Поднять градус отношений Минску и Вашингтону мешает холодный ветер из Москвы

Отношения Беларуси с США заметно улучшились, но их развитие ограничено рядом барьеров и угроз.

По итогам уходящего года белорусско-американские отношения оказались в наилучшем состоянии за последние два десятилетия. Однако прорыва это все равно не гарантирует.

Иллюстрация pixabay.com

 

Прогресс очевиден

Напомним основные события, происходившие в 2019-м на американском направлении белорусской внешней политики.

Буквально в первые дни года появились сообщения о телефонных разговорах между министром иностранных дел Беларуси Владимиром Макеем и помощником государственного секретаря США Уэссом Митчеллом. В начале марта прибывший в Минск заместитель помощника госсекретаря Джордж Кент был официально проинформирован об отмене длившихся более десяти лет ограничений на количество сотрудников американского посольства в Беларуси. Кстати, Кент в течение этого года приезжал в Беларусь еще дважды.

По традиции высокую активность проявлял заместитель главы белорусского внешнеполитического ведомства Олег Кравченко. В рамках челночной дипломатии он пять раз побывал в Вашингтоне, где встречался с многими представителями официального истеблишмента и общественных организаций США.

Но основные события произошли во второй половине года, причем некоторые из них не имели аналогов уже почти четверть века.

В августе Беларусь посетила делегация Палаты представителей Конгресса США во главе с конгрессменом Майком Куигли. Наконец, самое главное: 29 августа состоялся визит советника президента США по национальной безопасности Джона Болтона, три недели спустя — заместителя государственного секретаря США по политическим вопросам Дэвида Хэйла. Естественно, оба были удостоены аудиенции у Александра Лукашенко.

В октябре Соединенные Штаты в очередной раз продлили режим приостановки санкций в отношении девяти белорусских предприятий, причем теперь уже на полтора года.

Среди других положительных результатов следует назвать подписание меморандумов о сотрудничестве между целым рядом белорусских силовых структур и Агентством по борьбе с наркотиками Министерства юстиции США, а также заключение двустороннего соглашения по открытому небу.

Вместе с тем, разумеется, было бы чересчур оптимистично ожидать, что удастся быстро снять все разногласия.

Так, президент США вновь продлил санкции против некоторых белорусских высокопоставленных лиц, как бывших, так и нынешних, введенные еще в 2006 году.

Белорусский МИД, хоть и в сдержанной форме, негативно отреагировал на намерение Вашингтона ужесточить санкции в отношении Кубы и особенно на выход США из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности.

Крайне негативную реакцию вызвало в Минске прибытие в Литву американского танкового батальона для подготовки к проведению маневров вблизи белорусской границы. Правда, после консультаций с американским посольством противоречия как будто удалось несколько смягчить.

 

Роковая привязка к Москве

Так как положение дел с демократией и правами человека в нашей стране, бывшее ранее главным камнем преткновения в двусторонних отношениях, по большому счету не изменилось, то наблюдаемый в целом прогресс можно объяснить лишь резким усилением агрессивной политики Кремля, что в силу стратегического положения Беларуси в регионе сделало ее позицию значительно более важной.

Как следствие, перспективы продолжения сближения с США будут определяться преимущественно дальнейшим развитием событий в глобальном плане.

В случае обострения конфронтации с переходом ее в фазу масштабного вооруженного противостояния Минск однозначно окажется союзником Москвы практически без права на принятие собственных решений. Соответственно, все достижения на американском направлении будут мгновенно преданы забвению.

Несколько большая гибкость поведения останется у белорусских властей при сохранении нынешней ситуации. Они очень обеспокоены откровенным намерением России фактически инкорпорировать нашу страну. И в качестве одного из видов сопротивления аннексии наверняка будут использовать поддержку Америкой белорусской независимости. Что, кстати, было лейтмотивом высказываний представителей США на всех упомянутых переговорах.

В то же время здесь прекрасно осознают, что ни компенсировать потерю российских субсидий, ни защищать Беларусь от аннексии вооруженным путем Америка не будет. Даже введение Западом против Москвы новых экономических санкций выглядит крайне маловероятным в свете раз за разом появляющихся сообщений о желании отменить уже действующие за Украину.

В итоге в качестве реальных действий при худшем для Беларуси развитии событий просматриваются лишь более или менее жесткие заявления на площадках вроде ООН или ОБСЕ, что давно уже доказало свою полную неэффективность в серьезных вопросах.

Так что и в этом смысле не видно никаких мощных стимулов к укреплению сотрудничества.

Если же, вопреки большинству прогнозов, глобальное противостояние все же начнет смягчаться, то на первом плане в белорусско-американских отношениях снова окажутся давно известные препятствия: отсутствие настоящих реформ в экономике и кардинальные различия в идеологических воззрениях, которые сейчас отошли на второй план.

Таким образом, несмотря на определенные положительные сдвиги, из-за специфики белорусского политического режима и его огромной зависимости от Москвы при любом развитии событий рассчитывать на значительное углубление взаимодействия Минска с Вашингтоном оснований немного.