Белорусские художники пытаются спасти Бисмарка от психбольницы

 

Белорусские художники выступили в защиту своего коллеги Виталия Калгина (творческий псевдоним — Бисмарк), который согласно решению суда должен пройти принудительное лечение в психиатрической лечебнице закрытого типа.

По словам жены художника Ларисы Осмоловской, ночью 19 сентября прошлого года Калгин был избит тремя мужчинами. Чтобы защититься, он схватил металлический прут и ударил одного из нападавших. В его отношении завели уголовное дело, обвинив в умышленном нанесении тяжкого телесного повреждения, хотя у самого художника были зафиксированы черепно-мозговая травма, переломы костей лица.

У 1988 году художнику был поставлен диагноз «шизофрения» — основанием для этого стала его картина «Патриарх», представленная в рамках коллективной выставки.

«Мой муж — человек очень добрый, с хорошим чувством юмора, — рассказала БелаПАН Лариса Осмоловская. — Конечно, в нем наличествуют некоторые чудачества, что, собственно говоря, присуще многим представителям творческих профессий. Когда занимается творчеством, бывает замкнут, не любит, чтобы кто-то вторгался в процесс. Мы живем вместе с 1996 года, и приступов агрессии у него никогда не наблюдалось. Наоборот, в силу его неординарного внешнего вида, нападкам, агрессии со стороны окружающих подвергается он сам».

Один из тех, кто выступил в защиту Бисмарка, — художник и писатель Артур Клинов. Он считает сфабрикованным уголовное дело в отношении Калгина. На вопрос, кому это выгодно, отвечает: «Прежде всего так называемой потерпевшей стороне: если не виноват Виталий, то ясно, что тогда виноваты они, и уголовное дело нужно заводить на них. С другой стороны, очень просто свалить ответственность на того, кто не может тебе ответить, на того, кто даже не имеет права голоса тебе ответить. Ведь Виталию даже не дали защитить себя — он признан недееспособным. Не дали возможность иметь адвоката, нормально провести все процедуры, подать кассационную жалобу».

По словам Клинова, требования, с которыми выступили коллеги Калгина по творческому цеху, очень простые. «Мы не требуем отменить приговор, — говорит он, — а требуем направить дело на повторное расследование».

Бисмарка называют одним из самых оригинальных представителей белорусского неофициального искусства 1980—90-х годов, после распада СССР он почти не участвовал в коллективных проектах, избрав путь творческого индивидуализма.