Татьяна Новикова. АЭС. Островец в ожидании чуда

Татьяна НОВИКОВА

Татьяна НОВИКОВА

Публицист, журналист, редактор, математик и экономист по базовому образованию. С 1993 года пишет на экономические и экологические темы, освещает вопросы культуры и политики в различных изданиях Беларуси, Украины, России, США. С 2009 года координирует Белорусскую Антиядерную Кампанию, критикующую строительство БелАЭС под Островцом. С 2010 года автор публикаций на экологическую и общественно-политическую тематику, блогер. В 2014-2015 годы наблюдала за событиями в Украине. Ведет веб-проекты по экологическим вопросам.

Эта история носила бы анекдотический характер, если бы в ней не фигурировали риски для жизни и здоровья людей, как в краткосрочной, так и в долгосрочной перспективе.

Собственно, началась она давно, еще в 2009 году, когда один из местных пропагандистов мирного атома на Островетчине писал в районной газете: «Многие спрашивают, а что будет если… А что будет, если в АЭС попадет атомная бомба?». Эту риторику автор использовал для того, чтобы убедить читателей в надуманности претензий к безопасности этого объекта, мол де современные АЭС (которых в мире почти никто не строит, кроме россиян, а по проекту АЭС-2006 тогда не было построено ни одной станции) настолько совершенны и безопасны, что скорее атомная бомба попадет прямо в АЭС, нежели там что-то случится.

За время строительства БелАЭС там произошло столько инцидентов и скандалов, включая международные (чего стоили одни только инциденты с корпусами реактора, которые то роняли, то били об железобетонный столб), что и без атомной бомбы картина вышла довольно нелепой.

Казалось бы, какой еще вишенкой можно украсить это нагромождение? Но ни тогда, ни еще несколько месяцев назад невозможно было представить, что в мире произойдет пандемия некоего нового и опасного заболевания, хотя о влиянии неблагоприятных факторов (изменение климата, вероятность терактов и так далее) экологи говорили постоянно. Это, тем не менее, случилось, и вместе с этим хронология нелепостей БелАЭС получила свое развитие.

Несколько дней назад участники Белорусской антиядерной кампании (организации, эксперты и местные активисты) обратились к Минэнерго и правительству Беларуси с требованием отложить пуск атомной электростанции под Островцом из-за пандемии коронавируса.

Привели аргументы, вроде простые и логичные — границы закрыты, в соседних странах, включая Россию, которая строит эту АЭС, карантин, в Беларуси нет специалистов-атомщиков, которые могли бы только своими силами провести пуск первого энергоблока, если заболеют российские специалисты. Даже если бы были свои, следовало бы надежно защитить их от инфицирования либо иметь сразу несколько групп таких специалистов на замену.

Есть и другие проблемы — со свежим топливом, которое не ясно как ввозить в условиях закрытых границ. С инспекциями и проверками перед пуском АЭС, которые неясно как приглашать и как обезопасить пребывание экспертов и проверяющих. С чрезвычайной ситуацией, которая может возникнуть во время пуска, и неясно как эвакуировать людей в условиях эпидемии — не каждого же на отдельном самолете или в боксе.

Есть проблема и с отработавшим ядерным топливом, которое не стоит начинать нарабатывать, пока нет ясности по поводу обращения с ним, с тем, куда его деть.

Не ясно, как сейчас решать проблемы безопасности проекта, по которому строится станция, обнаруженные во время стресс-тестов. Как их устранять в условиях пандемии? Здесь ведь нужны и европейские специалисты, которые выявили уязвимые места проекта, и российские — проектировщики, инженеры.

Видно, что объем проблем и вопросов уже неподъемно велик. Казалось бы, самое время понять, что такие проблемы и в нормальных условиях решаются с трудом, а во время эпидемии и подавно. Во время эпидемий не проводят столь опасные мероприятия с участием редких иностранных специалистов. Логично было бы написать рапорт начальству о том, что в настоящих условиях пуск невозможен, требуются дополнительные мероприятия.

К слову, это не моя фантазия, а факт. В США, Украине и России уже приняты меры, связанные с обеспечением безопасной работы атомных станций в условиях пандемии. В США удлинены смены на АЭС, в России и Украине серьезно изолируют персонал.

Ответ от Минэнерго и БелАЭС на наше обращение мы получили буквально в тот же день: «У нас всё по плану, на БелАЭС карантина нет!».

Ответ вызвал опасение — а здоровы ли сами отвечавшие, ведь не прошло и дня, как стало известно о массовом инфицировании коронавирусом занятых на строящейся БелАЭС. Понятно почему, ведь карантина там не было, а наше сообщение проигнорировано!

100 человек со станции переведено в режим изоляции, оставшиеся работать жалуются на то, что больных и инфицированных может быть больше и что адекватные меры по предупреждению заражения здоровых не принимаются.

Эта история напоминает сказку про старика Хоттабыча. Древний джин никак не мог понять принципа игры в футбол, почему взрослые мужчины отбирают друг у друга мяч, и для того, чтобы как-то решить эту проблему, дал каждому из игроков по мячу во время матча. Это вызвало скандал, и чтобы избежать его, Хоттабыч заразил игроков корью. Игроки раскашлялись, матч был закончен, и про внезапно появившиеся на поле мячи все благополучно забыли.

Сходство, однако, только кажущееся, поскольку позора уже сложно избежать, даже несмотря на то, что после эвакуации 100 рабочих со стройплощадки БелАЭС Госатомнадзор предположил, что это может повлиять на сроки пуска станции.

Это позор непрофессионализма организаций и специалистов, которые берутся за такую опасную отрасль, как атомная энергетика. Непрофессионально игнорировать, причем на протяжении уже десятилетия, проблемы и риски, мнение своих граждан и, в конце концов, экономические реалии, в которые эта АЭС вообще не вписывается.

Боюсь, что в этой ситуации уже никакой Хоттабыч не сделает эту АЭС ни безопасной, ни менее постыдной.

 

 

 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».