Татьяна Новикова. АЭС. Точка невозврата пройдена

Татьяна НОВИКОВА

Татьяна НОВИКОВА

Публицист, журналист, редактор, математик и экономист по базовому образованию. С 1993 года пишет на экономические и экологические темы, освещает вопросы культуры и политики в различных изданиях Беларуси, Украины, России, США. С 2009 года координирует Белорусскую Антиядерную Кампанию, критикующую строительство БелАЭС под Островцом. С 2010 года автор публикаций на экологическую и общественно-политическую тематику, блогер. В 2014-2015 годы наблюдала за событиями в Украине. Ведет веб-проекты по экологическим вопросам.

Позавчера на первом энергоблоке БелАЭС облучили топливо, и он фактически начал работать. Пока на минимальной мощности — для физических экспериментов в рамках этапа физического пуска под кодовым названием Б-2. Буквально за день до этого Госатомнадзор Беларуси выдал для этого разрешение. Это значит, что в реакторе началась цепная реакция, то есть точка невозврата пройдена. С этого момента реакторная установка считается опасной.

Накануне, 8 октября, Госатомназдор объявил о выданном разрешении. Однако это информационное сообщение потонуло в шквале «позитивных новостей» о том, что пуск БелАЭС якобы перенесли на 2022 год.

Пуск на самом деле никуда не перенесли, речь шла о крайнем сроке сдачи в эксплуатацию второго энергоблока. Эта позитивная новость как нельзя кстати отвлекла внимание людей от очень важного события — начала опасного процесса. Они услышали не то, что им сказали, а то, что они хотели услышать — якобы пуск перенесен, и можно временно расслабиться.

Расслабляться скорее поздно, чем рано. Условия, в которых происходит пуск, говорят об этом. И добавилось нечто беспрецедентное. А именно то, что законодательство изменили и приурочили физпуск первого энергоблока к выборам, он начался без лицензии на эксплуатацию, до завершения проверки безопасности и обсуждения с общественностью ее результатов.

При этом, напомню, что документацию для получения лицензии оператор подал давно, почти два года назад. За это время проверка документации не завершилась. Это говорит о двух вещах, которые могут наблюдаться по отдельности, либо вместе. Это несоответствие инсталляции и документации требованиям и/или отсутствие возможности провести проверку соответствия требованиям.

И то, и другое плохо. Хотя может быть и третье. А именно, то, что говорит Госатомнадзор: проверяли-проверяли, но потом решили, что этого мало, лицензию не выдали, но решили еще лучше проверить. Но почему же лицензию тогда не выдали и поменяли законодательство перед пуском, если были все основания для того, чтобы выдать лицензию? Не понятно.

Добавился и COVID-19, сейчас уже вторая волна, которая, как предполагается, будет тяжелее первой. Добавился и политический кризис в стране, причем такой, который сам собой не рассасывается. Плюс к этому всему — недостаточность законодательной базы, невыполненные рекомендации международных экспертов, нерешенность проблемы обращения с ОЯТ, даже на уровне сухого промежуточного хранения, невостребованность электроэнергии на внутреннем и внешнем рынках, отсутствие денег, долги и так далее…

Короче, самое время запускать реактор (что уже сделано) и самое время приурочить энергетический пуск к 7 ноября!

Такое впечатление, что руководство страны все же решило уйти, но не просто, а сделать это с максимально возможным треском.

 

 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».