Владимир Ковалкин. КАК ОБУСТРОИТЬ БЕЛАРУСЬ. Бороться за прозрачность госзакупок

Законодательство, регулирующее госзакупки, является полем постоянной борьбы…

Владимир Ковалкин. Окончил Академию управления при президенте Республики Беларусь, получил степень бакалавра экономики, а позднее — магистра экономики. Магистр гуманитарных наук по политологии (ЕГУ, программа «Публичная политика»). Эксперт по вопросам реформы государственной службы и руководитель проекта «Кошт урада» в рамках проекта BIPART.

Законодательство, регулирующее госзакупки, является полем постоянной борьбы между отраслевыми лоббистами, стремящимися упростить себе жизнь и скрыть информацию, с одной стороны, и гражданами, журналистами и контрольными органами, стремящимися обеспечить эффективность, прозрачность и снизить коррупцию, с другой стороны. Битвы разыгрываются на поле Минторга, который отвечает за регулирование этой сферы, а результаты борьбы разных групп фиксируются в законодательстве.

Белорусские законотворчество в сфере законодательства о государственных закупках ограничено международными соглашениями, которые на себя приняла Беларусь сначала в рамках Таможенного союза, а затем и ЕАЭС. Действующий закон «О государственных закупках товаров (работ, услуг)» был принят в 2012 году и вступил в силу 1 января 2013 года именно для того, чтобы привести национальное законодательство Беларуси в соответствие с международными обязательствами.

Сам закон прогрессивным и прорывным назвать сложно, скорее он просто повторяет основные положения международного соглашения «О государственных (муниципальных) закупках», кроме одного дополнительного вида процедуры государственной закупки под названием «закрытый конкурс», который применяется в случае, если сведения о государственных закупках составляют государственные секреты.

К достоинствам закона можно было отнести введение нового вида открытой процедуры государственной закупки — электронного аукциона, а также установление четких однозначных рамок проведения конкурса. При этом предметом критики являлись отсутствие механизмов, обеспечивающих прозрачность процедур госзакупок, и честность самих закупщиков и поставщиков.

Тем не менее, даже такой слабый закон в части прозрачности и подотчетности оказался слишком новаторским для наших закупщиков. Больше всего возражений и нареканий он вызывал у строителей и любителей закупать из «одного источника». К слову, строительная отрасль, по мнению Генеральной прокуратуры, является одной из самых коррумпированных в Беларуси. Совпадение? Не думаю!

В результате 31 декабря 2013 увидели свет два новых указа президента — 590-й и 591-й.

Указ № 590 «О некоторых вопросах государственных закупок товаров (работ, услуг)» в значительной мере снижал прозрачность и подотчетность проведения процедур государственных закупок, поскольку предусматривалось упрощение механизма согласования закупки из одного источника при признании процедуры государственной закупки несостоявшейся. Проще говоря, даже если чиновники были вынуждены проводить открытый тендер, то они имели возможность признать его несостоявшимся по какой-нибудь незначительной причине и провести закрытую процедуру закупки из одного источника.

Указ № 591 «О проведении процедур закупок при строительстве» и вовсе выводил закупки в этой отрасли из сферы действия закона «О государственных закупках товаров (работ, услуг)», а это порядка 60% всех средств налогоплательщиков, направляемых на государственные закупки.

Год спустя, а точнее 31 декабря 2014 года, сторонники прозрачности, честной конкуренции и эффективности нанесли ответный удар. Вернее, даже не один удар, а сразу четыре удара одним указом № 657.

Во-первых, с 1 января 2015 года процедура запроса ценовых предложений проводится только на электронной торговой площадке. Это означает, что мелкий и средний бизнес по крайней мере может увидеть приглашение и попробовать поучаствовать в процедуре, а не ждать и надеяться, что пригласят. А ведь представители бизнеса никогда не ждали и не надеялись, поскольку знали, что пригласят тех, «кого нужно», а не тех, у кого хорошее предложение. Вот и пытались становиться «нужными» партнерами.

Во-вторых, стало необходимо размещать в открытом доступе предложения участников процедур госзакупок. Теперь любой желающий может увидеть не только сумму, предложенную победителем, но и суммы, предложенные конкурентом. Это в идеале. А на самом деле, ответственными за размещение в публичном доступе предложений участников торгов сделали не заказчиков или организаторов торгов, а операторов электронных площадок. И это очень странное решение, ведь если в случае с проведением электронного аукциона у электронной площадки такие сведения есть, и она может их опубликовать, то в случае с открытой процедурой закупки участники торгов подают свои предложения в конвертах напрямую организатору и у электронной площадки нет никакой возможности эти предложения опубликовать.

Ответственным за публикацию должен быть заказчик или организатор, но никак не электронная площадка. В результате на аукционной площадке для одних закупок мы имеем полный текст предложений участников, а на других — только суммы предложений.

В-третьих, сведения о поступлении жалоб, об их содержании, о решениях, принятых по результатам рассмотрения, теперь подлежат размещению Минторгом на официальном сайте и в открытом доступе.

Наконец, сведения о договорах, сумма которых превышает 3000 базовых величин, теперь должны публиковаться. Но публикуются не сами договора с полным текстом, приложениями и дополнениями, а только сведения, о том, что они есть. Получается этакая публикация без публикации.

В целом борьба узкого круга лоббистов «простоты и удобства» проведения госзакупок и сторонников открытости и подотчетности продолжается. Улучшения заметны, но они происходят настолько медленно, что до необходимого на современном этапе уровня качества законодательства доживут только наши дети.

Решающее слово здесь за Минторгом: поскольку он является уполномоченным государственным органом по государственным закупкам, ему и карты в руки.

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».