Белорусские налоги: полегчает — не полегчает?

Привычное дело: бизнес требует снижения налогов, власть сопротивляется. Но если раньше этот диалог велся из разных окопов...

Белорусские налоги: полегчает — не полегчает?Привычное дело: бизнес требует снижения налогов, власть сопротивляется. Но если раньше этот диалог велся из разных окопов, то сегодня правительство пригласило предпринимательские структуры к своему столу, чтобы в сжатые сроки совместно попытаться выполнить данное президентом поручение оптимизировать налоговую систему страны. Поразмыслить есть над чем: нужно и налоги сделать попроще, и бюджет в накладе не оставить.

Некоторыми предложениями, выдвигаемыми сейчас бизнесом государству, с «Белорусскими новостями» поделился участник созданной в правительстве специальной рабочей группы Александр Калинин, координирующий в представительной компании (группу возглавляет вице-премьер Андрей Кобяков) позиции нескольких предпринимательских организаций: Белорусского союза предпринимателей, Минского столичного союза предпринимателей и работодателей, Белорусского союза налогоплательщиков.

Ах, эти старые слова…

— Вместо озвученного процесса упрощения налоговой системы в Беларуси идет реальное ее усложнение. Правительство в 2005 году ввело для всех предприятий, занимающихся торговлей и общественным питанием, такой вид налога, как отчисления в инновационный фонд Минторга, для всех строительных предприятий в прошлом году введен также имеющий статус налога платеж в инновационный фонд Минстройархитектуры. В этом году решением местных органов разовый сбор за право торговли превращен в полноценный налог с оборота, который платится помесячно, правда, не в процентах от выручки, а по фиксированной ставке. Иными словами, налоговая система у нас каждый год усложняется, а не упрощается.

Между тем, президент назвал упрощение и снижение налогового бремени «концептуальным вопросом дальнейшего развития экономики». Однако официальная статистика свидетельствует: по итогам первого квартала государство через налоги сосредоточило в своих руках 53% ВВП (вместо 42,8% в 2006 году).

Проблемный НДС

Добавленная стоимость — в исчислении ВВП — стоимость отраслевых продаж за вычетом стоимости промежуточных товаров. Иначе — часть стоимости товаров, услуг, приращенная непосредственно на данном предприятии. Определяется как разность между выручкой от продажи продукции, товаров, услуг, произведенных фирмой, и ее затратами на закупку материалов, полуфабрикатов, услуг.
Современный экономический словарь
Райзберг Б.А., Лозовский Л.Ш., Стародубцева Е.Б

— На уровне предприятия источником абсолютно всех налогов является добавленная стоимость. Просто она изымается различными видами платежей. Поэтому, когда мы говорим о совокупной налоговой нагрузке, все можно привести к одной базе — к налогу на добавленную стоимость. Мы предлагаем огромное количество платежей убрать, увеличив ставку НДС. Есть платежи, исчисляемые в процентах от выручки (налог с пользователей автомобильных дорог, сбор в республиканский фонд поддержки производителей сельскохозяйственной продукции, продовольствия и аграрной науки). Они составляют 3% от выручки предприятия. В масштабах же всей экономики страны 1% от выручки равен 2% ставки НДС. Это наши расчеты, с ними согласен Минфин. Если убрать оборотные налоги (перевести их на другую базу), получим ставку НДС в 24%.

При этом ничего нигде не меняется: предприятия это платили и раньше, просто теперь смогут платить не тремя платежами, а одним.

Мы пошли дальше: взяли множество других мелких налогов (налог с продаж товаров в розничной торговле, налог на услуги, сбор на содержание инфраструктуры, некоторые экологические налоги и пр.) и заменили увеличенной ставкой НДС. В таком случае выходим на ставку НДС в размере около 25%.

Что мы получим, если вместо десяти платежей оставим один? Серьезное упрощение администрирования налоговой системы. На отчетность по налогу за захоронение отходов производства, например, тратится больше денег, чем на его уплату!

Каждый платеж идет отдельной платежкой, так что налицо сокращение документооборота. Мало кто задумывался, но есть подсчеты, согласно которым издержки на учетных операциях в Беларуси составляют около 3 млрд. долларов. На уровне предприятия и государства снижаются издержки, ведь каждый налог сидят и общитывают люди.

Кроме того, наконец появится шанс кодифицировать Особенную часть Налогового кодекса. Она до сих пор не кодифицирована из-за того, что ряда взимающихся сейчас налогов вообще не должно быть: их нет в первой части Налогового кодекса, они введены как временные.

Таким образом, получим нормальную систему четкого, прозрачного налогового законодательства, которую можно легко администрировать. Тогда, наверное, и платить налоги будет больше людей. (По данным Министерства статистики и анализа, наибольшие суммы задолженности приходятся как раз на НДС — 42,1% в общем объеме, на платежи в республиканский бюджет с выручки от реализации товаров, работ и услуг — 15,1%, налог на недвижимость с юридических лиц — 7,4%).

Плюсы еще в том, что увеличение ставки НДС, как ни странно, будет стимулировать экспорт. Сегодня республиканские оборотные налоги не имеют зачетной схемы. Я в свое время приводил расчет: в экспортной цене трактора накапливающийся сельскохозяйственный налог составляет 6%. Допустим, металл выплавил БМЗ — включил 3%, из этого металла подшипниковый завод сделал подшипники — включил 3%, на Борисовском заводе сделали коробку передач, в Минске собрали двигатель… В итоге доля этого налога в экспортной цене гораздо выше, поэтому он просто вреден для экспорта. А НДС является внутренним налогом государства и с экспортной продукции не берется.

С другой стороны, подорожает импорт, что, как минимум, должно обрадовать наш «Беллегпром» и тех, кто стонет от конкурентов. Одним словом, получаем систему стимулирования экспорта и замещения импорта.

Для интеллектуальной сферы (там, где большая добавленная стоимость) возникает более привлекательная система в виде упрощенного налогообложения по 119-му указу. Сегодня правительство поддерживает предприятия hi-tech точечно, отдельными льготами. В вопросе НДС по ним могут быть приняты другие решения. Но здесь есть более важная проблема: отчисления в Фонд соцзащиты. В Беларуси эти отчисления занимают очень большой процент в зарплате, даже больший, чем НДС.

Автоматически получаемую ставку налога на добавленную стоимость в 24% можно снизить за счет имеющихся сегодня нелогичных льгот. Например, в Беларуси студенты-платники государственного вуза не платят НДС, а негосударственных — платят. Логика в этом есть? Нет. Между тем, эта льгота стоит бюджету более 40 млрд. недополученных рублей. И таких льгот много. Если их все пересмотреть, можно выйти на ставку 23-23,5%.

Вопрос налога на недвижимость сдвинули с места

Проведя в 2006 году анализ белорусской системы налогообложения, Всемирный банк пришел к выводу: если здешнее предприятие заплатит все налоги, их сумма превысит размер валовой прибыли, составив 121,8% от нее. При этом компании придется произвести в течение года 113 налоговых платежей трем различным организациям, потратив на это 1 188 часов.

— На заседании рабочей группы принято решение в следующем году освободить от налога на недвижимость активную часть основных фондов (станки, оборудование). Теперь налог на недвижимость будет превращен действительно в налог на недвижимость: на здания, строения, сооружения.

Это большое благо. Но в то же время мы обращаем внимание на то, что у нас, в отличие от многих других стран, налог на недвижимость является фактически прямым налогом на инвестированный капитал. В свое время он вводился в условиях гиперинфляции, поэтому никто сильно не спорил, но сегодня суммы стали огромными. Наша позиция: на 5-10 лет вообще отказаться от этого налога для юридических лиц с целью стимулирования инвестиций.

Посмотрим на ситуацию глазами европейского инвестора. Он берет кредит в евро. Учетная ставка — 3,75%. Плюс к этому ему дополнительно еще нужно платить в белорусский бюджет 2% от суммы инвестиций ежегодно. Зачем ему вкладывать деньги в Беларусь? Не лучше ли вложить деньги туда, где методика расчета этого налога совершенно иная. В той же Германии берется не стоимость здания, а расчетный доход от его использования, скажем, налог рассчитывается от годовой арендной платы, что, как минимум, на порядок меньше нашего налога.

Инновационные фонды: частник государству — не спонсор

— Это отдельная проблема. Правительство, собирая деньги в некоторые фонды Минторга, Минстройархитектуры со всех субъектов хозяйствования, независимо от формы собственности, недостаточно эффективно их тратит. Несколько примеров.

В инновационный фонд Минторга за прошлый год поступило почти 12 млрд. рублей. Потрачено — 8,763 млрд. При этом непосредственно на то, что можно назвать инновациями (разработка новой продукции и ее внедрение на рынок), израсходовано не более 10% суммы. Покупка ремонтных материалов, ремонт крыш государственных магазинов, замена там окон на стеклопакеты к инновациям никак не относятся.

Министерство торговли расходует деньги по смете, утвержденной Советом министров. На Совмин Минторг ссылается и в вопросе того, что за эти же деньги производится покрытие прямых убытков некоторых его предприятий.

Конечно, каждое ведомство должно иметь какие-то ресурсы, у каждого из них есть государственные предприятия. Нужно дать им право пополнять инновационные фонды, но при этом вывести это все из налоговой системы, сформировав хозрасчетный механизм на уровне ведомств. Негосударственные предприятия в эти фонды платить не должны. А если Министерство торговли хочет аккумулировать какие-то деньги, пусть обеспечит прибыльную работу своих предприятий.