Полный «Авель». Сценарий фильма: на что потратят 20 миллиардов

В редакцию Naviny.by пришло письмо с приложенным к нему сценарием фильма. Озаглавлен он «Авель» — так же, как и художественный фильм, съемки которого проходят...

 

В редакцию интернет-газеты Naviny.by пришло письмо с приложенным к нему сценарием фильма. Озаглавлен он «Авель» — так же, как и художественный фильм, съемки которого проходят сейчас в Минске.

Обнародованная ранее информация об уже отснятых эпизодах фильма позволяет сделать вывод, что присланный в редакцию текст в самом деле может являться сценарием «Авеля», хотя, не исключено, не последней его версией. Да и вряд ли кто-то стал бы сочинять «фальшивый» текст объемом в десятки страниц ради введения в заблуждение средств массовой информации.

В пользу того, что это все же не последний вариант сценария фильма, говорит то обстоятельство, что в описании массовых протестов, съемки которых проходили четыре вечера подряд в Минске, все-таки фигурируют и бело-красно-белые флаги, и крики «Жыве Беларусь!». В отснятых же эпизодах, как известно, флагов нет вообще, а древний белорусский лозунг заменили нелепым «Это не так!». Фигурирует в сценарии, правда, и еще один лозунг, тоже несвойственный белорусским протестным настроениям: «Нема чого бояться!» Похоже, автор сценария не очень дружен с белорусским языком. Кстати, если верить этому тексту, мова будет звучать в фильме только один раз – из автомагнитолы в виде песни «А я лягу-прылягу…»

По сведениям Naviny.by, текст сценария отправлен и в другие белорусские редакции, как минимум один из интернет-ресурсов намерен опубликовать его целиком в ближайшие часы. Наша интернет-газета не делает это по той причине, что такая публикация стала бы нарушением закона об авторском праве. А права автора (если верить полученному нами тексту — Романа Макушева) нарушать мы не намерены, несмотря даже на ряд нелепиц и смешных представлений о белорусской действительности. Предлагаем ознакомиться со сценарием в кратком пересказе.

Итак, главные действующие лица фильма – братья Анисимовы: Егор, сотрудник Службы безопасности, и Вадим — «бунтовщик», один из самых заметных протестующих у Дома правительства, ходит с костылем после неудачного прыжка с парашютом. Как и библейские Каин с Авелем, они не поделили любовь, только не Господа, а любовь девушки, 23-летней Веры Васильковой, тележурналистки, которой надоело снимать «свинюшники» и ринувшейся в толпу демонстрантов за кадрами, которые могут принести ей славу и продвижение по карьерной лестнице.

Действие фильма происходит в основном в наши дни и преимущественно в Беларуси, хотя некоторые эпизоды переносят нас и в тунисский городок, и в американский Лос-Анджелес, и на норвежский остров Утэйя (аллюзия на известные трагические события, когда террорист расстрелял там десятки человек). Вообще, терроризм проходит красной нитью через весь фильм. Начинается он сценой самосожжения на площади перед мэрией североафриканского города, потом прозвучит взрыв в минском метро, а заканчивается все расстрелом людей в Норвегии. Один из главных злодеев – «горбоносый», Хабиб Кефи, приехавший на завод «Белаз» из Туниса стажером по программе… обучения дистанционного управления карьерными самосвалами. Учат у нас хорошо, поэтому уже в середине фильма Хабиб, умело орудуя пультом, пытается задавить четырехсоттонным «Белазом» группу экспертов на испытательном полигоне, а ближе к занавесу – майора-Егора. Но, что называется, не на того напал: прижатый к отвесному берегу карьера, горделиво бросается в пропасть, вслед за самосвалом. (Неужто в самом деле решили помочь в разгрузке складов белорусского предприятия?) Без «Аллах Акбар», и на том спасибо… Сложно сказать, это автор в детстве просто не наигрался в машинки или такой креативный у съемочной группы продукт плейсмент.

По сценарию, для белорусской власти стало как бы неожиданностью массовое выступление недовольного народа вечером после президентских выборов. В ситуационном штабе «на огромных плазменных панелях выведено изображение с более чем 50-ти уличных камер, электронная карта Минска, на которой показано перемещение масс людей, расстановка сил и средств. За столом руководителя зам госсекретаря Совета Безопасности, рядом с ним – Петр Николаевич Львовский, полковник, под 60 лет, заместитель начальника СБП, в СБП с самых первых дней, и его помощник – Олег Георгиевич Белоусов, подполковник, начальник
департамента СБП, около 45 лет, ярый служака, все делает по инструкциям и уставам»…
Стоп! А где же президент, который не раз утверждал, что лично руководил разгоном оппозиционной демонстрации? В фильме он так ни разу и не появится. Не смогли найти актера на эту роль?

Дом правительства защищают подразделение Службы безопасности под командованием подполковника Кравчука, 25 бойцов, и «группа Анисимова, десять бойцов». Позже на подкрепление им пришлют ОМОН. Дальше можно смотреть по уже отснятым кадрам: битье окон, милицейские дубинки.

Видео съемок массового шествия демонстрантов к площади Независимости в Минске для фильма "Авель"

Вот интересный эпизод: несмотря на приказ Львовского замминистру МВД (что ж кругом одни только замы? где были министры в эту тяжкую для родины годину?): «Выполняйте. Только аккуратнее там. Людей не покалечьте», — площадь в крови: «Цепь омоновцев продвигается дальше, оставляя за собой пустую площадь с редкими, но очень бросающимися в глаза пятнами крови на белом снегу. То тут, то там — лежат люди, попавшие под дубинки. Их поднимают сотрудники милиции…» Ага, под белы ручки.

Досталось и Вадиму Анисимову – он кубарем скатывается со ступеней Дома правительства, потом бросается в милицию костылем.

Ах, да, еще один колоритный персонаж на площади – «человек в костюме Деда Мороза». Забухал, поди, дедушка, с нового года сидит…

В общем, и по киношному сценарию все закончилось благополучно для властей.

Но тут откуда ни возьмись худощавый парень Кирилл, взрывающий метро. «Когда дым, клубясь, рассеивается, взору открывается ужасающая картина — разрушенные стены и колонны, вывороченные куски арматуры, у выхода к эскалатору с потолка свешиваются поврежденные рекламные конструкции, загромождая проход. Десятки тел, разбросанные взрывом, лежат неподвижно. Кто-то стонет, кто-то зовет на помощь. Парень в деловом костюме водит по сторонам блуждающим бессмысленным взглядом. В руках он сжимает свою правую ногу, вернее то, что от нее осталось — ниже колена ноги нет, лишь торчит осколок оголенной кости…»

Дорогие режиссеры с помощниками! Может, все же не надо спекулировать на этой белорусской трагедии? Кирилл ваш появится перед зрителем лишь пару раз, неужто ради вящей крови на экране ввели вы эту сцену? Ее ведь еще не снимали, одумайтесь.

И без того хватает в фильме смертей. Спасибо хоть пожалели главных героев — братьев Анисимовых, вашими сценарными молитвами спасшихся в подвале своего хуторского дома после того, как был приведен в действие пояс шахида. А потом так романтично было бы закончить: Вадим вкладывает в стеснительную руку своего брата не менее стеснительную руку Веры, которая все эти годы любила-то Егора, оказывается!

Но это все поверхностно, а вот глубинная идея «Авеля» сродни (так, седьмая вода на киселе) «Коду да Винчи». Короче, есть каиниты, — это все мы, включая, пожалуй, и съемочную группу, — которые ведут род свой от Каина и поэтому склонны к убийствам. От Авеля, по библейской легенде, детей не осталось, но сценарист с этим готов поспорить. По его задумке, все же есть люди, которые возводят свой род к Авелю, автор называет их «авелитами». Они видят свою миссию в том, чтобы ослабить срабатывание «кода Каина» — наследуемого генетического проклятья, усиливающегося из поколения в поколение, — и сподвигнуть человека, выбравшего путь насилия, совершить противоположный выбор.

Так вот, у Вадима Анисимова, оказывается, по «Каиновой печати» вероятность совершения убийства – больше 80 процентов. И спасать его от необдуманного поступка прилетает 45-летняя американская журналистка Сара Картер с подругой Ланой, которых в свою очередь спасает сотрудник Службы безопасности Егор. Их подозревают в совершении теракта в метро, но потом все-таки находят настоящего злоумышленника. Подружки же с майором спустя три месяца оказываются на норвежском острове Утэйя и раскрывают, что в семье авелитов, как говорится, не без Паркера. Это вообще-то начальник Сары, но он тайно разочаровался в миссии своих собратьев по геному и пришел к выводу, что самое лучшее – дать возможность каинитам перегрызть глотки друг другу, а потом авелиты спокойненько и мирненько будут жить-поживать да добро наживать.

По сценарию, фильм должен заканчиваться замечательными словами Сары про своего босса и не только про него: «Он не понял одного — когда ты совершаешь убийство чужими руками, ты все равно совершаешь убийство. И будь ты хоть трижды потомком Авеля, совершив убийство, ты будешь так же проклят, как и Каин... Никто не гарантирует нам изначальной чистоты и безгрешности. Мы все уже носим проклятье Каина внутри себя. Но у каждого из нас в этой жизни есть выбор. И нам нужно только лишь захотеть его увидеть».

Выбор пока еще есть и у съемочной группы «Авеля»…

Ну, вот такой вкратце будет фильм. Рассказав о нем еще до выхода в кинопрокат, мы, надеемся, сэкономим некоторым нашим читателям деньги, равные стоимости билета. Хоть что-то, раз уж невозможно сэкономить два с лишним миллиона долларов, выделенных из госбюджета на съемки этого блистательного блокбастера…