Почему реформы исчезли из официального лексикона

Правительство отказалось от использования слова, которое может напугать население.

В начале этого года правительство Беларуси совместно с Всемирным банком приступило к подготовке дорожной карты структурных реформ». На этой неделе стало известно, что подготовка карты продолжается, но реформы в названии документа больше не упоминаются. Почему?

 

«Реформы» в Беларуси «спаскудили»

Нынешний год начинался с официальных планов проводить реформы. Глава правительства подписал распоряжение № 8р, которым поручил создать межведомственную рабочую группу совместно с Всемирным банком для подготовки документа «Дорожная карта структурных реформ в Республике Беларусь».

Рабочей группе было поручено подготовить «и внести в установленном порядке» эту самую карту в правительство. Первое заседание межведомственной рабочей группы состоялось еще 1 февраля, а потом месяцы шли, а согласованный с Всемирным банком документ по структурному реформированию белорусской экономики подготовить так и не удалось.

О причинах, почему карта все еще не появилась, рассказала на этой неделе региональный директор Всемирного банка по Беларуси, Молдове и Украине Сату Кахконен во время встречи с первым вице-премьером Александром Турчиным.

«Все еще есть ряд направлений, по которым у нас отмечаются проблемные моменты и которые требуют дополнительных обсуждений», — сказала Сату Кахконен. По ее словам, у правительства Беларуси и Всемирного банка пока остаются различия во взглядах на решение проблем в госсекторе, субсидии, директивное кредитование и тарифы на теплоснабжение.

Показательно, что в официальном сообщении правительства, посвященном встрече с представителями Всемирного банка, появилось новое название документа, над которым работают стороны. Вместо «дорожной карты структурных реформ» теперь речь идет о «дорожной карте повышения эффективности национальной экономики».

Как видим, «структурные реформы» выпали из названия документа. Очевидно, произошло это неслучайно.

Какие реформы?! У президента, когда он только слышит это слово, сразу ухудшается настроение.

В апреле, кстати, глава государства, выступая с ежегодным посланием к народу и парламенту, пояснил, почему ему не нравится слово «реформы».

«Я готов пойти на любые реформы, которые вы способны выдержать. Не надо упрекать меня в том, что я ретроград. Может быть, не реформы, потому что мы уже “спаскудили” это понятие — реформы. Я использую слово “совершенствование”, чтобы не ломать, а реформа связана с ломкой. У нас же есть огромная масса населения, которые при слове “реформы” под плинтус лезут», — заявил Лукашенко.

Наверное, правительство не смогло не учитывать позицию главы государства и решило изменить название документа.

 

Белорусскую стабильность оплатит Москва?

Проект официального экономического прогноза на будущий год, который подготовлен по поручению правительства, не предполагает глобальных изменений в экономике, но предусматривает некоторые шаги по повышению эффективности госсектора.

В частности, правительство инициирует принятие закона «Об управлении государственным сектором», чтобы постепенно перейти от отраслевой к централизованной системе управления сектором госпредприятий. К слову, этот шаг белорусским властям уже давно советует сделать МВФ.

Также следует отметить, что в планах нынешнего правительства — диагностика госпредприятий для определения перспектив их развития. Этот шаг также разделяют кредиторы Беларуси.

А вот ясного ответа на вопрос, что делать с неблагополучными предприятиями, пока нет. В проекте официального прогноза говорится лишь, что в будущем будет рассматриваться вопрос о создании специализированной структуры по управлению неэффективными предприятиями.

Белорусские экономисты отмечают, что пока на серьезные структурные изменения в экономике государство не готово, поэтому слово «реформы» и исчезло из официального лексикона.

«Государство считает, что реформы могут угрожать стабильности, поэтому их избегает. Косметические шаги при этом могут быть. Например, диагностика госсектора, которая допускается в будущем, сама по себе не угрожает стабильности и ни к чему не обязывает», — отметил в комментарии для БелаПАН старший научный сотрудник Белорусского экономического исследовательско-образовательного центра (BEROC) Олег Мазоль.

Экономист ожидает, что при этом серьезных изменений в экономической политике не будет.

«Пока предпосылок для таких изменений не видно. Хотя если страна столкнется с внешними шоками, потребность в структурных реформах может обостриться», — считает Олег Мазоль.

Российские экономисты, которые наблюдают за ситуацией в Беларуси, придерживаются схожих оценок и пока не ожидают принципиальных шагов по реформированию белорусской экономики.

При этом, отмечают эксперты российского «Сбербанка», старение населения и неэффективный госсектор повышает необходимость реформирования белорусской экономики.

«Однако есть большие сомнения в желании и готовности (белорусских) властей пойти на столь непопулярные решения. Поэтому в инерционном сценарии для Беларуси мы предполагаем сохранение действующей модели, которая во многом опирается на преференции со стороны основного экономического партнера — Москвы», — говорится в последнем обзоре Центра макроэкономических исследований «Сбербанка».