Сдавать в архив вопрос о политзаключенных в Беларуси рано

Авторы письма призывают генпрокурора освободить Борозенко и прекратить его дело за отсутствием состава преступления, а председателя Верховного суда — пересмотреть приговоры по «делу четырнадцати»...

 

На днях с открытым письмом к председателю Верховного суда Валентину Сукало и генеральному прокурору Григорию Василевичу обратились фигуранты «дела четырнадцати». Они призывают к немедленному освобождению Александра Борозенко. «Дело Борозенко» напоминает: сдавать в архив вопрос о политрепрессиях в Беларуси Евросоюзу рано.

Напомним, этот молодой человек 27 октября был взят под стражу и помещен в следственный изолятор в Минске. Он является одним из обвиняемых по делу, возбужденному по статье 342 Уголовного кодекса в отношении участников акции протеста предпринимателей, которая прошла в столице 10 января 2008 года (так называемому «делу четырнадцати»).

Другие участники акций протеста предпринимателей зимой 2008 года — Алексей Бондарь, Артем Дубский, Михаил Пашкевич, Павел Виноградов, Михаил Кривов, Александр Стрельцов, Александр Чернышев, Татьяна Тишкевич и Михаил Субоч — ранее были осуждены к ограничению свободы на два года без направления в исправительные учреждения (так называемой «домашней химии»). В отношении Антона Койпиша и Владимира Сергеева суд ограничился штрафами в 100 базовых величин. Несовершеннолетний Максим Дашук получил полтора года ограничения свободы (тоже без направления в исправительные учреждения).

Самый жесткий приговор вынесли Андрею Киму: лишение свободы на полтора года с отбыванием наказания в колонии общего режима. Ему вменили в вину насилие в отношении сотрудника милиции и участие в групповых действиях, грубо нарушающих общественный порядок. 20 августа Ким, фигурировавший в западном списке политзаключенных, был помилован указом президента.

Борозенко же весной под суд не попал, поскольку тогда учился в Польше. Сейчас его дело передано в суд Центрального района Минска.

Авторы упомянутого письма отмечают, что 13 ноября на совещании по вопросам эффективности мер по борьбе с коррупцией Александр Лукашенко поручил генпрокурору Григорию Василевичу освободить от должностей заместителя генпрокурора Николая Куприянова и прокурора Минской области Михаила Снегиря. Председателю Верховного суда Валентину Сукало было поручено освободить от должностей судей Ильину, Есьмана и Павлючук.

«Вышеперечисленные судьи стали печально известными демократической общественности задолго до этого момента. Так, судья Ильина, кроме приговора Андрею Климову, в апреле этого года вынесла беспрецедентно жесткий приговор Андрею Киму, а также несправедливые приговоры остальным участникам акций протеста предпринимателей. Судья Есьман, которому пришлось судить еще трех участников этих же акций, также вынес аналогичные приговоры», — отмечается в письме.

По мнению авторов, освобождение Андрея Кима под давлением международного сообщества подтвердило «политическую мотивированность вынесенных приговоров».

Авторы письма призывают генпрокурора освободить Борозенко и прекратить дело в его отношении за отсутствием состава преступления, а председателя Верховного суда — в самое ближайшее время пересмотреть приговоры по «делу четырнадцати».

Одним из основных требований Евросоюза для нормализации отношений с Беларусью было прекращение политических репрессий. Это требование содержится и в документе «Что Европейский союз может дать Беларуси», и в пакете из пяти предложений, который привезла в Минск делегация Еврокомиссии во главе с заместителем генерального директора Генерального директората по внешним связям ЕК Хьюго Мингарелли.

Но в Беларуси, отмечает политический обозреватель Павлюк Быковский, все еще не искоренен сам по себе институт политических заключенных, так как продолжают действовать статьи Уголовного кодекса, которые могут быть использованы для наказания за выражение гражданами своих политических взглядов.

«Частично ЕС продолжает борьбу, — сказал Быковский в интервью БелаПАН. — По словам представителей Еврокомиссии, речь не идет о замене 12 необходимых шагов для нормализации отношений Беларуси и ЕС пятью пунктами, а о выделении приоритетных пунктов, выполнение которых необходимо, чтобы сохранить окно возможностей для развития отношений».

И здесь возникает коллизия, говорит эксперт. Наказанные в свое время ограничением свободы (так называемой «химией») Николай Статкевич, Павел Северинец, Виктор Ивашкевич были для ЕС политзаключенными, а вот наказанные «домашней химией» фигуранты «процесса 14» — нет. «Хоть их права и ущемлены, но эти люди отбывают наказание дома, поэтому в число общепризнанных политзаключенных не попали», — сказал Быковский.

«Когда дело касается VIP-персон, например лидеров оппозиционных партий, то можно заметить, когда их не пускают за границу. Когда же речь идет о малоизвестных молодых людях — то ситуация менее заметна и менее прозрачна», — отметил эксперт.

В то же время, подчеркнул он, дело Борозенко находится на контроле у ЕС. «Однако решение суда, скорее всего, будет принято во внимание не сразу после приговора, а в апреле, когда Евросоюз будет думать, как поступить с санкциями в отношении белорусского руководства, — считает Павлюк Быковский. — На мой взгляд, даже если Борозенко посадят, то на первых порах ЕС ограничится неким заявлением».

Эксперт напомнил, что на ХІ Минском форуме глава Администрации президента Беларуси Владимир Макей отметил: в стране нет политических заключенных, а есть люди, нарушившие закон. «Закон одинаков ко всем. Другое дело, что он может не соответствовать демократическим реалиям, которые нужны. Тогда надо менять этот закон», — сказал Макей.

Вот только менять законы ЕС пока особо не требует, подчеркивает Павлюк Быковский. Во всяком случае, насколько известно, в привезенных Мингарелли предложениях не говорится о том, что необходимо, например, убрать из Уголовного кодекса Беларуси печально знаменитую статью 193-1, позволяющую сажать в тюрьму за деятельность от имени незарегистрированной организации. «Поэтому институт политзаключенных в Беларуси остается, и активисты оппозиции в любой момент могут оказаться за решеткой», — подчеркнул Быковский.

По его словам, этот факт создает в обществе атмосферу страха. «Но пока угроза не будет вновь реализовываться конкретными приговорами судов, то для Запада существует возможность закрывать на это глаза, поэтому часть стран ЕС будет поднимать вопрос о репрессивном законодательстве, а часть — будет говорить об отсутствии политзаключенных», — считает Быковский.

По мнению эксперта, только от действий белорусских правозащитников и оппозиции зависит, станут ли (и насколько активно) западные политики поднимать вопрос о политически репрессированных на переговорах с официальным Минском.

При этом, учитывая, что решение о санкциях в апреле должно быть принято всеми 27 странами ЕС, отмечает эксперт, можно говорить, что вероятность смягчающих изменений в белорусском законодательстве есть. «Но я не считаю ее высокой», — подчеркнул Быковский.