Лукашенко и Путин вряд ли выпьют самогонки перед Новым годом

Кремль держит в рукаве 31-ю карту «углубленной интеграции» и выжидает момент…

Президенты Беларуси и России вряд ли встретятся еще раз до Нового года. Это следует из слов Дмитрия Пескова, пресс-секретаря Владимира Путина. Вероятно, Москва таким образом дает Александру Лукашенко время подумать над ее условиями.

Путин и Лукашенко во время рабочего обеда. 7 декабря, Сочи. Фото kremlin.ru

10 декабря он заявил, что, возможно, еще несколько раз встретится до конца 2019-го с российским руководством, чтобы «сверить часы». И что премьер РФ Дмитрий Медведев по телефону (разговор был по инициативе белорусской стороны), мол, с удовольствием согласился на встречу: «Говорит, даже и в Минск может приехать».

Однако Медведев еще 23 декабря сообщил, что до конца года не планирует посещать белорусскую столицу. Причем это прозвучало в контексте сенсационных откровений главы российского правительства о наличии 31-й карты интеграции — с выходом на единую валюту и наднациональные органы.

А 25 декабря Песков сказал, что планов следующей встречи Путина и Лукашенко до Нового года или сразу после пока нет. При этом, мол, президенты договорились созваниваться, «и они вполне могут принять любое решение, которое будет необходимо для продолжения работы. Если это потребуется, конечно».

 

Оба следователя злые

Между тем Лукашенко в интервью «Эху Москвы» 24 декабря посетовал, что из-за российского правительства, которое-де выталкивает спорные вопросы на уровень президентов, «мы перед Новым годом вместо того, чтобы встретиться с моим близким другом Владимиром Владимировичем Путиным, взять рюмку водки или самогона — я привезу из Беловежской пущи, — выпить и пожать друг другу руки, мы начинаем собачиться».

Ранее, перед переговорами в Сочи, Лукашенко заявил, что на Путина жесточайше давит «антибелорусское» окружение. Это тоже был прозрачный намек на Медведева и других, как выражается Лукашенко, «прагматиков, рыночников», которые, мол, хотят превратить братские отношения в бухгалтерию.

Также в беседе с главредом «Эха Москвы» Алексеем Венедиктовым президент Беларуси, признав наличие 31-й карты с наднациональными органами, уверил, что 7 декабря в Сочи условился с Путиным ее не обсуждать. Но эту злосчастную карту, мол, «все подсовывают, особенно через правительство (недавно прочитал — Дмитрий Анатольевич об этом снова высказался)».

В Кремле, судя по всему, сочли эти пассажи Лукашенко попытками вбить клин между президентом и премьером России. Ответ был дан устами того же Пескова 25 декабря: «Здесь мы не можем согласиться с Александром Григорьевичем: мы не считаем, что есть какая-то разность в заявлениях президента и председателя правительства».

Таким образом, версия о добром и злом следователе в российском руководстве рассыпалась. И оказывается, что оба следователя — злые.

Что, впрочем, подтвердил и сам Путин на пресс-конференции 19 декабря в Москве, когда увязал перспективу дешевого газа не только с унификацией законодательства двух стран, но и созданием наднациональных органов, в том числе эмиссионного (читай: введением в Беларуси российского рубля).

Внимание на хронологию: это прозвучало 19 декабря, через 12 дней после переговоров в Сочи, на которых, как уверяет Лукашенко, 31-ю карту договорились не трогать. Получается, что не очень-то и договорились.

 

Пока Москва решила запускать 30 карт

Впрочем, из свежих высказываний Медведева, Пескова и других российских официальных лиц вырисовывается примерно такая картина: Москва решила пока запускать 30 в основном уже согласованных дорожных карт, а 31-ю придержать до лучших (с ее точки зрения) времен.

Медведев, в частности, отметил 23 декабря, что уже сейчас «мы можем перейти к ее [интеграции] форсированному продвижению, а именно исполнить то, что в этих картах значится — с первой по тридцатую».

Песков же, отвечая на вопрос РБК, подтвердил, что согласованы все карты, кроме одной, но и без нее, мол, можно начинать работу по другим вопросам.

Источники РБК также сообщили, что согласование последней, 31-й дорожной карты, предполагающей создание наднациональных органов, отложено на следующий этап обсуждения.

По данным одного из этих источников, кратчайший срок исполнения самых простых дорожных карт — 2021 год, другие предполагается реализовать в 2023 или даже в 2024 году, поэтому «перспектива создания наднациональных органов или единого эмиссионного центра очень далека».

 

Передышка будет недолгой

Из этих заявлений можно сделать вывод, что на переговорах об «углублении интеграции» белорусской стороне, похоже, удалось пока отбиться от самых неприятных, напрямую угрожающих суверенитету вещей (как можно понять из рваных высказываний Лукашенко в интервью «Эху Москвы», в 31-й карте речь идет даже о едином парламенте и президенте).

Но Минск если и отбился, то ненадолго. Судя по свежим пассажам российских лидеров, 31-ю карту они все равно держат в голове. Видимо, приберегают до того времени, когда, по их расчету, сидение на голодном финансово-экономическом пайке сделает белорусского партнера более сговорчивым.

К тому же выполнение 30 дорожных карт, нацеленных на реализацию принципа «два государства — одна экономика» (формула российского министра экономического развития Максима Орешкина), еще сильнее привяжет белорусскую экономику к российской. А значит — создаст благоприятную почву для введения в Беларуси российского рубля (если экономика теперь одна, зачем две валюты-то?). А затем — и постепенного политического поглощения «младшей сестры» (законодательство унифицировали, теперь для принятия новых общих законов нужен единый парламент и пр.).

 

Если Беларусь остается без московских пряников

Короче, Москва будет ждать, пока, как это звучало в старой кинокомедии, клиент дозревает. А тем временем будет аккуратно подводиться якобы чисто экономическая база под тихую инкорпорацию.

Со скандалом отказаться от подписания 30 уже почти согласованных карт Лукашенко вряд ли дерзнет. Тем более нереальны такие радикальные шаги, как денонсация союзного договора 1999 года. Кремль, мягко говоря, не поймет — со всеми вытекающими последствиями.

Остается вариант подписывать 30 карт, выторговывать под это дело какие-то льготы (но Москва после прошлогоднего «ультиматума Медведева» демонстрирует редкостную неуступчивость), а дальше — пытаться саботировать неудобные пункты, разводить бодягу до бесконечности.

По сути, это ремейк тактики Минска начала 2000-х, когда удалось отбиться от единой валюты, парламента, конституционного акта и вообще вхождения, как предлагал Путин, шестью областями в Россию.

Однако разница в том, что сейчас Москва жестко увязывает выдачу бонусов с выполнением дорожных карт. Их саботаж будет означать, что Беларусь остается без московских пряников.

В принципе это не смертельно, но требует политической воли и реформ, а также готовности массы белорусов заплатить за реальную независимость. Иначе экономическая деградация страны с резким падением и так скромного уровня жизни может привести к тому, что сдача на милость большой соседки окажется лишь вопросом времени.