Коронакризис. Правительство боится принимать решения без команды от Лукашенко

С самого верха идет установка, что мы имеем дело исключительно с внешними вызовами. Это значит, что в лучшем случае будут приняты полумеры.

Отказ от введения широких ограничительных мер по блокированию распространения COVID-19 белорусское руководство объясняет тем, что карантин Беларуси не по карману. Из этого же разряда и риторический вопрос президента «Жрать что будем?»

Фото пресс-службы президента

Нежелание властей останавливать экономическую жизнь понятно (человеческая жизнь в наших постсоветских реалиях не очень ценна). Но непонятно, почему власти медлят с реагированием на разрыв хозяйственных связей, уход в «нулевую выручку» целых отраслей экономики, таких как транспорт, туризм, общепит, бытовые и в значительной мере частные медицинские услуги. Александр Лукашенко пока управляет парадом, школой и посевной, но что будет дальше?

 

Пакет антикризисных мер задерживается

Премьер-министр Беларуси Сергей Румас еще 2 апреля в кулуарах сессии Палаты представителей заверил журналистов, что в Беларуси на прямую поддержку экономики в связи с коронавирусом планируется направить около 110 млн рублей.

«Весь комплекс мер состоит из пяти пакетов мер... Трудно обсчитать все меры, но можно сказать, что прямые меры бюджетно-налоговой поддержки составят где-то около 110 млн белорусских рублей. Там есть целый ряд мер в сфере денежно-кредитной и пруденциальной политики, поддержка реального сектора экономики, пакет мер, которые позволят принять решение, инициировать принятие решения в рамках Евразийского экономического союза, так как часть полномочий мы отдали туда. И меры по защите потребителей», — рассказал глава правительства.

Румас тогда отметил, что пакет мер проходит согласование. Но оно, похоже, затянулось.

3 апреля президент заявил: «Не хочу сказать, что спасение утопающих — дело рук самих утопающих. Но настало время кубышечку развязать, вложить в бизнес те запасы, которые есть».

Глава государства почти открытым текстом сказал, что частникам на помощь не следует особенно рассчитывать: «Это твой бизнес, ты его спасай, а мы подставим плечо, если у нас будет такая возможность».

 

Малый и средний бизнес поддержки не дождется

Из общения с представителями бизнес-союзов, предпринимателями автор этих строк уяснил, что компенсации финансовых потерь из государственного бюджета они не ждут, да и премьер-министр прямо сказал, что поддержка будет касаться промышленности и строительства — то есть тех самых «священных коров», которые получали поддержку и до пандемии да и сейчас пока не оказались в кризисе.

Предприниматели ждали от государства той или иной формы налоговых каникул. До 20 апреля им предстояло заплатить налог на прибыль за 2019 год, что для многих при отсутствии доходов в текущем году и неясной перспективе означает приближение банкротства. Не дождались.

На момент написания этого текста в базе «Эталон онлайн» значился лишь один документ со словами «в целях преодоления негативных последствий сложившейся эпидемиологической ситуации в мире» (мы должны помнить слова президента «Я этот коронавирус называю не иначе как психозом и от этого никогда не откажусь», чтобы понимать отсылку к тому, что кризис находится за пределами Беларуси).

Речь идет о постановлении правительства от 15 апреля № 229 о том, что организации и индивидуальные предприниматели вправе принять решение о неначислении амортизации с 1 января по 31 декабря 2020 года по всем или отдельным объектам основных средств и нематериальных активов, используемым ими в предпринимательской деятельности. Однако неначисления амортизации явно мало, чтобы спасти частный бизнес.

Представители отраслей «нулевой выручки» в основном заплатят этот налог. После этого они либо зафиксируют убытки и откажутся от своего ставшего бесперспективным дела (сохраняя накопленное в предыдущие годы), либо будут ждать возвращения экономической жизни в свои отрасли (расходуя свою «кубышечку» на зарплаты сотрудникам, аренду помещений и т.д.).

 

Появятся новые безработные

Судя по всему, владельцы бизнесов пока не в полной мере осознали ситуацию и выжидают.

Фиксировать убытки может более-менее крупный капитал. А закредитованный малый и средний бизнес (SMB) в основном мыслит в категориях «Нам бы только ночь простоять да день продержаться» — его представители сбережений особо не имеют и кредитовались под залог личной собственности. Для невозврата ими кредитов в срок формально нет оснований, по официальной версии в Беларуси ничего чрезвычайного не происходит.

Впрочем, у многих нет денег и для уплаты налога на прибыль за прошлый год. По итогам мая, вероятнее всего, начнут банкротиться мелкие, а по итогам июня-июля — средние бизнесы из отраслей «нулевой выручки», сбережений которых хватит на два-три месяца холостого хода без достижения точки безубыточности.

По разным расчетам, это будет значит потерю доходов для 350-550 тысяч ныне занятых в экономике SMB-сегмента. Максимальное пособие по безработице ныне составляет две базовые величины — это 54 рубля в месяц. Оно не решит проблем этой армии новых безработных, даже если они захотят зарегистрироваться в службах занятости.

То есть статистика официально признанной безработицы в Беларуси, может, особенно и не изменится, но при этом проблема станет массовой.

Любимый белорусскими властями способ решения проблем с занятостью через субсидирование крупных промышленных предприятий в этом случае также не решит проблемы. Заводы и фабрики не возьмут на содержание этих новых безработных. Более того, они сами в скором времени будут решать проблемы с отсутствием сырья и комплектующих, задержками оплаты поставленной продукции и, вполне возможно, будут отправлять своих работников в неоплачиваемые отпуска (по крайней мере, так происходило в предыдущие кризисы).

Сокращение доходов, которое уже произошло или которое ожидается, меняет потребительское поведение: люди продолжают покупать товары повседневного спроса, высокооборачиваемые товары (FMCG), но могут сместить фокус с качественных на дешевые.

А вот сегмент рынка товаров роскоши и услуг класса люкс-премиум (luxury), продуктов с длительным процессом покупки (автомобили, недвижимость), инвестиционных товаров и отчасти отелей и ресторанов уже несет потери (бутики и ювелирные магазины) или будет их нести в ближайшем будущем — в потребительском поведении есть некоторый момент инерции.

По осени можно будет считать, какие из бизнесов остались на плаву, а какие нет. В любом случае следует ожидать сокращения рабочих мест и в сегментах, которые кризис на первый взгляд никак не затрагивает.

Такого рода соображения требуют модифицировать систему соцзащиты и переключить ее с неактуальной борьбы с тунеядцами на собственно обеспечение пособиями тех, кто потеряет источники существования. В этом направлении подвижек не заметно, хотя можно было бы хотя бы увеличить пособие по безработице до минимального потребительского бюджета — сейчас он составляет 479,88 рубля для трудоспособного населения.

17 апреля Совмин принял постановление № 239, которым предусмотрел назначение пособия по временной нетрудоспособности из-за «проведения санитарно-противоэпидемических мероприятий».

Интересно, что правительство посчитало нужным внести в собственное постановление от 28 июня 2013 года № 569 такую вот редакционную правку об условиях выплаты пособий: «слово “карантином” заменить словами “проведением санитарно-противоэпидемических мероприятий”». То есть в правительстве понимают, что президент не согласится на официальное введение карантина, но будет категория людей, отстраненных от работы государственными органами из-за борьбы с COVID-19, и этих людей нужно будет как-то кормить.

 

Выборы могут пройти без потрясений

Опасность социального взрыва обычно приводит к усилению условных «ястребов» в окружении Лукашенко. Поэтому симптоматично увеличение частоты совещаний главы государства с силовиками и передача поручений премьер-министру через третьих лиц — главу правительства не всегда приглашают на такие совещания.

Вместе с тем после «наведения порядка» силовиками маятник обычно качается в сторону представителей экономического блока, которым приходится реанимировать собственно экономику.

В ситуации 2020 года очень вероятно, что президентские выборы пройдут на фоне безусловного падения доходов населения, роста безработицы и перегрузки системы здравоохранения в процессе борьбы с COVID-19. И даже нарастания паники, которую правящий режим пытается предотвратить почти любой ценой.

«Ястребы» и «голуби», «державники» и «либералы», «рыночники» и «плановики» — все могли бы предложить свои собственные решения минимизации последствий кризиса, но по правилам игры они должны получить поручение от главы государства и рекомендовать президенту в рамках этого поручения.

Если с самого верха идет установка, что мы имеем дело с исключительно внешними, а не внутренними вызовами, что в Беларуси кризиса нет, то в итоге президент получит рекомендации в рамках именно такого подхода. Это значит, что в лучшем случае будут приняты полумеры.

Оппозиция ввиду эпидемиологической ситуации лишилась возможности опираться на уличные акции протеста. Помогающие врачам волонтеры за редким исключением не имеют политических амбиций и, скорее всего, не будут путаться под ногами у президента во время электоральной кампании. В период кризиса патерналистские настроения, скорее всего, усилятся, поэтому не исключено, что без любви, но с надеждой на помощь многие избиратели действительно проголосуют за Лукашенко.

При таком раскладе правящему режиму нет особой нужды закручивать гайки и преследовать инакомыслящих. Что не мешает заинтересованным царедворцам в столице и местным князькам решать под шумок личные вопросы и сводить счеты — «война всё спишет».