Нефтяной удар России: чем он аукнется Беларуси

Власти могут пойти на непопулярные меры в случае, если с Россией не удастся договориться по ключевым вопросам.

Проект бюджета на 2020 год сверстан с учетом практически нулевого роста доходов. Такой результат — следствие выпадающих нефтяных доходов. Чтобы быть готовым к стрессовому сценарию в будущем, власти уже начали поиск источников наполнения казны.

Нерешенные проблемы заставляют искать деньги

На этой неделе Палата представителей приняла в первом чтении проект бюджета на будущий год. Документ предусматривает, что расходы республиканского бюджета вырастут на 11,4% (президентские выборы все-таки впереди), а доходы бюджета фактически останутся на уровне этого года — их рост запланирован всего на 0,3%.

Рост расходов на фоне стагнации доходов приведет к тому, что у нас в будущем году впервые за много лет республиканский бюджет может быть исполнен с дефицитом. Ожидается, что расходы превысят доходы почти на миллиард рублей.

Практически нулевой рост доходов, который закладывается в проект бюджета на будущий год, — следствие нерешенных проблем во взаимоотношениях с Россией в нефтяной сфере.

Минфин предполагает, что из-за влияния разных факторов потери казны в будущем году могут составить 1,9 млрд рублей, в том числе почти 1,5 млрд рублей — выпадающие нефтяные доходы (в связи с налоговым маневром и прекращением действия «перетаможки»).

Естественно, такая ситуация вызывает вопросы, и один из них подняли на этой неделе депутаты Палаты представителей. В частности, «народных избранников» заинтересовало, какими видит Минфин доходы бюджета в перспективе с учетом того, что в будущем году они практически не вырастут.

«Мы неоднократно прорабатывали различные источники, которые могут принести дополнительные средства в бюджет. Один из значимых источников, который прорабатывается сейчас, — ликвидация отдельных налоговых льгот», — сказал первый заместитель министра финансов Юрий Селиверстов.

Отвечая на вопросы БелаПАН во время общения с журналистами, представитель Минфина отметил, что на данный момент речь идет о сокращении перечня товаров, оборот которых облагается льготной ставкой НДС (10% вместо 20%).

«Пониженную ставку НДС следует оставить только в отношении оборота социально значимых товаров», — полагает Селиверстов. При этом он отметил, что в перспективе существуют «различные варианты сокращения налоговых льгот».

Чтобы понимать, какие преференции стоит продлевать, а какие себя изжили, правительство недавно приняло постановление об оценке эффективности существующих в стране налоговых льгот.

Согласно постановлению Совмина № 735, госорганам поручено разделить налоговые льготы на несколько групп (стимулирующие, системные и социальные), оценить их эффективность и представить предложения о целесообразности (не)продления таких льгот.

К слову говоря, налоговые льготы, которые предоставляет государство, сейчас довольно значительные. По данным Минфина, в денежном выражении такие льготы составляют 5,7% ВВП или 7,4 млрд рублей.

 

Эффективность льгот под вопросом

По мнению экспертов, тема налоговых льгот поднята правительством не случайно и косвенно свидетельствует о тех непростых временах, которые переживают государственные финансы.

«Совокупные потери бюджета на 2020 год из-за влияния разных негативных факторов оцениваются в 1,9 млрд рублей. Естественно, Минфин в таких условиях стремится искать замену выпадающим доходам», — отметила в комментарии для БелаПАН академический директор Белорусского экономического исследовательско-образовательного центра (BEROC) Катерина Борнукова.

Некоторые льготы по уплате налогов и сборов, которые предоставляло государство, сработали.

«Парк высоких технологий показывает высокие темпы роста валютной выручки, соответственно, здесь эффект от льгот мы видим. В индустриальный парк “Великий камень” инвесторы также постепенно приходят, поэтому отменять там налоговые льготы не имеет никакого смысла», — подчеркнула в беседе с корреспондентом БелаПАН научный директор Исследовательского центра ИПМ Ирина Точицкая.

В то же время, продолжает она, эффективность отдельных налоговых льгот вызывает вопросы.

«Свободным экономическим зонам налоговые льготы предоставлены давно, однако значительного эффекта от них мы не увидели. Поэтому стоит хорошо подумать, что делать в будущем с налоговыми льготами для таких зон», — считает Точицкая.

По ее мнению, судьба налоговых льгот зависит от исхода белорусско-российских переговоров по нефтегазовым вопросам, которые влияют на наполнение казны.

«Если Беларусь договорится с Россией о компенсации за налоговый маневр, о ценах на газ, это будет одна история. Если нет, тогда Минфину нужно будет думать над поиском дополнительных поступлений бюджет, и как один из вариантов, конечно, будет обсуждаться тема сокращения налоговых льгот», — предполагает Точицкая.

Но в любом случае, считают эксперты, заниматься мониторингом эффективности налоговых льгот следует постоянно.

«Инвентаризацию льгот следует проводить постоянно, чтобы понимать, какой эффект они приносят экономике. У нас в прошлом были случаи, когда государство за счет налоговых льгот стимулировало модернизацию. Время показало, что наиболее эффективны налоговые льготы за результат, а государство у нас в ряде случаев вознаграждало процесс, то есть, например, льготировало ввоз оборудования для модернизации», — резюмировала Борнукова.