Правительство Новицкого: первый тайм мы уже отыграли

Первое полугодие не принесло экономике Беларуси желанных результатов. Остались невыполненными...

Коллаж Светланы Ветровой

Первое полугодие, если судить по данным за январь-май (за шесть месяцев статистики еще нет), не принесло экономике Беларуси желанных результатов. Остались невыполненными даже прогнозные показатели по росту промышленного и сельскохозяйственного производства. Терпит крах приходная часть бюджета. Постоянный характер носят задержки с выплатой заработков.
Делу не помогают жесткие требования к субъектам хозяйствования и административной вертикали не допускать задержек заработанных денег. Не дают результатов попытки правительства вместе с Национальным банком укротить инфляцию. С начала года она превысила 20 процентов, достигнув почти годового прогнозного показателя (он равен 24 процентам).
В нынешней ситуации нет надежд на улучшения в экономике. Взять инфляцию. Она выступает в стране в основном в форме инфляции предложения. Ведь сырье для промышленности, в частности топливо, а также энергию Беларусь в значительной мере получает извне. А они в конце июня начали интенсивно дорожать. Например, бензин за последнюю неделю июня подорожал в России на целых 6%. Сразу же начался рост цен на топливо и в Беларуси. А это — предпосылка роста инфляции.
Напрасно белорусские хозяйственники тешились по поводу того, что Россия обещала с 1 июля снизить цены на топливо для Беларуси до уровня внутрироссийских. И не только потому, что внезапно цены поползли вверх в самой России. У многих была иллюзия, что Москва пошла навстречу Беларуси из союзнических симпатий. На самом деле причина другая: Россия вступает в ВТО, и она обязана устанавливать такие экспортные цены, которые бы соответствовали внутренним. Так что "братских подарков" впредь не будет.
Теперь и Беларусь зашевелилась, чтобы вместе с Россией вступить в ВТО. Желание хорошее, но Беларусь, в отличие от России, еще никто не признал страной с рыночной экономикой. Тем временем уже в июне российские нефтяные компании сократили поставки сырой нефти для переработки в Беларусь. Этот шаг также символичен.
Что касается внутреннего экономического кризиса, то он во многом обусловлен слабой степенью приватизации, отсутствием либерализации и почти полным затуханием аграрных преобразований, которые с самого начала приобрели формальный характер. Все это в совокупности привело к тому, что предпринимательство и его преобразующая роль оказались просто невостребованными. Ведь, как отмечают аналитики и подтверждает опыт стран, перешедших на рыночную систему хозяйства, предпринимательство начинает давать высокий эффект и определять динамику экономического развития, если его доля достигает 40 процентов реального сектора. В Беларуси этот показатель ниже 10 процентов.
Между тем за январь-май текущего года в государственный бюджет от негосударственного сектора экономики поступило почти 20 процентов общего объема налогов и сборов. Несмотря на это, поддержка предпринимательского сектора со стороны государства является виртуальной. На реализацию Республиканской программы поддержки предпринимательства в этом году запланировано выделить только около 512 млн. рублей. А ведь в Республике Беларусь, по данным официальной статистики, около 24 тысяч субъектов малого и среднего предпринимательства и около 200 тысяч индивидуальных предпринимателей. Следовательно, на условную единицу предпринимательства приходится только 20 тысяч рублей. Ожидать взлета предпринимательства при такой скудной поддержке не приходится. Тем более что и после всех заявлений о государственной поддержке предпринимательства заниматься такой деятельностью очень трудно. Остается сложной и дорогой процедура регистрации юридических лиц, большое число видов деятельности подлежит лицензированию, ограничен доступ к кредитно-финансовым ресурсам и т. д.
Такое отношение государства к предпринимательству сдерживает и развитие свободных экономических зон (СЭЗ). Создавая эти зоны, а их теперь четыре, государство рассчитывало привлечь в страну иностранный капитал — прежде всего в виде прямых инвестиций. Однако СЭЗ получили, образно говоря, копейки — несколько десятков миллионов долларов. Причем эти инвестиции раздроблены и поэтому не могут быть определяющими. Так, в СЭЗ "Брест" на начало 2002 года 16 стран вложили только около 30 миллионов долларов инвестиций. Предполагалось, что в СЭЗ будет организовано производство высокотехнологичной продукции для экспорта. Но вместо этого, как заметил белорусский экономист Леонид Злотников, оттуда поступают селедка, мороженое, орешки, ириски, детали для мебели и прочий ширпотреб. Словом, нет рынка внутри страны, нет и того, что можно ожидать от СЭЗ.
Лишь частично реформированное народное хозяйство не обеспечивает эффективной внешней торговли. Не случайно президентская администрация в конце июня провела в Могилеве специальное совещание, посвященное поиску путей выхода из ситуации на внешнем рынке. А ситуация — критическая и сверхсложная. Реагируя на требование властей наращивать экспорт, производители увеличили его в первом квартале года в натуральной форме на 5,6 процента. Но его стоимостный объем снизился на 5,2 процента. Низкое качество товаров не позволяет держать желаемые цены.
Конечно, экспорт наращивался прежде всего в Россию. И этот прирост был достаточно бурным — порядка 10 процентов. Но и здесь стоимостный эквивалент упал на 5,3 процента. Параллельно снижались цены и на импорт. Но цены на белорусские товары снизились в большей степени, чем цены на импортные. В результате отрицательное сальдо торгового баланса составило 120 миллионов долларов. В Могилеве звучали требования снизить издержки, повысить качество продукции. Но как этого можно достичь на изношенном оборудовании и при низкой производительности труда? Ведь сегодня на единицу товара в странах СНГ (в том числе и в Беларуси) затрачивается в 6-10 раз больше ресурсов, чем в развитых странах. Без больших инвестиций в реальный сектор экономики обострившиеся проблемы экспорта сегодня не решить. По определению специалистов, производственные инвестиции должны составлять не менее 5 миллиардов долларов в год.
Естественно, что кризис производства, провалы во внешней торговле не могут не сказываться на жизненном уровне населения. Инфляция растет, а заработная плата и пенсии заморожены. Видимо, А.Лукашенко выполнил двухлетний лимит повышения заработной платы во время подготовки к президентским выборам.