Единый кандидат. Возьмет ли оппозиция Лукашенко на слабо?

Официальный лидер не любит казаться малодушным, но и пускать в президентскую кампанию «агитатора, горлана, главаря» — дело рискованное…

Рискнет ли Александр Лукашенко дать отмашку на регистрацию на президентских выборах сильного соперника в ранге единого кандидата от оппозиции? Или действующий руководитель Беларуси предпочтет обойтись надежными спарринг-партнерами?

Мнения на этот счет разошлись во время дискуссии, организованной в Минске 10 февраля экспертным клубом «Профессионально об актуальном» центра «Европейский диалог».

 

Кампания в условиях тройного кризиса

Эксперт аналитического центра «Стратегия» Валерий Карбалевич допускает, что единого могут не зарегистрировать. Аналитик считает, что падение популярности толкает режим «к усилению силового компонента удержания власти».

Христианский демократ Павел Северинец, один из претендентов на статус единого, и вовсе на 99% уверен, что власти не зарегистрируют победителя оппозиционных праймериз, «даже если подписи будут собраны». Речь идет о ста тысячах подписей граждан — «кандидатском минимуме», которого требует для регистрации закон.

А вот лидер движения «За Свободу» Юрась Губаревич, которому предстоит соперничать с Северинцем и другими претендентами на статус единого, полагает, что «для Лукашенко не зарегистрировать единого кандидата значит признаться в собственной слабости». Вряд ли, мол, он захочет давать такой плохой сигнал вертикали.

Действительно, бессменный президент Беларуси не любит выглядеть слабаком. Но бывают ситуации, когда не до жиру. Между тем сами рассуждения на тему «зарегистрируют/не зарегистрируют» показывают, что верхушка политического режима может моделировать грядущую электоральную кампанию по своему усмотрению.

При этом, как спрогнозировал на заседании клуба эксперт аналитического центра объединения «Белая Русь» политолог Петр Петровский, избирательная кампания 2020 года «будет проходить по консервативному сценарию».

Карбалевич, со своей стороны, подчеркнул, что кампания пройдет в ситуации, когда «совпали три кризиса, которые подпитывают друг друга. Первый — это кризис белорусской социальной модели. Второй — кризис российско-белорусских отношений, который выразился в резком сокращении российской экономической помощи. И третий — кризис доверия граждан к власти».

Столь суровые обстоятельства вряд ли подвигнут правящую верхушку либеральничать на выборах.

 

У властей аллергия на уличных заводил

При этом решение о регистрации/нерегистрации может зависеть и от персоны победителя праймериз. Если им окажется Северинец, то его прогноз о 99-процентной вероятности нерегистрации, пожалуй, будет в точку.

Северинец показал себя организацией протестов против «углубленной интеграции» в декабре прошлого года. И уже продвигает свою стратегию на выборах-2020 (которые выборами не считает): априори требовать, чтобы ушла в отставку глава Центризбиркома Лидия Ермошина, чтобы не участвовал Лукашенко, и с этой целью заваривать кашу уличных протестов уже в начале кампании.

А разогреть народ, по замыслу Северинца, должны праймериз, которые он предпочитает называть «народным голосованием». Если же единого не зарегистрируют или начнутся суровые репрессии, ответ Северинца — активный бойкот вплоть до общенациональной забастовки.

Понятно, что для властей автор этой стратегии — опасный радикал. Зарегистрируй такого, дай легальную опору (кандидата с корочками винтить — как-то уж совсем не комильфо) — греха не оберешься.

 

Вероятны ножницы между запросами актива и массы

Стоит добавить, что сама жесткая рамка критериев для единого кандидата, разработанных организаторами праймериз (выступать за выход Беларуси из ОДКБ, Союзного государства, против диктатуры, считать, что участие Лукашенко в выборах незаконно, и пр.), грозит сделать любого победителя этого этапа чересчур радикальным даже для многих обывателей, недовольных нынешним житьем.

Здесь могут образоваться ножницы между запросами оппозиционных активистов, которые в основном и определят исход праймериз (действительно народного голосования не получится по целому ряду причин), и ожиданиями массы. Той массы, что устала от тягот материального плана, одного лица в телевизоре на протяжении 25 лет, но не заводится от традиционной риторики оппозиционных лидеров. Массу волнует, что мало бабок в кошельке, что безработица, бешеные цены, плохой быт, плохая медицина, и тому подобные приземленные вещи.

Впрочем, единый кандидат, педалирующий эти темы, тоже может показаться властям опасной фигурой. Потому что бессменному президенту особо нечем хвалиться в плане благосостояния граждан. «Всем по пятьсот» в долларовом эквиваленте было еще в 2010-м, с тех пор — топтание на месте, а ценник в магазе вон как подскочил. И уж совсем непонятно, что думает вождь делать с экономикой, когда Москва прикрыла лавочку субсидий.

 

А как узнать реальный результат?

Да, после праймериз нужно ведь еще собрать сто тысяч подписей граждан — с гаком для надежности. Что для сегодняшней оппозиции задача не из простых. Даже для коалиции. Не говоря уж об иных структурах и персонах, решивших идти особняком. Зато последних властям легче включить в свой сценарий. Кое-кому ведь могут намекнуть, что и ксерокопии вместо реальных подписей сгодятся.

Но предположим, что победителя оппозиционных праймериз зарегистрировали. Разве дело в шляпе? Сама оппозиция твердит на каждом углу, что выборов в Беларуси нет, голоса не считаются. И коль так, то даже если оппонент Лукашенко окажется реально популярным — как узнать правду о его электоральном результате?

У Губаревича на этот счет своя стратегия. Он считает, что сменить власть по силам даже одному проценту белорусов, если они проявят активность и придут на каждый избирательный участок человек по 10-15. Чтобы наблюдать и, грубо говоря, давить на психику членам избиркомов, требуя прозрачного подсчета.

Также Губаревич продвигает идею Площади-предупреждения. То есть не после голосования (как было в 2006 и 2010 годах), а перед. Мол, после драки кулаками не машут, а так продемонстрируем мягкую силу. И люди меньше будут бояться, поскольку все можно организовать по закону, в рамках предвыборной агитации.

 

Беларусь мало похожа на Украину или Венесуэлу

На деле, однако, с большой долей вероятности может потерпеть фиаско как стратегия Северинца, так и стратегия Губаревича. Обе рискуют разбиться о каменную стену инертности массы.

Да, недовольство нынешним положением, прежде всего материальным, у миллионов избирателей, судя по многим симптомам, велико. Точно сказать трудно. Не зря ведь власти придавили независимую социологию еще после прошлых президентских выборов, разгромив в 2016-м НИСЭПИ.

Но даже прессинговать избиркомы, не говоря уж о том, чтобы выходить на Площадь, белорусы пока вряд ли готовы в таких масштабах, чтобы это могло изменить фатальную предрешенность грядущей кампании.

Реально на всю оппозицию сегодня — максимум несколько тысяч активистов. А для прессинга на избиркомы по схеме Губаревича нужно рекрутировать тысяч 60-90 (участков будет более шести тысяч). Площадь, по признанию самого Северинца, не может свалить режим одномоментно: нужны продолжительные массовые протесты. Но в этом смысле Беларусь страшно далека от Украины или Венесуэлы. И в плане консолидированности режима, и в плане темперамента, настроя массы, и по другим параметрам.

 

Бойкот после отказа в регистрации вряд ли выстрелит

Впрочем, революции характерны своей непредсказуемостью. В 1990-м, на закате СССР, выход ста тысяч пролетариев на площадь Ленина в Минске, столице образцовой советской республики, был шоком для властей. И тогда, когда коммунистический режим трещал, избиркомы действительно принялись считать голоса без дураков.

Этот сюжет наверняка не для предстоящих в августе (или мае?) выборов. Вряд ли некие обстоятельства помешают Лукашенко проштамповать себе очередной пятилетний срок. Но и сама кампания будет для действующего президента нелегкой (он недаром твердит про экзамен), и после нее стареющему вождю будет несладко.

Да, у него вышколенная вертикаль и мощный силовой кулак. Однако убедительного ответа, как жить без московской соски, у Лукашенко, похоже, нет. И неспособность ответить на вызовы будет подтачивать режим.

Оппозиция же в грядущей кампании может сыграть на этом тупике официального лидера. Но многое будет зависеть от того, клюнет ли он на «слабо́ зарегистрировать единого от оппозиции». Потому что бойкот после отказа в регистрации вряд ли выстрелит.