Рискнет ли Минск потрепать нервы Москве за «эти две базы» в Беларуси?

Конфликт слишком рискован, учитывая, что цена вопроса не так уж велика.

Продление срока эксплуатации российских военных объектов на территории Беларуси означает для Москвы сохранение в том или ином виде военно-стратегического контроля над своим строптивым союзником. А для Минска эти объекты — важный козырь в перманентном интеграционном торге с партнером.

РЛС «Волга». Фото mil.by

Военно-политическое руководство России планирует развернуть в районе Калининграда радиолокационную станцию (РЛС) загоризонтного обнаружения типа «Контейнер».

Некоторыми экспертами это намерение было расценено как недвусмысленный сигнал Минску. Дескать, если тот продолжит торг по поводу продления срока аренды находящейся на территории Беларуси РЛС «Волга» из состава российской системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН), то Москва вообще откажется от эксплуатации этой станции, заменив ее «Контейнером» в Калининградской области.

 

Пора определяться

6 июня 2021 года истекает срок действия межправительственных соглашений от 6 января 1995 года об аренде Российской Федерацией недвижимого имущества и земельных участков, на которых располагаются 474-й отдельный радиотехнический узел «Барановичи» (Ганцевичи, Брестская обл.), где расположена РЛС «Волга», и 43-й узел связи Военно-морского флота РФ (Вилейка, Минская область).

И до июня текущего года, как предусматривает соглашение, союзники должны определиться с судьбой этих объектов.

Между тем Александр Лукашенко неоднократно намекал, что не отказался бы от некоей компенсации за продолжение их эксплуатации.

Так, в декабре 2019 года в интервью «Эху Москвы» Лукашенко заявил: «У нас на территории Беларуси две военные базы Российской Федерации, высокотехнологичные базы. Сколько вы нам заплатили нам после развала СССР за эти две базы? Ноль».

Правда, некоторые эксперты полагают, что определенной платой за их использование можно считать безвозмездное предоставление Россией белорусским военным информации о воздушно-космической обстановке и полигонов для боевых стрельб средств ПВО. Но белорусский лидер, похоже, считает, что Москва недооценивает роль своего западного форпоста.

Отсюда, возможно, и исходят опасения российских властей, что на фоне нынешнего обострения двусторонних отношений Минск может не продлить аренду объектов в Ганцевичах и Вилейке, которые сохраняют свое важное военно-стратегическое значение для России. Поэтому информация о планах разместить «Контейнер» под Калининградом рассматривается некоторыми комментаторами как упреждающий маневр с целью лишить Лукашенко важных аргументов в очередном раунде интеграционного торга, который неизбежно продолжится после отступления коронавируса.

 

«Контейнер» не заменит «Волгу»

Другие же эксперты, признавая само наличие такой проблемы в белорусско-российских отношениях, не согласны с тем, что загоризонтная РЛС «Контейнер» в Калининградской области может сыграть подобную роль. Так как она ни в коей мере не является альтернативой надгоризонтной РЛС «Волга».

Дело в том, что загоризонтные РЛС используют сигнал, отраженный от ионизированного слоя атмосферы, который располагается на высотах от 60 км. Что позволяет обнаруживать воздушные цели типа самолета или крылатой ракеты на расстоянии до 3 тысяч километров, находящиеся вне зоны прямой радиолокационной видимости, за изгибом земной поверхности.

Недостаток таких станций в том, что они отслеживают цели лишь в узком коридоре от поверхности земли до ионосферы и практически неспособны контролировать полет баллистических ракет, которые быстро покидают атмосферу.

Надгоризонтные РЛС используют сигнал, распространяющийся в зоне прямой радиолокационной видимости, и служат для обнаружения целей в высоких слоях атмосферы и ближнем космосе — баллистических ракет и космических объектов.

Именно к этой категории принадлежит «Волга», работающая в дециметровом диапазоне. В ее функции входит обнаружение в полете баллистических и космических ракет, их идентификация, отслеживание траектории, расчет точки старта и точки падения. Максимальная дальность составляет 4800 км, дальность обнаружения с эффективной площадью рассеяния 0,1-0,2 кв. м — 2000 км. Сектор обнаружения по азимуту — 120 градусов.

После того как был разрушен Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности и они могут поступить на вооружение сил США в Европе, ценность РЛС «Волга» для России существенно возросла. Ведь именно для противостояния баллистическим ракетам этих классов станция в первую очередь и создавалась.

 

Аренду продлят

Ныне «Волга» выступает в роли передовой позиции российской системы противоракетной обороны (ПРО) А-135 «Амур». Эта система предназначена для ПРО Москвы, Московской области и прилегающих регионов Центральной России.

Есть основание полагать, что «Волга» будет включена и в состав новой российской системы ПРО А-235 «Нудоль», испытание ракеты-перехватчика для которой состоялось 15 апреля. К слову, проект «Волги» изначально предусматривал возможность наведения противоракет. Отключенная согласно договору по ПРО от 1972 года, эта функция вновь может быть активирована.

По сравнению с другими противоракетными радарами советской разработки, узел СПРН в Ганцевичах запущен в эксплуатацию относительно недавно и является технически гораздо более совершенным.

По мнению специалистов, «Волга» обеспечивает высокие точностные характеристики за счет использования цифровых вычислительных комплексов. А модульная конструкция станции дает возможность ее поэтапного развития и модернизации без выведения из состояния дежурного режима. Исходя из технических показателей срок эксплуатации этого объекта может составить еще не одно десятилетие.

Но, принимая решение о сохранении узла СПРН «Барановичи», военно-политическое руководство России вряд ли будет принимать в расчет соображения исключительно военно-стратегической целесообразности и технической готовности.

Об этом, в частности, говорят и высказывания первого вице-президента российской Академии геополитических проблем доктора военных наук Константина Сивкова. По его мнению, уход российских военных с позиций в странах ближнего зарубежья означал бы их уступку американцам, чего нельзя допускать ни в коем случае.

Белорусские же власти, несмотря на публично выражаемые обиды на Москву, вряд ли захотят конфликтовать с ней по вопросу аренды военных объектов. Это слишком рискованно, а цена вопроса не так уж велика.