Лукашенко: «Николай, а что такое DarkNet?»

Лукашенко назвал интернет большой хорошей игрушкой, которую активно используют террористы.

В вопросе борьбы с терроризмом «большой зоной риска сегодня является глобальная сеть», заявил Александр Лукашенко, выступая 3 сентября в Минске на открытии международной конференции по борьбе с терроризмом.

Фото Сергея Сацюка

«Угрозы, которые формируются в киберпространстве, имеют транснациональный и скрытый характер. Уход преступников в «темную сеть», или, как ее называют, DarkNet, затрудняет контроль со стороны государства частного сектора, — сказал Лукашенко. — Террористы активно используют социальные сети для пропаганды и вербовки новых сторонников, цифровые технологии — для финансовой подпитки. Это еще один вызов для глобального контртеррористического фронта. В этой связи мы все страдаем, так как интернетом все пользуются».

Лукашенко назвал интернет «большой хорошей игрушкой», с которой не знают что делать. «А точнее, знаем, даже очень хорошо знаем, но не хотим делать то, что мы понимаем и что нужно делать, — отметил он. — Создавая какую-нибудь «игрушку», мы должны понимать, что если она, с одной стороны, несет благо для человечества, значит, надо подумать было и о том, что может плохого человечеству принести интернет в данном случае».

Белорусский руководитель заявил, что некоторые страны рассчитывали «на большие выгоды от создания интернета».

«Возьмем простой вопрос шпионажа друг за другом и за людьми. Мы этим не занимаемся? А кто способствовал созданию первых террористических организаций в широком масштабе после Второй мировой войны? Они же в основном появились в наши дни, — сказал он. — Помните войну в Афганистане, где воевали две супердержавы? Мы являлись одной стороной этой войны. Сейчас бы это назвали антитеррористическая операция со стороны СССР, в США — борьбой против терроризма и СССР. А вы помните ту террористическую организацию, которая была создана в Афганистане? Вспомните (кто помоложе — прочтите), и кто способствовал этому. Что, простые люди, националисты в том числе, которые там воевали? Да нет, они не имели ни денег для этого, у них не было оружия. Но кто-то их создал, вооружил и в нужный момент использовал. Мы сегодня боремся против тех группировок, ведь мы, власти предержащие, показали пример, как надо создавать эти террористические организации, а потом успешно показали и сейчас показываем, когда их надо использовать».

Лукашенко подчеркнул, что в настоящее время «отдельные страны мира озадачены проблемой обеспечения свободы интернета».

«Но что подразумевается под этим термином? Где граница между свободой общения и бесконтрольным и безнаказанным поведением в мировом цифровом пространстве? — отметил он. — Сегодня, готовясь к встрече, я еще раз просмотрел свое выступление. Читаю: «DarkNet, темная сеть». Завтракаем с малышом своим, 15 лет, я у него спрашиваю: «Николай, а что такое DarkNet?» Он меня поразил. Он мне по полочкам разложил то, что я вообще не слышал. Говорит: «Ну знаешь, если ты хочешь оружие, наркотики там купить, чтобы тебя никто не нашел и так далее, то это эта сеть». И я подумал: «Пацаненок, который вообще, мне казалось, далек от этого, знает лучше, чем я». Наверное, есть о чем подумать. Но мы не собираемся об этом думать. Нам это не надо».

Каждое государство самостоятельно решает, как вести себя в цифровом пространстве и как регулировать интернет, заявил Александр Лукашенко.

«У Беларуси как суверенной страны есть собственное мнение на тему моральных, этических, правовых границ свободы интернета, — сказал глава государства. — Я так свободно говорю по вопросу интернета, потому что никто из вас меня не упрекнет, что мы хоть в чем-то ограничиваем интернет в Беларуси, хотя надо было бы. Но мы пока еще не знаем, как это сделать так, чтобы цивилизованное общество снова не подвергло нас санкциям. Поэтому мы пока не трогаем интернет, время терпит».