«Противно участвовать в этом цирке». Ярмарка вакансий для бывших заключенных

Почти по всем вакансиям зарплата не превышала 600 рублей. Желающих не нашлось.

«Не стесняемся, проходим, подходим к нанимателям», — так сотрудница отдела обслуживания граждан № 3 Комитета по труду, занятости и соцзащите Мингорисполкома встречала пришедших на специализированную ярмарку вакансий, где работу предлагали освободившимся из мест лишения свободы и амнистированным.

 

«Очень важно приходить каждый день на работу»

Молодые и не очень мужчины, по виду очень недовольные и очень уставшие, вошли в небольшое фойе, где уже целый час сидели представительницы нескольких минских предприятий. Через несколько минут дышать стало тяжело — в небольшом помещении собралось слишком много людей с характерным запахом перегара.

До этого они стояли почти час на улице, собирались и отмечались у офицеров милиции.

Сквозь общий гул голосов то тут, то там был слышен один и тот же вопрос: «Какая зарплата?»

Как правило, ответ был один: «600 рублей». А дальше начиналась дискуссия о том, можно или нет прожить в Минске за такие деньги.

Столько предлагают сортировщику вторичного сырья на «Спецкоммунавтотрансе». «Тяжелая работа на конвейере», — говорит сотрудник отдела кадров предприятия Нина Бойцова.

По ее словам, на «Спецкоммунавтотранс» принимают работников вне зависимости от наличия судимости:

«Мы даем шанс, если человек проходит медкомиссию, по состоянию здоровья подходит, принимаем на работу. У нас есть проблемы с персоналом — люди совершают прогулы. Если человек две недели не ходит на работу, мы не можем держать его на работе без оснований, увольняем. Случается, приходят на работу в нетрезвом виде, а при таких условиях допускать человека к работе мы не имеем права», — рассказала Нина Бойцова корреспонденту Naviny.by.

По зарплате такие же условия и на предприятии «Стафф деталь», грузчикам платят около 600 рублей. Представитель отдела кадров назвала основную, по ее мнению, причину, из-за которой не находятся люди на вакансии — «надо работать».

Она терпеливо объясняла заинтересовавшимся вакансиями предприятия мужчинам: «Очень важно приходить каждый день на работу, а если пропускаете, звонить. У нас часто бывают проблемы, когда по какой-то причине человек не является на работу, не объясняя нам ничего».

 

«Все пришли по обязаловке»

Naviny.by спросили у 30-летнего Андрея, который пришел на ярмарку вакансий с ребенком, нашел ли он что-то для себя. Андрей ответил, что зарплаты маленькие:

«Мне надо оплатить квартиру, садик, одеться. Поэтому я работаю пока без официального трудоустройства, ребята на мойке машин в сезон до двух тысяч долларов поднимают. Сейчас там тысячу можно заработать. И график хороший. Зачем мне идти на 600-800 рублей?»

В 2018 году преступления совершили 46 400 человек, из которых 37,1% были ранее судимы. В Беларуси очень высокий уровень рецидивности. Для сравнения — в Скандинавских странах этот показатель составляет 7%.

Андрей рассказал Naviny.by, что вышел по амнистии за два месяца до окончания срока, отсидел два года и четыре месяца. В колонии собирал военные ящики. Деньги считает в неденоминированных рублях, говорит, что «в ИК-2 в Бобруйске миллион (100 рублей. — Naviny.by), а то и пять, если хорошо работаешь, можно было заработать».

Еще рассказывает, что амнистия хороша, если освобождаешься хотя бы за восемь-десять месяцев до окончания срока, а два месяца, как в его случае, лучше было бы отсидеть, потому что «на воле слишком много обязанностей» — надо встать на учет в уголовно-исполнительной инспекции, сотрудники которой постоянно контролируют амнистированных.

В инспекции надо периодически отмечаться и приходить, когда вызывают. За неявку — протокол о нарушении условий освобождения. За четыре протокола могут вернуть на зону.

По подсчетам инспекторов, сегодня на ярмарку пришли не все приглашенные. «Без уважительной причины офицеру инспекции разумно не отказывать, — говорит Андрей. — Не будет оправдательного документа на этот день (болезнь, справка о том, что уже работает) — будут проблемы».

28-летний Эдгар также вышел по амнистии — из двухлетнего срока ему скостили 13 месяцев. Пришел на ярмарку вакансий, потому что обязали:

«Фактически впустую потраченный день. Я работаю, на стройке подсобником можно больше заработать, чем здесь предлагают. Мне нужна работа со свободным графиком. Вот сегодня я пробыл здесь впустую, потерял деньги. Все пришли по обязаловке. Противно участвовать в этом цирке. Вообще официальное трудоустройство имеет смысл только ради пенсии».

 

«Я боюсь нищенской пенсии»

37-летний Вадим отличается от большинства мужчин, пришедших на специализированную ярмарку вакансий. Почти всех волновал лишь размер зарплаты. Вадиму же, в первую очередь, надо официальное трудоустройство, «потому что надо наработать на пенсию, чтобы не было социальной пенсии, а была трудовая. Я боюсь нищенской пенсии».

Правда, на завод Вадим идти работать не хочет, говорит, что «не тянет, потому что пашешь полторы смены, а на выходе ничего».

В его трудовой — четыре увольнения по статье:

«Молодой был, не соображал. Я дома не сижу, мне человек, у которого я работаю, обещал трудоустройство. В месяц выходит 800 рублей, а если по выходным еще работать, то и 1200. Но как будет дальше, неизвестно, я три месяца у него работаю только. В декабре у меня погасится очередная судимость по ст. 147 УК (нанесение тяжких телесных повреждений). Сначала был на усиленном, потом на строгом отсидел год и семь месяцев. Освободился по амнистии. Потом присел еще раз. Работал в колонии, на выходе зарплаты хватало на блок сигарет».

У Вадима есть сразу несколько рабочих специальностей: токарь-универсал, плотник, слесарь механосборочных работ, сварщик, станочник широкого профиля:

«В трудовой это документировано. Последний раз официально работал в 2010 году. Меня ставят на учет как безработного, предлагают вакансию, я приезжаю в отдел кадров. Там листают трудовую и отказывают».

 

«Кто хочет работать, всегда найдет работу»

Начальник отдела обслуживания граждан № 3 Марина Синицына уверен, что работу в Минске найти можно:

 

 

«Профессионально-квалификационный дисбаланс существует всегда. Часть людей вообще не имеют профессии, а наниматели хотят видеть у себя квалифицированных работников. Служба занятости оказывает помощь в профессиональной переподготовке — направляет на переобучение по востребованным на рынке труда профессиям людей, не имеющих квалификации. В основном стараемся обучать под конкретный заказ нанимателя».

Говоря о проблеме трудоустройства людей, освободившихся из мест лишения свободы, Марина Синицына сказала:

«Было бы желание работать у самого работника, в Минске есть достаточное количество вакансий для неквалифицированных и квалифицированных специалистов. Зачастую граждане этой категории не хотят трудоустраиваться, вырисовывают какие-то проблемы в виде заработной платы или условий труда. Но кто хочет работать, всегда найдет работу».

 

 

Фото и видео Сергея Сацюка