Узники Окрестина. Шокирующие истории

Как арестованные во время уличных протестов покидали ИВС на Окрестина

В ночь с 13 на 14 августа из ИВС на Окрестина отпускали задержанных по всей Беларуси во время массовых уличных протестов после 9 августа. Родственников и волонтеров шокировали истории освобожденных.

 

В каретах скорой помощи, без личных вещей, босиком

В ту ночь у ворот ИВС на Окрестина собралось около полутора тысяч человек, встречающих освобожденных, — родственники, знакомые и около полутысячи волонтеров, среди которых автовладельцы, правозащитники и медики.

Как рассказала Дарина, которая координирует минских волонтеров в эти дни, людей отпускали один раз в 20 минут по 10-15 человек.

Судя по количеству освобождаемых, ЦИП не успевал справиться с их потоком. Возможно, это стало одной из причин, почему люди выходили без личных вещей. Однако сложно найти объяснение их виду и состоянию, кроме жестокого обращения.

 

 

«У тех, кто выходит за ворота сам, синяки под глазами мы видим часто. Они без телефонов, без денег, некоторые без обуви, тут вышло два молодых человека, один был в одном ботинке, другой вообще босиком», — рассказала координатор волонтеров.

По ее словам, выходящие люди обычно не просят о медицинской помощи, но они очень голодны и без теплых вещей, поскольку передач для них не принимали.

Однако не всем удается покинуть ИВС самостоятельно, иногда ворота распахиваются и людей вывозят «скорые». В интервале между тем, как выходят освобожденные, выезжает три-четыре машины скорой помощи.

По словам Сергея Маховикова, перед тем, как выйти из ИВС, он заметил человека, которого уговаривали сесть в машину скорой помощи, поскольку «он был фактически весь синий». Это, по мнению волонтеров и освобожденных, делается для того, чтобы ни собравшиеся, ни журналисты не видели состояния пострадавших. По словам Маховикова, «максимально избитых, которых допытывалось КГБ», днем также увозили в машинах скорой помощи.

Вот за ворота выезжает скорая, люди стараются прижаться к забору и забраться на тротуар, собравшиеся призывают друг друга не занимать проезжую часть, а волонтеры спрашивают у водителя скорой помощи фамилию и выкрикивают ее в толпу.

Плачущая женщина сообщает волонтерам имя и фамилию своего освобожденного сына и, крепко держа его за руку, добавляет: «Я его несколько дней ищу, он инвалид второй группы!»

На месте работают также волонтеры, помогавшие медикам во время пандемии COVID-19, им удается зафиксировать некоторые имена, поскольку выходящие быстро покидают ИВС.

Волонтеры не могут ни подтвердить, ни опровергнуть информации о возможных погибших, но у ворот ИВС дежурят родственники, которые с фотографиями разыскивают пропавших.

 

Освобожденный: «Людей избивали, люди умирали, но мы молчать не будем принципиально»

Вышедший из ворот ИВС Сергей Маховиков, по его словам, был задержан в Минске ночью 11 августа в районе гостиницы «Планета» за то, что «просто шел с друзьями по пустой улице». Он рассказал об условиях содержания и своих дальнейших действиях.

«Нормально там не обращались ни с кем, — прокомментировал он для Naviny.by. — Сегодня девушку избивали так всю ночь так, что не передать словами».

По словам Сергея, у задержанных ОМОН забирал деньги. Когда составляли акты с перечнем их личных вещей, «никто не записывал суммы найденных у них денег», и «если там были сто долларов, которые люди хотели за квартиру заплатить, их избивали, возили в КГБ и спрашивали, кто вам заплатил?».

По словам Маховикова, сотрудники КГБ почему-то подозревали, что протестующим платят за их активность и требовали у них признаний.

 

 

Маховиков рассказал, что с ним в камере находились люди, «которые умирали, и сокамерники к ним по шесть часов просили врача», когда же врачи заходили и говорили, что человека надо увозить в больницу, ОМОН отказывал им в этом: «Пускай умирает».

Нуждающиеся в медицинской помощи также не получали ее вовремя: «Люди с сахарным диабетом… Им говорили — давайте, чуть ли не подыхайте».

Задержанных, по свидетельствам Маховикова, регулярно избивали, на вопросы о травмах и переломах, он ответил: «Этого было очень много!». Он продемонстрировал собравшимся синяки на ногах: «Мы все в побоях, но это самая малость».

Сергей утверждает также, что в Партизанском РОВД, куда их забрали, был человек в тяжелом состоянии, к которому допустили скорую, «когда он уже перестал дышать».

 

 

О жестокости обращения Сергей добавил: «У людей забирали телефоны и разбивали их им о головы. К нам в камеры, карцеры распыляли газ и ломали пальцы, чтобы мы разблокировали свои телефоны».

Узники ИВС на Окрестина, по его словам, находились в нечеловеческих условиях, в переполненных камерах: «На тридцати квадратных метрах — 124 человека. Мы просто стояли 24 часа, скорую не дозваться. Воду мы просили с 9 утра, нам ее принесли только в 12 ночи — 12 литров на 124 человека».

На вопрос о том, кто избивал задержанных, Маховиков ответил, что сложно определить, какое это подразделение — СОБР или ОМОН, поскольку все они были в масках, считать отличительные знаки не было возможности.

Несмотря на пережитое, Сергей говорит, что он и другие арестованные «не будут молчать принципиально», намерены обжаловать действия силовиков и постановления судов.

На извинения главы МВД Караева он ответил, что «этого мало», учитывая характер и тяжесть применявшихся к ним действий.

 

Самоорганизация: сотни волонтеров, кофе и еда, частный автотранспорт

Нетипичное для Минска зрелище: вдоль аллеи в сквере, ведущей к ИВС на Окрестина, — столики с едой, кофе и бутилированной водой, родственники и волонтеры, обсуждающие последние события. Там нет привычных сотрудников органов внутренних дел, ведущих видеосъемку, собравшимся никто не препятствует.

Люди в толпе не знакомы, однако предельно самоорганизованы и вежливы. Несмотря кажущийся хаос, в сквере нет мусора, люди предлагают друг другу помощь, горячий чай и кофе.

Когда к воротам подходит очередная партия арестованных, которых готовятся отпускать, кто-то в толпе начинает хлопать и приветствовать их, но их тут же просят прекратить: «Люди, что вы делаете!». Говорят, что когда на улице хлопают, за стенами ЦИПа узников начинают избивать. И толпа мгновенно замолкает.

Автовладелец Алексей Петрович вместе с другими волонтерам — всего, по словам Дарины, их было несколько сотен — дежурит у ворот ИВС несколько часов. Он предлагает покинувшим ИВС отвезти их домой, и скоро он находит человека, которого встречают родственники без транспорта.

Иногда освобожденных нужно везти в другие города, на десятки и даже сотни километров, но, несмотря на это, недостатка в волонтерах нет. По словам координатора, водителей в ту ночь хватало, и им на смену постоянно прибывали новые.

Люди остаются у ворот ИВС на Окрестина и на следующий день, поскольку они все еще ищут своих родственников, а точной официальной информации о задержанных, арестованных и освобожденных еще нет.