Год после выборов. Экс-кандидаты в президенты ни о чем не жалеют

Хотя считают последствия прошлогодних выборов катастрофическими для экономики и независимости Беларуси…

 

По случаю первой годовщины со дня президентских выборов 2010 года в Беларуси информационная компания БелаПАН попросила бывших кандидатов в президенты оценить с высоты сегодняшнего дня итоги тех выборов и их роль в кризисе, постигшем Беларусь в 2011 году.

Политикам были заданы три вопроса:

1. Не жалеют ли они, что пошли на президентские выборы-2010?

2. Что, на их взгляд. Надо было сделать по-другому в ходе тех выборов?

3. Что минувший год принес власти, оппозиции, экономике и народу Беларуси?

Григорий Костусев (заместитель председателя Партии БНФ) не сожалеет, что участвовал в выборах. «Мы понимали, что так просто Лукашенко власть не отдаст, что он будет за нее держаться до последнего, - говорит экс-кандидат. – Но участие в избирательной кампании Партии БНФ как самостоятельной силы помогло поднять на новую высоту основные вопросы, которые мы всегда отстаивали, в первую очередь вопрос о сохранении независимости Беларуси. Партия смогла доказать, что белорусская национальная идея жива».

Сегодня, по мнению Костусева, понятно: кое-что можно было бы «сделать по-другому»: «Во-первых, я бы добивался от других участников избирательной кампании, с которыми мы сотрудничали, более ответственного исполнения договоренностей. Во-вторых, я бы сделал все, чтобы не допустить на Площадь некоторых людей, которых считаю провокаторами».

Минувший политический год он называет «очень трудным» для себя лично и для Партии БНФ в целом: «Мы всегда выступали защитниками национальных интересов граждан. К сожалению, интересы белорусского народа правительство отстоять не смогло. Это выразилось в том, что уровень жизни резко упал. Кроме того, Беларусь в экономическом плане уступила свои интересы России».

Алесь Михалевич говорит, что «привык отвечать за свои решения», поэтому «ни о чем не жалеет». «Несмотря на огромные проблемы (давление на семью, тюремное заключение, вынужденный выезд за границу), все закончится позитивно, как для страны в целом, так и для меня и моей семьи», — надеется он. С позиций сегодняшнего дня Михалевич «намного лучше подготовился бы к кампании». В частности, считает он, «к выступлениям на телевидении надо было подходить намного более серьезно».

«Впервые за много лет гражданское общество показала свою силу, — считает экс-кандидат. — Начиная с моей пресс-конференции (на которой он заявил о пытках в СИЗО КГБ. — Naviny.by), через акцию «Стоп-бензин» и акции молчаливых протестов - мы впервые были «законодателями политической моды», а власть была вынуждена реагировать на вызовы, создаваемые нами. Экономический кризис только усугубил проблемы власти и создал хорошие предпосылки для изменения ситуации».

Владимир Некляев тоже не жалеет о своем участии в президентской кампании. «Даже если бы обошлось еще большей ценой, я все равно сделал бы то же самое», — утверждает лидер кампании «Говори правду!».

По его словам, сегодня акция оппозиционного протеста «прошло бы по-другому»: «Тогда была сделана стратегическая ошибка, приведшая к поражению не только кампании «Говори правду!», но и всей оппозиции. Я исходил из того, что власть не допустит брутальных силовых действий, что это не в ее интересах - в связи с политикой, которая проводилась в течение двух предыдущих лет в интересах сближения с Евросоюзом. Если бы мы ожидали такие силовые действия, мы бы к ним готовились, все делали бы совершенно по-иному, ведь в народе тоже есть сила. Одно дело — готовить людей к мирной демонстрации, другое — к противодействию. Это разные стратегии».

В итоге «никому 2011 год ничего хорошего не принес, - полагает бывший кандидат в президенты. - 19 декабря 2010 года была сделана стратегическая ошибка не только оппозицией, но прежде всего властью. Эта ошибка привела к начавшейся экономической аннексии Беларуси, которая чревата и потерей независимости. В уходящем году оппозиция и власти должны были предпринять максимальные совместные усилия, чтобы этого не допустить. Оппозиция и предлагала власти такие совместные действия, но та отказалась».

Ярослав Романчук также не склонен к сожалениям: «Речь идет в первую очередь о самой президентской кампании. В момент принятия решения мы с коллегами по Объединенной гражданской партии оценили все факторы. Представление миллионам избирателей позитивной альтернативы для Беларуси в виде моей предвыборной программы «Миллион новых рабочих мест», — вот что входило в наши планы. И эту задачу мы выполнил сполна. Я убедился, что белорусы понимают и принимают либеральные идеи. В этом плане они значительно опередили наше правительство».

Первое, что сделал бы иначе Романчук с позиции сегодняшнего дня, — «был бы более критичным к обещаниям и действиям политических новичков, которые выступили с претензией на лидерство. Второе — был бы более настойчивым в выяснении ключевого вопроса кампании о планах других кандидатов на Площадь. Об этом нужно было говорить в полный голос до 19 декабря. Чрезмерная секретность скрывала организационный провал. Они взяли на себя ответственность — и попались в сети чужих сценариев. За их политический инфантилизм и чрезмерные амбиции мы все, и прежде всего они сами, заплатили и продолжаем платить слишком высокую цену. Третье — я бы призвал людей не ходить на площадь Независимости. Вести ничего не подозревающих людей в ловушку, ставить под угрозу их жизни для меня неприемлемо. Наконец, следовало бы приложить больше усилий, чтобы убедить конструктивных кандидатов в президенты консолидироваться под конкретной позитивной программой, а не зацикливаться на личности действующего главы государства».

Прошедший год Романчук называет «годом расплаты за ошибки»: «Оппозиция заплатила очень дорогую цену: аресты и приговоры, разгон организаций, тотальная атмосфера недоверия, блокировка рациональной способности анализировать факты, попадание в плен взаимно противоречащих теорий заговора. Экономика стала на несколько шагов ближе к дефолту. Белорусскому народу в очередной раз щелкнули по носу. Особенно тем 45–48 процентам людей, которые еще считали, что в Беларуси проходят демократические выборы, что у нас есть независимый суд. Все больше граждан видят взаимосвязь между тем, как они голосуют на выборах, и какой уровень благополучия в результате получается. Шок адаптации к популизму продолжается. К сожалению, каждый переживает и проживает его преимущественно у себя на кухне».

Не жалеет о своем участии в выборах и Виталий Рымашевский, которого выдвигали христианские демократы. «Когда избрание единого кандидата стало невозможным, мое участие в выборах было необходимо, - уверен политик. - Думаю, что выдвижение кандидата от оргкомитета по созданию партии «Белорусская христианская демократия» себя оправдало и во время выборов, и на площади 19 декабря».

Теперь он понимает, что следовало все-таки раньше начинать избирательную кампанию: «Мы ее начали в сентябре, это был самый поздний старт из всех кандидатов. Мы слишком долго считали, что можно будет договориться о едином кандидате с другими политическими силами. Во-вторых, нужно было больше брать инициативу на себя как во время подготовки Площади, так и на ней самой. Если не было общего сценария, то надо было озвучивать свой. Безусловно, власть готовила провокации. Но моральная ответственность за то, что произошло 19 декабря на площади, лежит и на кандидатах в президенты».

2011 год, признает Рымашевский, был сложным для оппозиции: «Власть попробовала нас уничтожить, но мы выстояли. Сейчас властям будет практически невозможно выйти на тот уровень политического признания международным сообществом, который был до 19 декабря. Беларусь не сможет преодолеть экономический кризис без поддержки Запада, международных фондов. Но ответственность за это лежит исключительно на белорусских властях. Направление на сдачу независимости, отчаянное движение в сторону России – это тоже результат только их политики. И если я говорю, что прошедший год был для оппозиции тяжелым, то для властей – катастрофическим».

Председатель совета Ассоциации малого и среднего предпринимательства Виктор Терещенко «ни в коей мере» не жалеет о своем участии в выборах: «Иллюзий у меня не было, я баллотировался кандидатом в президенты не из-за личных амбиций, а стремился донести до избирателей послание, что в случае сохранения нынешней денежно-кредитной и налоговой политики страну ожидает глубокая девальвация уже весной 2011 года. Теперь все знают, что я не ошибся ни в прогнозе, ни в реальности своей предвыборной программы».

«Мне нужно было, конечно, сделать все возможное, чтобы в рамках закона донести программу в каждый почтовый ящик, значительно больше встречаться с людьми на местах, — говорит Терещенко. — Если бы я решил и эти задачи, то, думаю, мое предостережение и мою программу люди поняли бы тогда намного лучше».

Подводя итоги уходящего года, экс-кандидат в президенты отметил: «Ни одно из посольств не покинуло Беларусь, продолжается ротация послов с вручением президенту верительных грамот. В целом экономика страны сегодня работает, выплачиваются пенсии и пособия. В обществе пока затишье и спокойствие. Вопрос только в том, как долго это будет продолжаться? Правительство видит спасение страны в иностранных заимствованиях и привлечении иностранного капитала. Я считаю это стратегией отсталых государств, которая может привести к коллапсу цен, продаже важных объектов национальной экономики, сделать население страны самой дешевой рабочей силой в Европе».

Дмитрий Усс, директор минского издательства «Тривиум», считает, что «частично выполнил» задачу, которую перед собой ставил: «Я хотел рассказать людям, что выборы – это шоу, устраиваемое властями, чтобы легализовать законным образом свои права. Народ ничего не решал и по-прежнему ничего не решает».

Участвуя в выборах сегодня, Усс не стал бы ничего менять в своей предвыборной кампании.

Главные итоги 2011 года, по мнению Усса, — «непризнание выборов Европой, давление со стороны России на Беларусь, экономические санкции, дефолт белорусского рубля и экономики. В тюрьмах по липовым обвинениям продолжают сидеть политзаключенные».

Марина Адамович, гражданская жена заключенного Николая Статкевича, которой иногда удается добиться свиданий с ним, утверждает, что и он не жалеет о своем участии в выборах: «Он не такой человек, чтобы жалеть о своих поступках». Хотя при этом говорит, что «у него есть вопросы к другим участникам избирательной кампании».

По ее мнению, в отношении Статкевича «сложилась совершенно особая информационная ситуация»: «Вся оценочная информация с его стороны полностью блокируется. Есть только два письма, которые были доставлены на свободу через третьи руки».

Ирина Халип, супруга Андрея Санникова, не стала предполагать, как бы он оценил сегодня те события годичной давности.

«Мы слишком давно не имели возможности даже письма писать друг другу, не говоря уже о том, чтобы разговаривать лично», – подчеркнула она.

 

Справка Naviny.by. Четвертые президентские выборы в Беларуси  состоялись 19 декабря 2010 года. Кандидатами в президенты на них были зарегистрированы 10 человек. Участие в выборах приняли 90,65% избирателей. По официальным данным Центризбиркома, Александр Лукашенко получил 79,65% голосов, в то время как остальные кандидаты не набрали даже трех процентов: Григорий Костусев — 1,97% голосов; Алексей Михалевич — 1,02%; Владимир Некляев — 1,78%; Ярослав Романчук — 1,98%; Виталий Рымашевский — 1,09; Андрей Санников — 2,43%; Николай Статкевич — 1,05%; Виктор Терещенко — 1,19%; Дмитрий Усс — 0,39%.

Вечером 19 декабря на Октябрьскую площадь Минска, откликнувшись на призыв оппозиционных кандидатов в президенты, пришли десятки тысяч избирателей, не согласных с официальными итогами выборов. С Октябрьской площади колонна демонстрантов направилась по проспекту Независимости к Дому правительства, в здании которого располагался Центризбирком. Начавшийся там митинг длился около часа, имели место провокации с битьем стекол в окнах и дверях Дома правительства. Демонстранты были жестоко разогнаны милицией и спецслужбами. Позже Александр Лукашенко заявлял, что лично руководил этой силовой операцией.

Были задержаны около 700 человек, в том числе все оппозиционные кандидаты в президенты. Большинство задержанных наказаны административными арестами на срок до 15 суток. По уголовному делу о массовых беспорядках в Минске  в качестве обвиняемых проходило более 40 человек. Обвинение в организации массовых беспорядков было предъявлено шести кандидатам в президенты. Пятеро из них прошли через суд, признаны виновными в организации и участии в массовых беспорядках и приговорены к различным срокам лишения либо ограничения свободы.

Самые жесткие приговоры получили Андрей Санников и Николай Статкевич — 5 и 6 лет лишения свободы соответственно. Они до сих пор находятся в заключении, в то время как почти все остальные осужденные по делу о массовых беспорядках помилованы на основании указов президента .

Шестому задержанному участнику президентской гонки, Алесю Михалевичу, удалось бежать за рубеж вскоре после того, как его выпустили из следственного изолятора КГБ под подписку о невыезде. Михалевич получил политическое убежище в Чехии.

Наблюдатели ОБСЕ, независимые наблюдатели и правозащитники заявили о фальсификациях и массовых нарушениях, имевших место как в ходе предвыборной кампании, так и во время процедуры голосования на выборах.

Международное сообщество не признало результатов выборов президента Беларуси, осудило жесткие действия властей по отношению к оппозиции и потребовало безусловного освобождения всех политзаключенных. Евросоюз принял ряд санкций в отношении официального Минска.