Владимир Мацкевич. БОЙКОТ. Это не «диван», а активное политическое действие

Владимир МАЦКЕВИЧ

Владимир МАЦКЕВИЧ

Белорусский философ и методолог, общественно-политический деятель, телеведущий. Основатель и руководитель Агентства гуманитарных технологий. Основатель программы создания современного университета в Беларуси «Летучий университет».

Бойкот — это не «лежание на диване» и ничегонеделанье. Бойкот — это активное политическое действие, организовать которое куда сложнее, чем просто заявиться кандидатом на «выборы» для того, чтобы «не победить, но поучаствовать».

Власть диктатора держится, в первую очередь, на послушности и исполнительности граждан. Сила и принуждение — это только вторичный фактор. Силой принуждают к послушности недовольных. А на послушных по собственной воле сила не распространяется.

Диктатор раз в несколько лет проводит общенациональные мероприятия по проверке и подтверждению лояльности населения. К таким мероприятиям относятся: всебелорусские собрания «лучших людей»; официозные праздники с эффектом толпы типа 3 июля или 9 мая; «референдумы»; «выборы».

Кроме проверки лояльности и поддержки эти мероприятия должны легитимизировать диктатуру как власть, основанную на воле большинства.

Если реального большинства нет, власть создает медийное большинство на экране массового сознания. Пока в медиа создается иллюзия массовой поддержки, никого не интересует, как там в реальности. Тем более что реальности никто не знает — из-за ограничений свободы слова, фактического запрета социологии в стране, разгрома интеллектуальных и аналитических центров, дискредитации лидеров общественного мнения. Без всех этих институтов невозможно нормально оценить «реальность».

Показать обществу и режиму отсутствие поддержки большинства нельзя лозунгами и словами. Это можно сделать только акциями неповиновения. Демонстрацией неповиновения. На этом строятся все формы ненасильственного сопротивления авторитарным диктаторским режимам, перечисленные в книгах Джина Шарпа. Все без исключения.

Неповиновение — общее свойство любых ненасильственных форм сопротивления: забастовки, голодовки, уличные акции, отказ от уплаты налогов, бойкот. Бойкот также может принимать разные формы. Но главное в бойкоте — именно неповиновение.

Власть, режим, вертикаль, административный аппарат — все они сейчас нацелены на то, чтобы провести очередное мероприятие по демонстрации лояльности диктатору, демонстрации поддержки большинством населения диктатуры Лукашенко.

На 2020 год было запланировано два таких мероприятия: президентские «выборы» и референдум по смене конституции. Проявление неповиновения обществом в 2020 году возможно через массовое неучастие в этих мероприятиях.

После общественного движения против аншлюса и в защиту независимости в 2019 году режим не решился совместить «выборы» диктатора и «референдум», угрожающий независимости страны. Поэтому сначала диктатор хочет добиться продления легитимности своего режима на «выборах», а только потом провести «референдум».

Наша задача, задача гражданского общества — сорвать замысел властей, проявить массовое неповиновение. То есть — не участвовать в «выборах».

До появления на политической арене фигур Цепкало и Бабарико, эти «выборы» так мало интересовали общество, что массовая неявка была очень вероятной. Общество знает, что результат этих «выборов» заранее известен. Поэтому никто не видит смысла в участии в голосовании.

Игнор был возможен до начала мая с такой вероятностью, как никогда. Это было ясно ещё в январе. Поставив себя на место наших врагов, я предположил, что для завлечения избирателей будет предложен «кандидат» от элиты и номенклатуры. Когда Валерий Цепкало объявил о своём участии в «выборах», стало ясно, что режим думает именно так, как я и предполагал.

Но тут появляется Виктор Бабарико, и интерес к «выборам» взлетает до небес. Даже те, кто никогда раньше не ходил голосовать, вдруг возбудились. Обрадовалась и Ермошина: апатия и абсентеизм перестали угрожать тому мероприятию, за которое она головой отвечает перед диктатором.

До этих событий мая на «выборы» не пошли бы больше половины всех избирателей. Срыв «выборов» становился вероятным и реальным. Причём без особых усилий. Праймериз части оппозиции не мог возбудить общество и избирателей. Сейчас же сорвать замысел Лукашенко—Ермошиной становится намного труднее.

Бойкот — это не «лежание на диване» и ничегонеделанье. Бойкот — это активное политическое действие, организовать которое куда сложнее, чем просто заявиться кандидатом на «выборы» для того, чтобы «не побеждать, но поучаствовать».

Бойкот как политическое действие имеет несколько фаз. Начинается он с информационной кампании по трем основным аргументам: моральному, правовому и прагматическому.

Моральный аргумент. Из десяти ветхозаветных заповедей эти «выборы» нарушают сразу пять. Моральный принцип требует не участвовать ни в чем, где убивают, пытают, крадут, лгут, отбирают имущество и собственность. И творят кумира из убожества.

Правовой аргумент. Эти «выборы» нарушают гражданские и человеческие права — фактов и аргументов в пользу этого утверждения хватает. Законы бывают неправовыми — таковы не только многие законы в нашей стране, но и сама нынешняя конституция. Те, кто участвуют в «выборах», игнорируют право, они поступают по лукашенковскому закону. По этим неправовым законам действует штаб Бабарико, так поступает Цепкало, так ведут себя «старые» оппозиционеры из «праймеристов». Все участники «выборов» участвуют в этом преступлении.

При этом даже неправовые законы нарушаются. Законопослушный Бабарико вот уже сидит. Это его выбор. Он знал, его предупреждали, но он пошёл на эту жертву, он был готов сесть. А его сын? Он готов был отдать сына на 15 лет в тюрьму?

Прагматический аргумент. По тому, как организованы эти «выборы», очевидно, что ни у кого, кроме Лукашенко, нет никаких шансов. В чём же прагматика остальных участников? Они ведь реально не борются за власть — получить ее на таких «выборах» с заранее известным итогом невозможно. Вероятно, он просто хотят сиюминутной популярности. То есть фундаментальный интерес настоящих политиков — приход к власти — участники «выборов» подменяют мелочной и мнимой прагматикой момента.

Бойкот продолжается через отказ самых раскрученных кандидатов принимать участие в нечестных выборах. Этот отказ услышат десятки и сотни тысяч их сторонников. Вместе с абсентеистами и сознательными игнорщиками сторонники Бабарико, Тихановского, остальных протестных кандидатов составят большинства общества.

Широкая пропаганда и агитация дала бы прирост участников бойкота, достаточный для того, чтобы сорвать замысел властей и продемонстрировать реальное неповиновение. И в итоге это привело бы к реальному политическому кризису в стране — который нужен для того, чтобы стали возможны перемены.

И это реально трудно! Это очень серьезная работа!

Но знаете ли вы, кто проделывает эту большую работу, чтобы такая акция неповиновения как бойкот «выборов», стала реальностью? И можете ли назвать тех, кто работает против этого — тех, кто демонстрирует послушность и лояльность властям, даже несмотря на репрессии? Попробуйте ответить на эти вопросы.

 

 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».