Это лишь начало. Москва будет дожимать Лукашенко, требуя политической интеграции

Кремль рассчитывает в перспективе навязать Беларуси единую конституцию и наднациональные органы...

«После экономической интеграции Россия и Белоруссия займутся политической», — пишет московский «Коммерсантъ». Что и требовалось доказать. Точнее только будет сказать так: Москва продолжит выкручивать руки, требуя и политической интеграции.

Фото пресс-службы Кремля

 

Правительства согласовали больше половины дорожных карт (16 из 31), предусмотренных программой экономической интеграции, сообщает «Коммерсантъ» в статье «Судьба Союзного государства поставлена на карты», опубликованной в номере за 9 ноября.

Но более интригующей представляется вот какая информация. В контексте разговора о гармонизации законодательства двух стран собеседник «Коммерсанта» в госструктурах РФ пояснил, что единые акты предполагают наличие наднациональных органов, которых в Союзном государстве пока нет. И «по ним, как и по общей конституции, договориться пока не удается».

О политической интеграции в рамках объединения можно будет говорить после того, как заработает все, что записано в экономических дорожных картах. Замысел состоит в том, чтобы потом двигаться в политическую сторону, поведал источник московского издания.

 

Кремлю нелогично останавливаться на полдороге

И здесь самое время вспомнить интервью белорусского министра иностранных дел Владимира Макея российскому агентству РБК, опубликованное 1 октября. Макей тогда признался, что «первоначальные предложения [относительно углубленной интеграции], если говорить откровенно, предусматривали включение каких-то положений, которые были абсолютно неприемлемы, в частности, для белорусской стороны». Министр конкретизировал: речь шла о создании наднациональных структур.

В его трактовке это воспринималось так, что Минск вроде бы отбился. На самом деле, похоже, не отбился. Судя по тому, что пишет «Коммерсантъ» («договориться пока не удается», но замысел — двигаться в политическую сторону), Москва просто решила дожимать белорусского партнера поэтапно.

Вы скажете: ну мало ли что может наговорить журналисту аноним! Однако, во-первых, уже не раз бывало: что у Кремля на уме, то у «Коммерсанта» на языке. Во-вторых, Кремлю просто нелогично останавливаться на полдороге. Ведь у него все козыри на руках.

Ловушка союзного договора держит крепко

При этом, настаивая на углублении политической интеграции, Кремль все так же может апеллировать к союзному договору 1999 года. Он, в частности, предусматривает проведение согласованной внешней политики и политики в области обороны, создание не только Высшего госсовета, но и парламента, Совета министров, суда, Счетной палаты Союзного государства.

Также предусматривалось ввести единую валюту с одновременным созданием единого эмиссионного центра, что по сути тоже является вопросом политическим. И наконец, принять общую конституцию.

Иные белорусские аналитики считают, что Минск всегда может урезонить Москву принципом паритета. Мол, будет настаивать, чтобы всё, включая печатание денег, делалось на равных, и россияне, ужаснувшись, отступятся.

Но если внимательно прочесть союзный договор, то уже в нем мы видим отступление от паритета в пользу Москвы. Согласно документу, Палата представителей союзного парламента должна состоять из 75 депутатов от России и 28 — от Беларуси.

Правда, в верхней палате предусмотрен баланс: по 36 человек от каждой страны. Но все ли гипотетические белорусские члены Палаты Союза окажутся твердокаменными в некий решающий момент, когда де-факто будет поставлена на кон судьба нашего суверенитета?

В 1996-м, когда Верховный Совет Беларуси пытался устроить импичмент Александру Лукашенко, именно вмешательство Москвы (вкупе с давлением самой президентской администрации) поколебало решимость его противников. В гипотетической же ситуации мягкого аншлюса Москва может надавить на белорусскую часть союзного парламента или банально кое-кого подкупить, переманить.

И неужто вы думаете, что если дело дойдет до создания постоянно действующего общего Совмина, российские тузы позволят белорусам на равных в нем рулить, при том что экономика меньшего союзника составляет чуть больше 3% российской? То же касается и общей денежной единицы: понятно, что Москва просто расширит зону действия своего рубля на Беларусь, иные варианты с точки зрения большой восточной соседки просто немыслимы.

 

Беларусь загоняют в узкий тоннель

Как видим, в договоре, который Лукашенко подмахнул в 1999-м, лелея, как полагают многие комментаторы, надежды занять кремлевский трон, немало острых крючков, грозящих белорусскому суверенитету. Для Москвы вопрос только в том, как дожать.

Ответ: методично, при помощи финансово-экономических рычагов. Это уже делается. Хотя премьеры еще в сентябре парафировали программу углубления интеграции и утвердили список дорожных карт к ней, исключительно важные для самочувствия белоруской экономики переговоры по нефти, газу, вопросы кредитов так и не сдвинулись с мертвой точки. Кремль явно намерен добиваться выполнения дорожных карт, выдавая бонусы скупо и сугубо по мере продвижения.

В частности, как отмечает «Коммерсантъ», «Москва увязывает компенсацию белорусской стороне потерь от налогового маневра именно с унификацией налогового законодательства двух стран». А это долгая песня. По сведениям издания, единый налоговый кодекс предполагается принять к 1 апреля 2021 года. При этом налоговые системы двух стран, как отметили многие эксперты, плохо стыкуются. Вдобавок от унификации, судя по всему, Беларусь проиграет.

Таким образом, при помощи дорожных карт Москва заталкивает белорусское руководство в узкий, дискомфортный тоннель «углубления интеграции», держа вознаграждение, как морковку перед носом ослика.

 

Саботировать договоренности Минску будет проблематично

Реализация принципа «две страны — один рынок» (так пояснил цель дорожных карт белорусский премьер Сергей Румас) при огромной разнице потенциалов двух экономик еще сильнее привяжет Беларусь к России экономически. Российскому капиталу станет проще скупать белорусские активы.

А когда он тихой сапой приберет к рукам изрядную часть здешней экономики, то Москве будет легче навязывать свою волю и в политических делах, и в военной сфере (размещение баз, фактический переход белорусской армии под командование российских генералов).

Да, Лукашенко может встать на дыбы и сорвать намеченное на 8 декабря, к 20-летию Союзного государства, подписание программы углубления интеграции. Но это означает вызвать огонь на себя как раз перед президентской кампанией в Беларуси.

Возможно, чтобы слегка ублажить партнера, Владимир Путин перед декабрем разрешит своим министрам чуть сбавить цену на газ с 2020 года, перечислить несчастные 600 млн долларов уже обещанного, но придержанного госкредита.

Но это не изменит стратегии Кремля: посильнее привязать к себе Беларусь, по кускам забрать ее суверенитет. Москва играет вдолгую. И пока не встречает сильной контригры. А просто тихо саботировать, утопить договоренности, как это было в начале 2000-х, Минску будет весьма проблематично.