Диалог Минска и Европы возобновился в кулуарах третьего сектора?

Вероятность сокращения черного списка можно рассматривать как некий первый шаг Евросоюза в сторону белорусских властей, за которым должен последовать, как минимум, ответный шаг...

Сократить список невъездных в Евросоюз белорусских чиновников, исключив из него ректоров вузов, некоторых журналистов и тех представителей режима, кто уже лишился своих портфелей, предлагает работающий в Брюсселе «Офис за демократическую Беларусь».

Ольга СтужинскаяКак отмечает глава организации Ольга Стужинская, такая инициатива вызвана неэффективностью визовых санкций, в первую очередь — отсутствием влияния санкций на внутреннюю политическую ситуацию в Беларуси.

Вместе с тем, по нашей информации, инициатива «Офиса за демократическую Беларусь» не является ее собственным предложением, а лишь ретранслирует определенные договоренности, достигнутые кулуарным образом между ЕС и официальным Минском.

Что предлагает брюссельский офис?

По словам Ольги Стужинской, необходимо пересмотреть и уточнить критерии применения визовых санкции в отношении чиновников, а также пересмотреть сам список.

«В нем есть люди, которые находятся там пять лет, которые умерли или уже давно не занимают своих должностей», — сказала Стужинская.

«Дебаты по поводу того, действенны ли визовые санкции, начались давно. Меня удивляет, что в белорусском информационном пространстве это явилось большой новостью. Международные и белорусские эксперты уже говорят о недейственности санкций. И наше предложение было — пересмотреть списки, а не уменьшить количество этих людей», — сказала Стужинская сегодня в интервью БелаПАН.

В частности, из черного списка предлагается исключить ректоров белорусских вузов. По мнению Стужинской, это объясняется необходимостью реформирования сферы высшего образования Беларуси.

«Если ректоры — подневольные люди, которые ничего не решают, а все спускается им сверху, то тем более какой смысл их нахождения в подобном списке? — сказала Стужинская. — Беларусь должна быть больше заинтересована в том, чтобы реформировать существующую систему образования через контакты с высшими школами Европы. Скоро в силу стоимости образования и его ужасного качества нечего будет его и получать».

«Офис за демократическую Беларусь» также предлагает вычеркнуть из списка имя бизнесмена Владимира Пефтиева, включение которого в список невъездных ЕС обосновал тем, что он является ключевым спонсором белорусского режима.

«Почему этот бизнесмен? Не потому что он виновен или невиновен... Но почему именно только он? На каких основаниях был выбран только этот человек? Тогда надо включать ряд других людей. Большинство фамилий в списке — это преимущественно категории, и вопросы по категориям, а не по фамилиям», — пояснила Стужинская.

По сведениям БелаПАН, помимо ректоров, из черного списка предлагается исключить некоторых журналистов государственных СМИ, в том числе главного редактора «Советской Белоруссии» Павла Якубовича и его заместителей (в том числе бывших), бывшего главу Белтелерадиокомпании Александра Зимовского, а также бывшего генерального прокурора Григория Василевича.

«Пересмотр списка даст четкий сигнал, что ЕС не пытается изолировать Беларусь», — поясняют свою позицию авторы заявления.

Одних вычеркнуть, других — добавить?

В то же время, как подчеркнула Ольга Стужинская, выдвинутая ее организацией инициатива не исключает внесения новых фамилий в черный список.

«В первую очередь, это люди, которые причастны к делу Беляцкого, к изменениям новым в законодательстве (речь идет о поправках в законы о деятельности общественных организаций и массовых мероприятий. — БелаПАН.). Просто вопрос действенности визовых санкций остается открытым. И я не вижу за последние годы, как визовые санкции помогли нам улучшить ситуацию, потому что она только ухудшается. И я не вижу, как эти санкции могут помочь освобождению политзаключенных», — подчеркнула Стужинская.

При этом она подчеркнула, что данная инициатива не является «спасением от всех бед». «Но я просто не вижу, как дальше только расширение списка и только визовые санкции могут помочь улучшить ситуацию. И для меня, как человека, который занимается белорусской темой в Брюсселе, становится очевидным, что Беларусь стремительно отдаляется от ЕС. А минимальные инструменты хоть какого-то влияния на ситуацию скоро просто исчезнут в силу того, что исчезнут какие-либо контакты между Беларусью и ЕС», — сказала Стужинская.

При этом она отметила, что озвученное предложение является всего лишь «мнением о недейственности визовых санкции и призыва более эффективно подходит к составлению этих списков, то есть вводить более понятные критерии».

Стужинская также отметила, что «диалог и в Минске, и в Брюсселе по поводу эффективности этих санкций начался давно». «И он должен уже стать каким-то публичным, чтобы были на уровне экспертов открытые дискуссии, являются ли санкции тем, что нам поможет, или это только способ еще глубже вогнать страну в изоляцию», — сказала она.

Откуда ноги растут?

«Фамилии тех, кого можно вынести из визового списка, согласованы в ходе консультаций представителей белорусского и международного гражданского общества, чьи имена не могут быть названы без их предварительного согласия», — отмечается в заявлении «Офиса за демократическую Беларусь».

Говоря о том, почему не называются фамилии белорусских оппозиционных политиков, которые поддерживают данную инициативу, Стужинская объяснила это тем, что «никто не хочет быть преданным публичной анафеме со стороны так называемого демократического общества».

«Это, действительно, правда, что консультации проводились и с политиками, и с представителями гражданского общества. Но я не буду называть никаких фамилий именно для того, чтобы не подставлять людей», — сказала она.

По циркулирующим в политических кругам слухам, к выдвижению инициативы о сокращении списка невъездных в ЕС белорусских чиновников причастно движение «За свободу». Однако заместитель председателя движения Юрий Губаревич эти слухи опровергает.

Как заявил Губаревич в комментарии для БелаПАН, движение «За свободу» никогда не поддерживало подобные инициативы. «Люди, которые попали в список невъездных, попали туда благодаря своим «заслугам», — отметил Юрий Губаревич. — Единственной причиной сокращения санкций в отношении белорусских чиновников может стать демократизация ситуации в стране и освобождение политзаключенных».

Лидер движения «За свободу» Александр Милинкевич в интервью белорусской службе радио «Свобода» также был весьма категоричен.

«Я считаю, что визовые санкции необходимо широко применять, так как власть демонстрирует абсолютное игнорирование предложений Евросоюза о сотрудничестве, о прекращении репрессий. И конкретные люди должны конкретно отвечать», — заявил Милинкевич.

«Все визовые санкции, введенные ранее, имели под собой основания. Это была по сути моральная оценка. И она остается такой, какой была и ранее. Это не игра в то, что кто-то стал чуточку лучше или хуже. Это моральная оценка людей, которые жестко нарушали закон и содействовали репрессиям», — подчеркнул лидер движения «За свободу».

Милинкевич выступает против широких экономических санкций, «так как они ухудшают положение простых людей и снижают проевропейские настроения». «А визовые санкции необходимы, — сказал Милинкевич. — Как только прекратятся репрессии, я думаю, что все визовые санкции будут сняты, как это было три года назад, когда начался тот первый диалог».

Сопредседатель оргкомитета по созданию партии «Белорусская христианская демократия» Виталий Рымашевский считает, что сокращение числа невъездных в страны ЕС белорусских чиновников поставит под сомнение весь список.

Как отметил Рымашевский в комментраии для БелаПАН, к идее сокращения списка «приложили руку» некоторые оппозиционные белорусские политики. Однако кто именно, он называть не стал, отметив лишь, что «эти люди не первый день в политике, и их имена у всех на слуху».

«Стоит отметить, что сам «Офис за демократическую Беларусь» ничего не решает, а Ольга Стужинская и ее структура выполняют запросы белорусской оппозиции. Так что, Ольга не несет на себе ответственности за это предложение», — заявил экс-кандидат в президенты.

Он подчеркнул, что «введение даже таких санкций европейским политикам далось с большим трудом», и «не так просто занимать принципиальную позицию», учитывая, что в ЕС входят «27 стран со своими интересами». «Сейчас инициатива о сокращении списка может поставить под сомнение весь список невъездных», — считает Рымашевский.

При этом, отметил он, список нуждается в корректировке, так как в нем есть лица, которые уже умерли.

На линии Минск — Брюссель потепление?

Вместе с тем, по информации Naviny.by, выступивший с инициативой сокращения списка невъездных чиновников «Офис за демократическую Беларусь» в этой истории является лишь своего рода посредником, легализатором тех кулуарных договоренностей, которые, вероятно, были достигнуты между ЕС и официальным Минском.

Если предоставленная нам информация верна, то вероятность сокращения черного списка можно рассматривать как некий первый шаг Евросоюза в сторону белорусских властей, за которым должен последовать, как минимум, ответный шаг. Другой вопрос, каким он будет? Что требовала Европа и что взамен предложил Минск?

Наиболее логичный и ожидаемый в такой ситуации шаг белорусских властей — освобождение политзаключенных, на чем настаивают и европейские страны, и внутренние оппоненты режима.

Как отмечает политолог, эксперт Белорусского института стратегических исследований Денис Мельянцов, уже имевшие место периоды потепления во взаимоотношениях Беларуси и ЕС были результатом «встреч и переговоров, а не многих лет изоляции и санкций». И именно диалог, а не санкции, отмечает Мельянцов, может стать реальным основанием для освобождения политзаключенных.

Справка Naviny.by

Политическое решение о визовых и экономических санкциях в отношении Беларуси было принято Советом ЕС 31 января 2011 года в Брюсселе, когда министры иностранных дел стран Евросоюза утвердили список белорусских чиновников, ответственных за нарушения прав человека в ходе президентской кампании. Этим лицам запрещено посещать территорию ЕС, а их счета и имущество в странах ЕС должны быть заморожены. Первоначально в списке было 158 имен. Впоследствии Совет ЕС неоднократно расширял этот перечень, и сейчас въезд в ЕС запрещен более чем 200 белорусским чиновникам.

23 января 2012 года министры иностранных дел стран ЕС расширили критерии включения белорусских чиновников в список лиц, подпадающих под санкции.

По неофициальной информации, рассматривается вопрос о включении в список белорусских чиновников, которым запрещен въезд в ЕС и чьи активы должны быть заморожены, еще 135 лиц, а также возможность расширения перечня белорусских предприятий, чьи активы будут заморожены и операции с которыми будут запрещены.