что на нынешние парламентские выборы (основной день голосования — 17 ноября) и без отмашки Лукашенко пошли практически все оппозиционные силы, за исключением разве что Консервативно-христианской партии — БНФ.

Среди тех, кто хочет баллотироваться, мы видим и сторонников Николая Статкевича, лидера незарегистрированного Белорусского национального конгресса, и представителей коалиции «Европейская Беларусь». В частности, намерение потрепать нервы властям демонстрирует журналистка Ирина Халип, жена находящегося в эмиграции экс-кандидата в президенты на выборах 2010 года Андрея Санникова.

Короче, даже завзятые сторонники бойкота/игнора ныне ввязываются в драку. Так что призыв Лукашенко скорее носит чисто пиаровский характер, рассчитан на зарубежного наблюдателя: ну какая же у нас, голубчики, диктатура — смотрите, всех, включая чертову пятую колонну, приглашаем состязаться!

 

Но фильтр работает, как и прежде

При этом ремарка, что оппозиция должна защищать своих кандидатов, вызывает иронию. Игра-то — в одни ворота. Оппозиционных выдвиженцев почти всех пробросили при формировании территориальных и окружных комиссий. В них оппозиционеров не наскребается и 3%.

Движение «За Свободу», например, выдвинуло представителей во все 110 окружных и семь территориальных комиссий. Но прошло только четыре человека. А вот подавляющее большинство людей из провластных структур попало в эти избиркомы без проблем. Суды же не удовлетворили ни одну жалобу на невключение граждан в состав избирательных комиссий этого уровня.

Впереди — формирование участковых комиссий. Это звено для власти, пожалуй, еще важнее. Так сказать, передовая, лоб в лоб с назойливыми оппозиционными наблюдателями, которые так и норовят всунуть нос в таинственное колдовство над бюллетенями. А вот черта с два. Ермошина на днях заявила, что показывать наблюдателям каждый бюллетень при подсчете голосов не собираются.

Для пущей же надежности — это можно прогнозировать с высочайшей вероятностью — оппозиционных выдвиженцев в участковые избиркомы отсеют так же жестко, как и в окружные. Мы узнаем это через полмесяца: избиркомы этого уровня положено образовать до 2 октября.

 

«Прорваться во власть» никому не дадут

Означает ли реверанс Лукашенко в сторону оппозиционных партий, что толику мандатов в новом составе Палаты представителей наверху решили отжалеть для неких инакомыслящих?

В нынешнем составе такая репутация у Елены Анисим и Анны Канопацкой. Обе намерены снова претендовать на мандаты. При этом можно предположить, что больше шансов повторно попасть в парламент у Анисим.

Судя по ряду симптомов, власти могут рассматривать ее и как приемлемую фигуру для регистрации кандидатом на президентских выборах 2020 года. С одной стороны, она как бы обозначает альтернативу действующему руководителю государства, с другой — не демонстрирует радикализма, в основном делает упор на вопросы белорусского языка, моратория на смертную казнь — то есть те, которые вроде как не расшатывают устои системы.

На этих парламентских выборах вряд ли светит мандат кому-то из заметных оппозиционных деятелей, способных выступать ярко и остро. О многом говорит и намечающийся расклад соперников в конкретных округах. Например, в одном округе с Юрием Губаревичем, лидером движения «За Свободу», баллотируется председатель провластной «Белой Руси» Геннадий Давыдько. Вряд ли наверху допустят, чтобы такой важный персонаж проиграл оппозиционеру.

Думается, нулевые шансы и у таких нонконформистов, как состоящий в Объединенной гражданской партии блогер из Бреста Александр Кабанов. У властей в печенках сидят протесты против строительства там аккумуляторного завода.

И хотя сам Лукашенко в итоге стал на сторону жителей, он же и предостерег, что на экологической проблеме «кто-то хочет политически погреть руки: уже власть менять будут, потому что завод плохой». Таким занозистым для вертикали людям наверняка не дадут, как выразился официальный лидер, «прорваться во власть».

Об этом же косвенно говорит и ставшая мемом фраза Ермошиной про «королей интернета», которым-де не приходится пока рассчитывать на электоральную победу в Беларуси.

Короче, никаких прорывов, наверху лучше знают, кто достоин, а кто нет.

 

Даром, что ли, разгоняли Верховный Совет?

Эксперимент же с наличием в Палате представителей некоей символической фронды может продолжиться. Но в этом случае селекция будет придирчивой, разгуляться альтернативе в законодательном органе не дадут. Для этого могут быть предусмотрены и не видимые широкой публике крючки.

Показательно, что глава государства на встрече с Андрейченко помянул недобрым словом Верховный Совет XII и XIII созывов с зубастой оппозицией: «Мы с тобой помним, что творилось в первом независимом парламенте, что было во втором, в годы суверенной Беларуси. Это все вбрасывалось в сферу жизни людей. Это не только нервировало наших людей, но и было кому-то плохим примером».

Тот Верховный Совет, замахнувшийся было даже на импичмент Лукашенко, как известно, был распущен после референдума 1996 года. А нынешнее Национальное собрание, по замыслу властей, призвано служить только хорошим примером: тишь, гладь да божья благодать. Вот только парламентом назвать это богоугодное заведение у многих язык не поворачивается.