НОВОБРАНЦЫ В ЕС. Польша: не раствориться, а подняться в Европе!

Польские евроскептики, в отличие от латвийских, обычно основывают критику Европейского союза не только на экономических, но и на культурных аргументах...

 

Польские евроскептики, в отличие от латвийских, обычно основывают критику Европейского союза не только на экономических, но и на культурных аргументах. Ведь евроскептицизм в Польше неразрывно связан с консерватизмом и католицизмом.

Монтажер телевидения Томаш Остойски был убежденным евроскептиком еще в 2003 году, когда проводился референдум о членстве Польши в ЕС. Перед референдумом почти половина общества выступала против вступления, рассказал он БелаПАН. Но многие люди с легкостью поддаются внушению, и мощная информационная кампания позволила сторонникам вступления одержать победу на референдуме, говорит молодой консерватор.

Один из примеров евросоюзной рекламы — наглядная агитация со слоганом «Я — европеец!». Но ведь поляки уже тысячу лет европейцы, пожимает плечами собеседник. «Принадлежность к Европе — это принадлежность географическая, религиозная и культурная, — считает Остойски. — Нельзя сказать, что норвежец — не европеец только потому, что его страна не входит в ЕС».

Он подчеркивает: географическое положение и конституция Польши и так убедительно доказывают, что это европейская страна.

«Польские критики Евросоюза в основном стоят на правых, консервативных позициях», — рассказал Остойски. Соответственно, их аргументы против членства в ЕС часто основаны на консервативном понимании семейных ценностей.

«Христианское воспитание детей — это то, о чем в структурах ЕС предпочитают не говорить», — отмечает собеседник. Приводятся и экономические аргументы, скажем, такой: экономики стран, которым ЕС оказывал значительную поддержку, трещат по швам.

Почему это происходит, собеседник поясняет на примере некоторых польских гмин (наименьших административных единиц Польши). Допустим, гмина получает дотацию на строительство моста. Если населения там две тысячи, то мост, может быть, и не нужен. Но поскольку эти деньги выделены Евросоюзом, объект сооружают.

Допустим, Брюссель выделяет двадцать миллионов, вот только оказывается, что строительство обойдется в тридцать. В результате у гмины — ненужный мост и большой долг. Так что бесплатный сыр бывает только в мышеловке.

«Я выступаю прежде всего против такой формы экономики», — подчеркивает Остойски, убежденный, что есть достойные альтернативы членству страны в ЕС. Норвегия, например, смогла интегрироваться в экономику объединенной Европы, не входя в Европейский Союз. Поэтому она не столь сильно зависит от ситуации в еврозоне и сейчас не так мучится, как участники союза.

Евросоюзу же приходится спасать Грецию, которая, как выразился наш собеседник, «стонет и просит о милости». Но с каждым выделенным этой южной стране миллиардом положение в ЕС ухудшается. Остойски наблюдает рост недовольства обделенных людей.

По его мнению, поляки могли бы выбрать норвежский путь, но польские власти сильно привязаны к ЕС. Вероятная причина этого — «восточный комплекс»: некоторые политики полагают, что «западное» — значит «хорошее». Правда, многие уезжающие на Запад поляки впоследствии возвращаются на родину, говорит собеседник.

Остойскому очень не нравится культурная унификация Европы. В прошлом каждая европейская страна была особенной. Самые лучшие танцы были в Италии, самое лучшее вино — в Испании. Выделялись немецкая страсть к порядку, французская кухня и английское образование. Сейчас в Евросоюзе культуры «выравниваются»: в Испании могут полностью запретить корриду, а французам когда-нибудь запретят есть лягушек, полякам — целовать дамам ручки, опасается собеседник. «ЕС, очевидно, будет занимать большую территорию. Но в сердцевине он окажется пуст, потому что и в Испании, и во Франции, и в Италии все будет одинаково», — говорит он.

Чтобы выразить свое недовольство, 11 ноября молодой человек отправился на «Марш независимости» — демонстрацию, организованную рядом объединений на День независимости Польши. Он говорит, что, по разным оценкам, в акции участвовало от двадцати до тридцати тысяч консерваторов и евроскептиков (заметим, что некоторые СМИ называли это мероприятие маршем радикальных националистов).

В этот день в польской столице произошли потасовки и столкновения ряда активистов с полицией, около 200 человек были задержаны. Получили ранения 17 полицейских, пришлось госпитализировать 20 человек.

Остойски отмечает, что большинство задержанных были активистами немецких и польских антифашистских движений. «В основном, когда упоминают об этом марше, говорят о волнениях в Варшаве. Но беспорядки не были связаны с маршем, поскольку происходили в двух-трех километрах от места его проведения», — настаивает он.

Многие считают вступление Польши в ЕС логическим результатом ее борьбы за европейские ценности. Именно здесь родилось первое в соцлагере официально признанное массовое политическое движение, независимое от государства, а именно — профсоюз «Солидарность».

Польша стала членом ЕС в мае 2004 года, через пять лет после присоединения к НАТО и через 15 — после краха коммунистического режима.

В октябре 2011 года решительную победу на парламентских выборах одержала правящая коалиция под руководством Дональда Туска, в результате чего он остался премьер-министром на второй срок. Ранее правительство Туска проводило политику тесного сотрудничества с Евросоюзом, привлекало фонды ЕС для модернизации Польши.

Несмотря на то что нынешнее правительство ориентировано на глубокую интеграцию в ЕС, влияние консерваторов на общество и политику по-прежнему велико. Раньше в «Маршах независимости» принимали участие по 100-150 человек и даже наш собеседник на них не ходил. Но когда он впервые пришел на такую демонстрацию в 2010 году, то оказался в числе примерно трех с половиной тысяч участников. Заявленная цель марша — демонстрация приверженности участников независимости польского государства.

Правда, как полагает депутат от партии «Союз демократических левых сил» профессор Тадеуш Ивиньски, в современном мире абсолютно независимых государств нет. «Даже США и Китай не полностью независимы», — отметил Ивиньски в беседе с корреспондентами БелаПАН. Взаимозависимость является одним из основных аспектов глобализации: события в Японии, например, мгновенно влияют на ситуацию рынков Польши или Франции.

Сегодня в мире существует две стони стран с общим населением в семь миллиардов человек, отметил Ивиньски. Европа постепенно теряет свою роль в мире, поэтому интеграция особенно важна для нее: «Возможно даже, что без Соединенных Штатов Европы наш континент проиграет».

В скором времени членом ЕС станет Хорватия, а затем, быть может, очередь дойдет и до Украины с Турцией.

«Сегодня есть «большая семерка», «большая восьмерка» и «большая двадцатка». Но если ЕС не будет интегрироваться, то через лет двадцать может остаться только «большая двойка»: Вашингтон — Пекин, — полагает Ивиньски. — Только объединенная Европа может дать шанс нашей части мира».

Политик хорошо помнит, как Польша вступала в ЕС, поскольку в то время отвечал за международные дела в премьерской канцелярии. Одним из главным аргументов «за» была необходимость интегрироваться в более развитую Европу, ведь страна считалась «Западом Востока» и «Востоком Запада».

Предполагалось, что интеграция поможет ей решить «задачу номер один», а именно — сузить цивилизационную дистанцию, отделявшую от таких стран, как, например, Германия или Франция.

В принципе, преобладали экономические аргументы. Но сторонники интеграции также считали, что она поможет и демократию усилить.

Противники же вступления Польши опасались, что в результате «приедут немцы и скупят польскую землю», рассказывает Ивиньски. Их также тревожило, что стране будут навязаны евросоюзные законы, касающиеся, например, прав сексуальных меньшинств.

Представитель оппозиционной партии считает главным вызовом для Брюсселя кризис еврозоны. Польша до конца года председательствует в ЕС, не имея особого влияния на выработку решений по преодолению кризиса. Парламентарий против того, чтобы решения искали только такие влиятельные государства, как Германия или Франция: «ЕС должен быть солидарным союзом».

Может быть, ради большей солидарности необходимо даже внести поправки в конституцию ЕС — Лиссабонский договор, считает он.

«Мы выступаем за сильную Польшу в сильной Европе», — резюмировал Ивиньски.

Варшава — Минск.

В понедельник, 4 декабря, на сайте Naviny.by будет опубликован заключительный материал о Польше из цикла «Новобранцы в ЕС».

Предыдущие материалы цикла:

Латвия: русские горки европейского выбора
Латвия: без манны небесной, но на плаву
Литва: открылся не рай, но мир
Литва: «Платим лит, а получаем четыре»