650 тысяч долларов в гараже. Вынесли еще один приговор по «делу медиков»

11 мая в Минском городском суде завершился еще один процесс по громкому коррупционному «делу медиков». Судили как тех, кто взятки брал, так и тех, кто их давал.

 

Закрытый суд, большие сроки

Процесс начался 13 января и проходил в закрытом режиме. Судья Елена Шилько аргументировала такое решение наличием в материалах дела коммерческой тайны и документов под грифом «секретно».

Александр Шарак

Бывший гендиректор «Белмедтехники» 46-летний Александр Шарак признан виновным по ч. 3 ст. 430 УК и приговорен к лишению свободы на шесть с половиной лет с отбыванием наказания в колонии усиленного режима. Ему запрещено в течение пяти лет занимать руководящие должности.

Шарака признали виновным в том, что он принимал незаконные вознаграждения за выполнение действий, которые должен был выполнить согласно своим служебным обязанностям.

Бывший начальник отдела реализации «Белмедтехники» Кирилл Кастрицкий признан виновным по ч.ч. 1 и 2 ст. 430 и приговорен к трем годам лишения свободы в условиях усиленного режима, лишению права занимать руководящие должности сроком на три года. Кастрицкого взяли под стражу в зале суда, с июня 2018 года он находился под домашним арестом. На приговор он пришел с вещами в больших клетчатых сумках.

Три представителя коммерческих структур Евгений Волков, Александр Юсов и Борис Ранчинский признаны виновными в даче взяток (ч. 2. ст. 431 УК) и покушении на дачу взятки и приговорены к «домашней химии» — ограничению свободы без направления в учреждения открытого типа. Ранчинский и Юсов — на два года, Волков — на два с половиной.

Илья Карпович

69-летний бизнесмен Илья Карпович, возглавлявший в Беларуси представительство иностранной компании, по ч. 2 ст. 431 осужден на 6 лет лишения свободы в колонии усиленного режима. Карпович был под стражей почти два года, перенес за это время операцию на брюшной полости. Соглашение со следствием не подписывал.

О нем знакомые говорят, что «это мужественный, достойный человек». Когда его внучка и дочь плакали и махали рукой ему в суде, он как мог, поддерживал их жестами и улыбкой, которая была видна даже через маску.

Адвокат Карповича Сергей Буякевич сказал Naviny.by, что будет обжаловать приговор. Он обратил внимание на то, что Карпович — единственный из участников процесса, осужденных за дачу взятки, находился под стражей — с 16 июня 2018 года.

«Позиция защиты такаяприговор является незаконным и несправедливым, — сказал Сергей Буякевич. — Я не имею права комментировать дело в связи с закрытостью судебного заседания. Я и мой подзащитный будем обжаловать приговор».

Отметим, что судья, зачитывая приговор, вынесла частное определение адвокату Буякевичу, но не сообщила, за что. На вопрос, какое нарушение совершил адвокат, сам Буякевич сказал, что не знает.

По приговору суда, снят арест на имущество Карповича. Это сумма наличных в размере около 44 тысяч евро, деньги на различных счетах — более 100 тысяч евро, два дома, изолированные помещения, деньги на счете супруги — 25 тысяч евро.

Приговор в законную силу не вступил, может быть обжалован.

 

Самая долгая отсидка в СИЗО КГБ и самая большая найденная сумма денег

Александр Шарак был задержан одним из первых по «делу медиков» — в июне 2018 года — и с тех пор находился под стражей.

В конце июня 2018 года КГБ сообщил о вскрытии масштабной коррупционной схемы в сфере здравоохранения. По информации комитета, лекарства и медоборудование допускались на белорусский рынок за взятки, на подкуп чиновников уходили миллионы долларов.

Среди задержанных были замминистра здравоохранения Игорь Лосицкий, директор РНПЦ травматологии и ортопедии Александр Белецкий, директор центра экспертиз и испытаний в здравоохранении Александр Столяров, главный врач 1-й городской клинической больницы Минска Олег Фомин, начальник главного управления здравоохранения Гродненского облисполкома Андрей Стрижак, начальник военно-медицинского управления Минобороны Алексей Еськов, гендиректор предприятия «Белфармация» Вячеслав Гнитий и другие.

Все они были задержаны или практически в то же время или чуть позже, что и Шарак, признаны виновными за получение взяток, осуждены и отбывают наказание.

Таким образом, процесс, главным участником которого был Александр Шарак, — один из последних по «делу медиков».

Сумма найденных у Шарака денег — одна из самых крупных по «делам медиков». При обыске гаража Шарака было найдено около 620 тысяч долларов. Обыск фигурировал в кадрах оперативной съемки, которые показывали по государственным каналам. Эти деньги по приговору суда конфискованы. А арест по приговору суда сняли с автомобиля, земельного участка и гаража.

 

 

Найденная сумма наличных у Шарака даже больше, чем была найдена у бывшего директора РНПЦ травматологии и ортопедии Александра Белецкого, у которого во время обыска обнаружили около 500 тысяч долларов в эквиваленте. Хотя взяток Белецкому обвинение предъявило всего на семь тысяч долларов.

 

Ранчинский — из свидетеля в обвиняемые

Дела Белецкого и Шарака объединяет человек, который заявил, что давал одному и второму взятки — это бизнесмен Борис Ранчинский 1953 года рождения. Он возглавлял коммерческое предприятие «Медиасфера», которое занималось техобслуживанием и ремонтом медоборудования.

Борис Ранчинский

Ранчинского задерживали в июне 2018 года на три недели, а затем отпустили. Согласно материалам суда над Белецким, Ранчинский несколько раз давал незаконное вознаграждение.

В качестве свидетеля-взяткодателя Ранчинский проходил и по делу бывшего начальника управления здравоохранения Гродненского облисполкома Андрея Стрижака.

Обвинение утверждало, что Стрижак договорился с Ранчинским оказывать ему содействие в заключении и исполнении договоров на техобслуживание и ремонт медоборудования, а также по скорейшей оплате услуг и получил за это не менее 9,7 тысячи долларов.

И вот теперь Ранчинский оказался на скамье подсудимых, но не под стражей. Он, как и Шарак, еще летом 2018 года заключил досудебное соглашение о сотрудничестве со следствием (об этом стало известно во время предварительного заседания суда в декабре).

На суде над Белецким 11 февраля Ранчинский сказал, что система создала такие условия, чтобы он ходил к организаторам здравоохранения с протянутой рукой.

 

 

Фото и видео Сергея Сацюка