Инна Ромашевская. КАК ОБУСТРОИТЬ БЕЛАРУСЬ. Инородные тела

Белорусским сторонникам привлечения международного опыта в государственный аппарат стоит обратить внимание...

Инна Ромашевская. Эксперт в области государственного управления с 15-летним опытом работы в сфере международного развития, участник ряда проектов по исследованию модернизации государственной службы в постсоветских и бывших социалистических странах. Своей задачей видит содействие реформе государственного управления в Беларуси, а также расширение участия в этом процессе независимых экспертов. Руководитель исследований проекта BIPART (Белорусский институт реформы и трансформации публичного администрирования).

Прошло уже три месяца со дня неожиданного, названного многими независимыми экспертами «программного» заявления советника президента Кирилла Рудого о том, что руководителями государственных организаций неплохо бы назначать урожденных белорусов, достигнувших карьерного успеха за границей. А вдобавок посылать белорусских специалистов учиться в ведущих университатах мира.

«Представьте, если из топ-университета мира, например из Кембриджа, вернется наш выпускник, и его сделают, предположим, начальником отдела в Мингорисполкоме, — размышлял тогда г-н Рудый. — Мне кажется, он там такой дисбаланс внесет… И тем не менее заставит как-то иначе смотреть и на себя, и на мир».

Многие (включая и меня) тогда не прониклись всеобщим энтузиазмом по поводу этого просветления в верхах белорусского истэблишмента. С одной стороны, образование в Кембридже кажется довольно дорогостоящей затеей, если единственное его назначение — помочь «внести дисбаланс» в Мингорисполкоме. С другой стороны, невозможно внедрить «инородное тело» в виде западно-образованного специалиста в систему, которая совершенно не готова его принять и использовать по назначению. 

Однако прошло уже три месяца, а никакого продолжения этой интересной инициативы в информационное пространство не просочилось. Может быть, грядущее глобальное совещание по экономическим реформам, по слухам, запланированное на конец мая, прояснит, какие шаги наши власти собираются делать в этом направлении? 

Несмотря на весь скептицизм в отношении возможных результатов «имплантирования» чужеродных тел в белорусский госаппарат, надо сказать, что идея сама по себе здравая, и не зря г-н Рудый в своих размышлениях ссылался на опыт Китая и Казахстана. Главное — создать ситуацию, когда это «инородное» тело внедряется в подготовленный организм, готовый его принять и «сродниться».

Внедрение одного выпускника Кембриджа погоды наверняка не сделает, особенно если разместить его на нижних уровнях государственного аппарата. Если у него/нее в придачу к диплому нет опыта работы в западных организациях — государственный механизм перемелет (или, пользуясь более мягким термином — социализирует) его в пять минут. Ведущие университеты мира за редким исключением не готовят нон-конформистов, готовых идти в одиночку в бой против системы. Еще более неудачным вариантом представляется назначение такого «зеленого» выпускника на руководящую должность — тут в дополнение к жесткой «социализации» ему обеспечено противодействие карьерных чиновников, «обойденных» таким назначением.

Выходом из такой ситуации может быть такая практика, как менторство — когда нового перспективного работника «прикрепляют» к более опытному реформатору, который обеспечивает советы, поддержку и подсказывает, как лучше поменять (или хотя бы бросить вызов) устоявшимся в организации правилам игры.

Неформальное менторство иногда складывается само по себе и в государственных организациях и помогает выжить (и достигнуть успеха) многим талантливым управленцам. Однако гораздо чаще встречаются случаи, когда новый талантливый сотрудник служит своего рода «декоративной болонкой» для своего руководителя — его беглым английским языком можно похвастаться перед иностранными делегациями, его манеры и облик служат фоном, на котором можно пускать пыль в глаза инвесторам — до тех пор, пока «болонка» не пытается претендовать на участие в принятии решений.

Проблема «инородного тела» частично решается, если накопить «критическую массу» выпускников — разговаривающих на одном языке, социализированных в сходных условиях. Именно по этому пути пошли такие страны, как Казахстан, Грузия и т.д. — их программы обучения специалистов за рубежом являются масштабными и позволяют внедрить в организации не одного дезориентированного специалиста с западным образованием, а формировать из них целые отделы и костяк министерств. Однако в этом случае воля реформатора должна обеспечить таким организаторам поддержку и относительную свободу действий.

Еще один аспект вопроса — не является ли опыт развитых стран слишком оторванным от реалий повседневной работы белорусского госаппарата, так что «взращенному» в принципиально других условиях специалисту не останется ничего, кроме фрустрации, и в лучшем случае — оперативной эвакуации в более привычную ему бизнес-среду? Может быть, стоит приглашать специалистов, социализированных в соседних странах, на своем опыте прочувствовавших успешные и неуспешные реформы?

В любом случае, белорусским сторонникам привлечения международного опыта в государственный аппарат стоит обратить внимание на новую перспективную область исследований в области публичного администрирования — изучение социализации госслужащих в различных организациях.

В эпоху глобального движения трудовых ресурсов многие топ-чиновники успевают поработать и в национальных правительствах, и в международных организациях, и в межгосударственных органах. Исследователи все чаще задаются вопросом — какие ценности и практики они приносят с собой, а какие — усваивают на месте? Как меняется в результате такой «карусели» та или иная организация?

Есть надежда, что эти исследования помогут лучше разобраться, как меняются организации и можно ли их улучшать, трансформировать и реформировать целенаправленно. Может быть, они помогут и реформаторам в белорусском правительстве?

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».