Когда уходит поезд



Марина КУНОВСКАЯ



Теперь, когда улеглись страсти вокруг IV конгресса Ассамблеи демократических неправительственных организаций, состоявшегося в Минске 5—6 октября, можно спокойно подвести его итоги. В принципе, конгресс дал запланированный заранее результат. К радости руководящих органов, самое многочисленная неформальная "ассоциация ассоциаций", насчитывающая в своих рядах более 500 зарегистрированных и незарегистрированных общественных организаций, продолжила свое существование, по крайней мере до следующего конгресса. Был избран новый состав Рабочей группы, одобрены написанные заранее документы — резолюция "О состоянии прав человека и гражданского общества в Беларуси" и заявление "В защиту независимости Беларуси". Тут все ясно. Чего не скажешь о функциях самой ассамблеи. О том, чем же она должна заниматься, организации, входящие в ее состав, спорят со дня основания.





Пожалуй, не планировали организаторы только того, сколько организаций соберется на конгресс, сколько примет участие в голосовании, сколько останется в составе ассамблеи после него. А исход белорусских неправительственных организаций из рядов самой массовой ассоциации ассоциаций начался еще до регистрации делегатов: несколько ресурсных центров из Гродно, Могилева и Минска официально отказались направлять своих представителей на высокое собрание. В первый день конгресса зарегистрировалось 186 участников с правом голоса, до выборов дотерпели около семидесяти, ряд делегатов намерены ставить перед своими объединениями вопрос о выходе из ассамблеи уже после конгресса. Но по мнению организаторов, голосование было вполне легитимно, ведь и в зарубежной практике есть организации, где решения принимают те, кто явился на съезд, "те, кому интересно".





Исполнительное бюро ассамблеи в информационных материалах о конгрессе с гордостью называет ее "уникальным образованием, аналогов которому нет на территории Восточной и Западной Европы". Действительно, подобных ассоциаций больше нет — в большинстве стран неправительственные организации объединяются в коалиции по направлениям деятельности, создают общие информационные центры, но не пытаются выработать общее мнение по всем вопросам и навязать его финансирующим организациям. А Рабочая группа Ассамблеи во главе с Алесем Беляцким, судя по подготовленным к конгрессу документам, воспринимает себя именно как рупор демократической общественности. Хотя собрание и намеревалось "выработать стратегию развития и действий общественных организаций Беларуси на следующий год", для утверждения делегатам были розданы документы совсем о другом. Резолюция "О состоянии прав человека и гражданского общества в Беларуси" адресована исключительно белорусским властям, заявление "В защиту независимости республики Беларусь"— всему белорусскому обществу. Вопрос о том, что делать третьему сектору, остался открытым.





"Уникальное образование" возникло в Беларуси после референдума 1996 года, когда белорусской оппозиции пришлось осознать свой проигрыш власти в борьбе за симпатии электората. Демократически ориентированные неправительственные организации, почувствовав свою разобщенность, решили сотрудничать. "С самого начала имели место два разных подхода к пониманию принципов и целей координации деятельности белорусских неправительственных организаций, — разъясняет посетителям веб-ресурс ассамблеи. — Первый подход предусматривал создание максимально открытой структуры, доступной для всех организаций, что разделяют демократические ценности и выступают за независимость Беларуси. Второй подход… — координация белорусских неправительственных организаций должна осуществляться через зонтичную структуру с руководящими органами и статусом юридического лица. Главная цель такого объединения заключалась в выработке единой позиции по отношению к спонсорским организациям". До сегодняшнего дня выбор между подходами так и не осуществлен. Но формулируют их участники ассамблеи иначе: дискуссионный форум — или сервисная служба для связи неправительственных организаций, грантодателей и общественности.





Недовольство делегатов во время конгресса было умело сублимировано в диалоги на круглых столах. Разбив массу прибывших на малые группы, им предложили обсудить и выработать поручения ассамблее по различным темам — "Миссия ассамблеи", "Неправительственные организации и политика", "Общественные инициативы и кампании", "Неправительственные организации и общество", "Неправительственные организации и государство", "Неправительственные организации и СМИ", "Ресурсы неправительственных организаций", "Сотрудничество белорусских неправительственных организаций". Внятного совместного документа не подготовила ни одна из групп — общее мнение излагали назначенные заранее докладчики. Но многих недовольных, собравшихся в секциях "Миссия ассамблеи" и "Неправительственные организации и политика", дискуссии первого дня утомили настолько, что выносить расхождения на пленарное заседание они не взялись.





А расхождения были — делегаты предлагали "зонтичной структуре" отказаться от претензий на идеологическое руководство всеми демократически ориентированными неправительственными организациями и от роли посредника в распределении средств грантодателей. Трудно найти предмет общей деятельности организациям правозащитным, экологическим, культурно-просветительным и досуговым, но нормальное развитие гражданского общества предполагает выражение через третий сектор всех этих интересов. Однако несколько лет Рабочая группа ассамблеи вообще игнорировала социальные проекты и рекомендовала фондам сконцентрироваться исключительно на поддержке гражданского образования. Без согласования с организациями-участницами (среди которых много достаточно аполитичных) было принято решение о вступлении в Координационную раду демократических сил, что подтвердило мнение государственных структур и части общества об "излишней политизации" всего третьего сектора.





С другой стороны, политически активные делегаты говорили о проваленной кампании независимого наблюдения за президентскими выборами, в которой участвовала ассамблея. На секции "Неправительственные организации и политика" звучали даже предложения "распустить ассамблею как дискредитирующую третий сектор". В то же время многие организации, особенно в провинции, заинтересованы в помощи столичных специалистов при контактах с грантодателями, регистрирующими и судебными органами и не видят иного способа получить эту помощь, кроме членства в ассамблее.



Большинство названных противоречий осталось за пределами пленарных заседаний. Львиная доля времени, отведенного на конгресс, ушла на отчеты об осуществленных и планируемых проектах общественных организаций. Ни итоги работы в течение года, ни кандидатуры избиравшихся в руководящие органы, ни причины неудач с регистрацией ассамблеи (а прошлогодний конгресс поручил осуществить ее Рабочей группе) в прениях не обсуждались. Единственное, что делегаты успели еще до круглых столов четко потребовать от руководства — оспорить в суде или прокуратуре долгое отсутствие ответа из Минюста по поводу регистрации ассоциации. Руководство планировало иное: взамен ассоциации юридических лиц с правом голоса для каждого участника теперь регистрировать фонд.





Чтобы ускорить выборы руководящих органов, ведущий Сергей Мацкевич наконец воззвал к человеческой солидарности: дескать, у многих делегатов из регионов вот-вот "уходит поезд" (один на всех?). Утомленное собрание проголосовало. Это выглядело символично: поезд ассамблеи, похоже, действительно уходит…





Новая Рабочая группа почти в том же, что и прежде, составе получила — в качестве наказа от конгресса — стопку листов ватмана с перечислением проблем и пожелание работать над определением миссии ассамблеи дальше. Присутствовавшие на мероприятии представители финансирующих организаций накопили богатый материал для размышлений. Вероятнее всего, руководство организации, не способное обеспечить демократическую процедуру во время своего отчетно-выборного собрания, но хорошо освоившее методы манипуляции голосами рядовых членов, не сможет более претендовать на роль эксперта по вопросам демократии в Беларуси.