Кукловоды. Для чего КГБ позволил Воскресенскому вещать от имени Лукашенко?

Первый президент Беларуси через марионетку пытается навязать обществу свои правила игры.

Находясь в заложниках — у своего имиджа харизматичного лидера, с одной стороны, и у народа, который требует ухода из власти, — с другой, Лукашенко делает осторожные шаги в направлении, как ему кажется, выхода из политического кризиса. Идея обновленной Конституции разжевывается народу ртом бывшего оппонента Лукашенко. Что же за этим стоит?

10 октября Александр Лукашенко в СИЗО КГБ встретился с частью политзаключенных, выпустить которых требуют протестующие белорусы. Состоялось обсуждение политической ситуации и новой Конституции, инициированной Лукашенко как способ выйти из политического противостояния.

После этой встречи в течение нескольких дней из-под стражи освобождают (под домашний арест или подписку о невыезде) шестерых ее участников.

Далее случается и вовсе необычное: один из политзаключенных с разрешения КГБ дает развернутое программное интервью крупнейшему порталу страны, вещая от имени Лукашенко. Ранее такое позволялось лишь приближенным к телу лицам, например, главе Администрации президента Кочановой.

 

Сеанс чревовещания

20 октября на портале TUT.by было опубликовано интервью Юрия Воскресенского, который после встречи Лукашенко с политзаключенными в СИЗО КГБ стал называть себя «медиатором между властью и альтернативной частью общества».

Инициатором беседы выступил портал TUT.by, предварительно согласовав факт проведения интервью со следствием КГБ, вопросы не согласовывали.

В беседе с журналисткой Адарьей Гуштын Юрий Воскресенский несколько раз подчеркнул, что от Лукашенко «получил некоторый карт-бланш», гордится тем, что выполняет «гуманитарную миссию». Основные для Воскресенского задачи на сегодня две. Одна касается Конституции (идея власти по развязке политического кризиса), «вторая задача, и на данном этапе она является основной — освобождение людей из следственных изоляторов путем перевода их под домашний арест».

О своей нынешней роли «политический медиатор» отзывается так: «Говорят, что устами Воскресенского КГБ доносит мысли Лукашенко? Ну, если это для пользы Беларуси, пусть будет так».

Посмотрим, какие мысли первого президента Беларуси народ должен был уяснить. Основные тезисы интервью Воскресенского порталу TUT.by:

1. Лукашенко — сильный президент, построивший страну сам, без помощи — возможно, ошибся, «созрел для перемен… Не стесняется просить помощи у белорусов».

2. «Президент попросил улучшить ситуацию — закрепить демократические изменения в Основном законе… Нужен новый документ — у президента только два срока, усилена роль парламента, независимый суд, возможно, суд присяжных — это уникальная работа, в которой надо принять участие».

3. Цели Лукашенко: «Мне ничего не надо, мне нужен порядок и спокойствие в стране».

4. Лукашенко «президентства наелся». Этому нужно верить, потому что верит Воскресенский, опираясь на свои чувства и опыт.

5. Сергей Тихановский — хам: тыкал «президенту» на встрече в СИЗО КГБ.

6. Светлана Тихановская допускает неэтичные провокационные заявления. Она не имеет отношения к освобождению политзаключенных. «Ну, заткнитесь вы хотя бы временно», — обращается к ее команде Воскресенский.

7. Координационному совету от «медиатора» поступила просьба помолчать, «а лучше — пожмите руку, которую протянула власть, оцените этот поступок».

8. Ультиматумы и санкции власти «до сиреневой звезды», «власть не поддается шантажу». «Это очередная ошибка КС». У Лукашенко нет и не будет финансовых проблем.

9. Виктор Бабарико получил от Воскресенского позитивную оценку.

10. Остальные оппоненты круглого стола не компетентны, «говорили абсолютную чушь», но многие из них войдут в команду по работе над новой Конституцией.

11. Протестные мирные марши «не несут никакой позитивной повестки», к тому же это опасно для участников, которыми руководят хейтеры из-за границы.

12. «Руководство страны очень трепетно относится к численности участников протестных акций». «Власть, безусловно, ждет позитивных лозунгов и от протестующих, но пока там только негатив и оскорбления».

13. Переговоры по выходу из кризиса: «никакая власть не будет разговаривать с улицей. Надо садиться за стол переговоров».

14. Забастовки. Ультиматум. «Это тупиковый путь. Он однозначно ведет к росту и мобилизации сторонников Лукашенко. Чем больше будут хейтить, тем больше нейтральных людей будет задумываться».

15. Призывы вступить в игру с властью по подготовке «новой Конституции»: надо поддержать «блестящую поправку» о двух сроках президентства, «можно сидеть митинговать — другие напишут Конституцию», «давайте вместе примем дорожную карту, новую Конституцию», «если увидим, что это бутафорский процесс, уже окончательно не будем в нем участвовать».

 

Почему Лукашенко отказался от роли первой скрипки

Власть Лукашенко десятилетиями держалась на его имидже харизматичного лидера: многие верили, что его поддерживает большинство, убеждались в этом, наблюдая за поддержкой аудиторией его волнующих выступлений, мы следили за его походами в народ, где горячий оратор нейтрализовывал сомнения харизмой и уверенностью в себе.

Игра на публику — это его конек. Поэтому Лукашенко всегда был первой скрипкой, говорил за себя сам. До сего дня.

С протестами его уверенность в себе сильно пошатнулась. Вспомним реакцию Лукашенко, когда на встрече с работниками МЗКТ его громко послали на три буквы. Добавим сюда полные сарказма и пренебрежения кричалки и плакаты на многотысячных маршах.

Все предыдущие мероприятия по спасению имиджа отвергаемого правителя не принесли желаемого результата. Осмеянная на международном уровне пробежка с автоматом у Дворца независимости, перехваченный разговор Ника и Майка, унизительные поиски по всей стране «ябатек» для жидких митингов в столице.

Лукашенко уже не чувствует себя королем положения. Авторитет уронен, тебя уже не слушают. Какой тогда смысл говорить самому, если ты и есть источник проблем?

Из страха нанести еще больший репутационный урон, спасательная команда Лукашенко пробует новые методы. Например, игру с марионеткой. Пусть всё, что нужно власти, скажет кто-то, кого хотя бы будут слушать.

 

Почему Воскресенский?

В биографии Юрия Воскресенского есть всё, что нужно для выполнения задуманной ему роли.

Он всегда был лоялен к власти. Активный общественник. Два высших образования, аспирантура. Засветился и по молодежной, и по комсомольской, и по партийной линиям. Был депутатом Минского горсовета, а депутатские мандаты у нас, как вы понимаете, дают только тем, в ком не сомневаются.

Но его появление в лагере сторонников перемен не сильно удивило — в те дни многие переходили на сторону добра (или переобувались на ходу). Сейчас госпропаганда называет Воскресенского чуть ли не правой рукой Виктора Бабарико, хотя он даже не был в составе штаба.

Однако же был задержан, заперт в «американке» и признан политзаключенным. Приличный набор маркеров, чтобы население могло посчитать Воскресенского за легитимного и авторитетного представителя новой оппозиции, а его слова — имеющими вес.

Сегодня мы видим, как Воскресенский называет себя «медиатором между властью и альтернативной частью общества», предлагает себя в лидеры: «Если люди согласятся, чтобы я стал лидером здоровой части оппозиции, я стану».

 

Какие выгоды может получить Лукашенко, говоря устами Воскресенского

Исполняя роль чревовещателя, Александр Лукашенко, пожалуй, впервые с начала протестов находится в сильной позиции: плюсов больше, чем минусов.

В зависимости от реакции общественности на заброшенный крючок, Лукашенко имеет выбор: или откреститься от ответственности за не свои слова, или снять сливки, заявив, что эти все золотые слова — его. Урона пошатнувшемуся имиджу не будет ни в одном из случаев.

Используя чужой рот, Лукашенко не рискует уронить свой авторитет в глазах поддерживающей его части общества — силовиков, «ябатек», лояльной части элит. Иначе вещание от первого лица может быть расценено как слабость лидера, который идет на поводу у «проплаченной» толпы.

При разыгрываемом сегодня сценарии Лукашенко получает даже репутационную прибыль: он выглядит мудрым добрым правителем, на переговоры с которым планирует собраться вече из политических оппонентов (то, что они в СИЗО — так, мелкая деталь). По словам Воскресенского, «было бы неплохо, чтобы круглый стол и дальше в таких интересных необычных и милосердных форматах проходил... Эти шаги вызывают и улыбку, и доброту, а этого всем нам не хватает».

В этом хитром раскладе есть один небольшой, но увесистый минус: ни Воскресенскому, ни Лукашенко уже никто не верит. Иначе зачем в интервью Воскресенский с душой напирал на то, что Лукашенко нужно верить:

«Я ему верю… я чувствую такие моменты… Потому что я верю, что он не обманет, у меня есть опыт. Мы почувствовали: он не обманет. Мы потом об этом говорили в бане. Сто процентов, он сказал — он сделает, он человек слова... На круглом столе он подчеркнул: Мне ничего не надо, мне нужен порядок и спокойствие в стране, поэтому я лично ему поверил».