Инна Ромашевская. КАК ОБУСТРОИТЬ БЕЛАРУСЬ. Персонифицированное наказание

Является ли каскадное установление «персональной ответственности» панацеей от коррупции?

 

Инна Ромашевская. Эксперт в области государственного управления с 15-летним опытом работы в сфере международного развития, участник ряда проектов по исследованию модернизации государственной службы в постсоветских и бывших социалистических странах. Своей задачей видит содействие реформе государственного управления в Беларуси, а также расширение участия в этом процессе независимых экспертов. Руководитель исследований проекта BIPART (Белорусский институт реформы и трансформации публичного администрирования).

На прошлой неделе на руководство страны похоже, снизошло озарение: оказывается, не все кадры на местах пригодны к той работе, которую назначены выполнять. Оказывается, для достижения установленных государством показателей развития нужны профессиональные и ответственные кадры. Оказывается, для успешной модернизации эти кадры нужно «привлечь» — а уж потом они, кадры эти, начнут соблюдать модернизированные технологии на модернизированном оборудовании и кормить модернизированный скот модернизированными кормами.

Руководитель государства тоже указывает, что в сложившейся ситуации нужно «или новых людей привлекать, или систему менять».

Жаль, что из этих выступлений не очень понятно, каким образом эти новые кадры должны появиться и как их привлекать. У поверхностного слушателя может сложиться впечатление, что в стране сидят без дела и рвутся в бой когорты квалифицированных специалистов (с нулевым опытом, надо полагать). Примечательно, что в выступлениях не обнаруживаются такие слова, как «обучение», или «повышение квалификации», или хотя бы «переподготовка».

Впрочем, если наши высшие чиновники и говорят о подготовке специалистов, то лишь на уровне вузовского образования и в контексте увеличения или уменьшения текущей потребности в штукатурах vs экономистах. Возникает ощущение, что набор навыков и компетенций у чиновников за время работы в госаппарате складывается стихийно и наудачу. Сложился правильный – будут «привлекать» как квалифицированного кадра, неудачно карта легла – пожалуйте на выход, не место тебе в светлом модернизированном будущем.

Подозреваю, что картина эта утрированная, и что системная работа по обучению госчиновников ведется, но ведь о ней совсем ничего не известно. Да и, в конце концов, если бы эта система была успешной, может быть, мы слышали бы меньше угроз «сейчас все будут уволены!», а больше – «ну-ка сейчас все отправятся на повышение квалификации!».

С другой стороны, буквально криком крича о повальной коррупции, о сложившихся кланчиках и круговой поруке буквально везде – в строительстве, в охоте и рыболовстве, в раскрытии экономических преступлений, — и президент, и премьер как заклинание повторяют словосочетание «персональная ответственность».

Глава государства считает, что персональную ответственность за раскрытие экономических преступлений несут руководители МВД и других силовых ведомств.

Генеральный прокурор полагает, что персональную ответственность за борьбу с коррупцией должны нести руководители предприятий и организаций.

Наконец, согласно Постановлению правительства №637, руководители предприятий, получивших бюджетные средства на модернизацию, персонально отвечают за достижение результатов модернизации, а недостижение является «грубым нарушением трудовых обязанностей», что и должно быть записано в их контрактах.

Но является ли каскадное установление этой «персональной ответственности» панацеей?

Может быть, на каком-то этапе стоило бы оглянуться и посмотреть, насколько установление «персональной ответственности» помогает достичь декларируемых целей? С одной стороны, то, что сотрудник и наниматель (в лице государства) при заключении контракта договариваются о критериях эффективности работы – несомненно плюс. Стандартная международная практика. Однако такой контракт напоминает договор, заключенный одним булгаковским героем, в котором было восемь пунктов «Автор не имеет права», и один – «Автор обязуется».

Будут ли предусмотрены в этих контрактах и другие заимствования из мировой практики, например:

- промежуточное обсуждение хода выполнения контракта между нанимателем и работником через полгода после его подписания? Уточнение и оптимизация полномочий, ресурсов, планов?

- обязанность нанимателя предоставить необходимое для выполнения обязанностей обучение? Полноценные стажировки на сходных предприятиях, успешно реализовавших похожие модернизационные планы?

- поощрение за качественную работу? (не только материальное)

Впрочем, подозреваю, что непрямой ответ на эти вопросы прозвучал в выступлении премьера на совещании в Могилевском облисполкоме, где он озвучил единственную, по его словам, необходимую меру по устранению недоработок в кадровом вопросе: «усилить контроль, повысить требовательность и более персонифицированно подходить к наказанию за невыполнение заданий».

Наконец, заинтересованный наблюдатель за инициативами высшего руководства страны в области управления кадрами может задаться вопросом: если самые жесткие рамки «персональной ответственности» не срабатывают, может, пришло время заняться оптимизацией структуры и процедур государственного управления?

Не совсем так, поскольку выяснилось, что недавнее «сокращение по головам» чиновников, после которого оставшиеся на своих местах, кажется, едва успевают затыкать образовавшиеся прорехи, руководство страны, оказывается, считает «приведением госаппарата в оптимальное структурное построение».

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».