Владимир Карягин: золотой век челноков подошел к концу

Нашумевший указ № 222 по регулированию деятельности ИП разделил предпринимательское движение: одни рады послаблениям, другие выходят на забастовки...

 

Нашумевший указ № 222 по регулированию деятельности ИП разделил предпринимательское движение: одни рады послаблениям, другие готовятся закрывать свои торговые точки и выходят на забастовки. Так что же на самом деле будет с 60 тысячами ИП, которые сегодня бьют в набат из-за президентского указа?

Напомним, документ обязывает ИП — плательщиков единого налога с 1 июля 2014 года иметь документы, подтверждающие приобретение всех реализуемых товаров, в том числе ввозимых из стран Таможенного союза (ТС). До 1 марта 2015 года для ИП установлен переходный период. В течение этого времени предприниматели могут распродавать приобретенные в странах ТС до 1 июля 2014 года остатки товаров без сопроводительных документов.

Указ также дает ИП право нанимать до трех работников вне зависимости от родственных связей и снимает ограничения по количеству торговых и иных объектов, которые предприниматели могут использовать в своей деятельности.

Руководители Белорусского союза предпринимателей и Минского столичного союза предпринимателей и работодателей назвали указ «прогрессивным» и «компромиссным».

Однако представители предпринимательского объединения «Перспектива» оценили указ негативно. По их мнению, в нынешних условиях исполнить требования указа невозможно, поскольку по-прежнему возникают проблемы с получением нужных документов у поставщиков. 5 июня предприниматели Витебска, Могилева, Бобруйска и ряда других городов провели однодневную забастовку, обещая с 1 июля вообще не выйти на работу.

О том, почему предприниматели по-разному смотрят на один и тот же указ, интернет-газета Naviny.by поговорила с главой Минского союза предпринимателей и работодателей Владимиром Карягиным.


Фото management.bel.biz

— Говоря об указе № 222, вы назвали его прогрессивным. Но некоторые ваши коллеги предприниматели с таким подходом не согласны и даже устроили забастовки. Чем объясняется такая разница в подходах внутри предпринимательского движения?

— Реализмом. Мы на протяжении семи лет боролись за то, чтобы вернуть предпринимателю право нанимать наемного работника вне круга семьи, чтобы быть реальным предпринимателем. Это очень важное требование, которое мы продвигали из года в год, и оно касается не только тех 60 тысяч предпринимателей, которые работают в области торговли — на рынках и в торговых центрах, оно затрагивает более 250 тысяч человек.

Многие из них прекрасно понимают, что с 1 июля пойдет интенсивное наступление торговых сетей, будет большая конкуренция. Золотой век индивидуальных предпринимателей, которые занимаются ввозом в сумках товаров, подошел к концу в силу экономических причин. 21-й век — век сетевой торговли, мелкого, среднего и крупного опта, сетевой розницы. В стране уже существует 30 таких сетевых структур.

Мы знаем уже подписанные планы по инвестиционным программам в регионах, планы развития городов, мы знаем, какие рынки и торговые центры в Минске в ближайшее время прекратят свое существование.

— Какие?

Я не имею права это говорить. Но многие самые известные, крупные из них в соответствии с градостроительными планами уже не будут работать. Инвесторы уже думают по-другому, на территории рынков будут объекты логистики, мелкого опта и т.д.

Второй момент. Есть требование партнеров Беларуси по Таможенному союзу, чтобы Беларусь не содействовала развитию теневой экономики союза трех стран. Это жесткое требование, которое на консультативных советах продвигали в том числе и силовые структуры. На протяжении многих лет в Беларуси было достаточно либеральное отношение к выполнению закона о защите прав потребителей. Этот период подошел к концу. Мы старались его оттянуть, как могли. Работа бизнес-ассоциаций, непрерывные переговоры с правительством, просьбы это перенести на полгода, на год. Я сам ездил в Москву, Астану, мы это обсуждали на уровне трех стран. Мы и ссылались на то, что еще нет оптовых сетей, торговых баз, есть проблема занятых людей, их семей.

Эти все наши аргументы растворились в последнее время. У нас миллион рабочих рук не хватает сегодня в бизнесе. Некому работать в гипермаркетах, на кассах, складах, на базах, не хватает водителей грузовиков. То есть у нас физически не хватает людей в экономике. У нас нет проблемы безработицы.

Есть проблема конкурентоспособности. И конкурировать может хорошо организованная, эшелонированная торговая структура, а не мелкий челночник.

— А что делать сегодня этим людям?

— Объединяться. Сегодня должны и могут создаваться торгово-закупочные кооперативы, которые распределят между собой затраты на доставку товаров, отбор товаров, хлопоты по сертификации, выполнению техрегламентов, которые мы тоже постарались за этот год переложить на крупный сектор экономики. В ходе работы рабочей группы (по решению вопросов индивидуальных предпринимателей, торгующих товарами легпрома. БелаПАН) с Петром Прокоповичем, с премьер-министром, мы добились максимум того, что находится в компетенции правительства, таможенного комитета, министерства по налогам и сборам. Они уже не имеют права идти на уступки. Это наднациональное регулирование.

— Ваш прогноз, что будет с этими недовольными предпринимателями?

Их количество сократится, потому что оно искусственно создавалось. Многие продавцы сегодня не предприниматели, никогда ими не были ни по духу, ни по квалификации. Просто бывшие владельцы их сделали предпринимателями. Им нужно укрупняться, налаживать торговые сети, цепочки поставок. Отдельные из них смогут продолжить работу. В первую очередь те, у которых есть устойчивая сеть потребителей. 20% предпринимателей вообще торгуют только белорусскими товарами.

Массовый слой предпринимателей, которые работали на рынке, почувствовали, что изменились вкусы и предпочтения населения. Белорусы потянулись к брендовым товарам, высокой степени качества, с высокими гарантиями, покупке товаров в кредит, доставке на дом.

— То есть вы прогнозируете рост безработицы?

Мы, конечно, прогнозируем, что процентов на 40 сократится количество этих предпринимателей. Но я подчеркиваю, многие станут наемными работниками. Но усилие над собой, конечно, придется приложить. Но действующим субъектам хозяйствования и так приходится перестраиваться под меняющуюся конъюнктуру рынка каждые два-три года.

Мы понимаем, эти люди много сделали. Насытили рынок товарами в момент дефицита. Но сегодня нет товарного дефицита, есть большая конкуренция. И она вырастет еще в разы сейчас, когда сняты границы между Россией и Беларусью.

Да, это большая беда, что наш предприниматель старается купить товар не в оптовом звене России, а в розничном. А розничный предприниматель, да еще незаконный, который не выдает никакого чека и не гарантирует качества товара, он и в России вне закона.

— Но говорят, что проблема как раз в том, что там их никто не преследует…

Начинают преследовать. Поверьте мне, за этот год там этих людей не будет. Мы знаем планы российского правительства, силовых структур, мы знаем задачи таможенников и пограничников, которые должны закрыть все дыры.

— Как вы думаете, забастовка даст какой-то результат?

Нет. Вряд ли какие-то забастовки дадут результат. Я считаю, что предприниматели должны действовать предпринимательскими методами. Забастовка это форма протеста наемных работников всегда во всем мире. Наше правительство исчерпало предел своей компетенции по этому вопросу.

 




Оставьте комментарий (0)