Минздрав не признает витебскую швею первой жертвой коронавируса

Актер Виктор Дашкевич оказался даже не вторым умершим от COVID-19 в Беларуси.

Работница закройного цеха витебской фабрики «Красный Октябрь» Галина Шастовская умерла 28 марта в 54 года. У нее был положительный тест на коронавирус, но к ее близким, потенциальным контактам первого уровня, никаких действий не принимают до сих пор.

Галина Шастовская. Фото предоставлено семьей Галины Шастовской

«Она не жаловалась на здоровье, на проблемы с легкими. Ни кашля, никаких других симптомов у нее не было. Беспокоило только повышенное давление. С ним она и пошла в поликлинику. Это было 23 марта. Мама была на приеме у терапевта, и ее отправили на флюорографию. Выяснилось, что у нее — пневмония правой верхней доли легкого. Ей дали направление в противотуберкулезный диспансер. Мама позвонила мне, сказала, что ложится в больницу», — рассказала TUT.by дочь умершей женщины Анна Соловьева.

В противотуберкулезном диспансере не оказалось мест, и Галину Шастовскую отправили в кожвендиспансер, который перепрофилировали для госпитализации пациентов с вирусными инфекциями и пневмонией. Она рассказывала, что все было так перегружено, что даже не хватало штативов для капельниц.

С 24 на 25 марта у Галины начался кашель, возникли проблемы с дыханием. «В четверг, 26 марта, врач сообщил нам, что у мамы — двусторонняя пневмония. А 27 марта она сказала нам, что ее перевезли в противотуберкулезный диспансер, в реанимацию — ей нужен кислород. И что по телефону она будет уже не доступна», — воспроизводит хронологию событий Анна.

Родственники Галины Шастовской пошли в противотуберкулезный диспансер. Забрали ее вещи. И поинтересовались у врача в ординаторской: делали ли пациентке тест на коронавирус. «Он сообщил, что делали. 29 марта пришел результат — и он положительный», — сказала дочь умершей.

Но в свидетельстве о смерти Галины Шастовской, как и у умершего 30 марта витебского актера Виктора Дашкевича, стоит код J18.9 («пневмония неуточненная»).

«Я спросила в морге: "А что вы напишете в посмертном эпикризе?" — "То, что и написано: "пневмония неуточненная". — "А то что положительный результат на коронавирус — с этим как быть?". — "Нам никаких распоряжений на этот счет не давалось". Я настаивала, чтобы в документы внесли и сведения про результат теста на COVID-19. У меня спросили: "Зачем вам это?". У специалиста в морге я спросила: "А как вы вскрываете такие тела — с подтвержденным коронавирусом?". — "Ну как-как? У нас же официально на руках результата такого нет". — "Так я же вам уже сообщила: врач в тубдиспансере сказал, что результат теста — положительный". В ответ на меня в морге все смотрели большими круглыми глазами», — продолжила Анна.

Фото предоставлено семьей Галины Шастовской

Галину похоронили  в закрытом гробу, на кладбище поехали лишь самые близкие родственники.

Анна и ее муж последний раз видели маму и тещу 8 марта. Напомним, к врачам та пошла 23 марта, умерла 28 марта.

«Прямых контактов у нас с мамой не было две недели, — утверждает дочь. — Однако по сей день со стороны поликлиники, санстанции нет никаких действий по отношению к нам — потенциальным контактам первого уровня. Мне только позвонили из милиции. Спросили: "Анна Юрьевна, а вы же в самоизоляции?". Я спрашиваю: а с какого числа мы должны быть на домашнем карантине, если нас никто на него официально не отправлял?».

Семья намерена получить в противотуберкулезном диспансере документ, в котором зафиксирован положительный тест на коронавирус: «Получается, что первым человеком, умершим от коронавируса в Беларуси, стал не актер. Моя мама умерла на два дня раньше. Но она не попала, как говорится, в "сводки" Минздрава».

1 апреля стало известно, что раньше Дашкевича от коронавируса скончалась еще одна жительница Витебска — 73-летняя Александра Чепик.

По данным на 5 апреля, число зараженных коронавирусом в Беларуси выросло до 562 человек. Минздрав подтвердил смерть 8 человек.