Чернобыль не волнует лишь каждого шестого белоруса

Серьезное политическое противостояние чернобыльская тема по-прежнему вызывает и в Беларуси. Оппозиция критикуют власти за форсированную...

 

Фото Василия Семашко, Naviny.ByОбычное дело, когда круглая дата какого-либо значимого события вызывает повышенное шумное внимание к этому событию, а затем резонанс утихает до преддатного состояния. Так получилось и с 20-й годовщиной аварии на Чернобыльской АЭС. О Чернобыле очень много вспоминали, говорили и дискутировали в период примерно за две недели до 26 апреля и в течение двух недель после этой трагической даты.

Люди поволновались, читая репортажи из чернобыльской зоны, ученые умно поспорили на конференциях, а политики наделали заявлений — одни перед телекамерами, другие через громкоговорители.

С одной стороны, все в унисон заявили, что пострадавшим от радиации регионам помогали и будут помогать всем миром, что чернобыльская проблема далеко не решена — на это уйдут десятки, а то и сотни лет, но вот касательно оценок масштабности негативных последствий взрыва на ЧАЭС единства нет.

Почему? Причина — политика и экономика вместе взятые.

Так, экологи — тот же "Гринпис" — обвиняют МАГАТЭ в том, что там преуменьшают последствия чернобыльской катастрофы, лоббируя интересы ядерной энергетики. В свою очередь звучит мнение, что выгоду могут преследовать и те, кто преувеличивает масштабы трагедии. Например, лоббисты развития других источников энергии и нечистоплотные люди, рассчитывающие нагреть руки на благотворительных проектах.

Серьезное политическое противостояние чернобыльская тема по-прежнему вызывает и в Беларуси. Оппозиция критикуют власти за форсированную социально-экономическую реабилитацию пострадавших территорий, за сокращение льгот чернобыльцам. Власти же устами президента в 20-ю годовщину аварии на ЧАЭС подтвердили свой курс на возрождение этих земель.

Так, во время поездки в Брагин Александр Лукашенко заявил, что государство готово предоставить беспрецедентные преференции тем, кто будет развивать производство в регионах, пострадавших в результате аварии на Чернобыльской АЭС. "Жить и работать здесь возможно — наши люди это доказали", — заявил президент. Он уверен, что белорусы справятся с задачей реабилитации этих земель, потому что "у нас нет другого пути. Мы обязаны с этим справиться".

В общем, дискутировать этот вопрос власти не намерены. Правильно это или неправильно? Об этом спорят и политики, и ученые. А народ отвечает на этот вопрос, похоже, в основном в зависимости от политических взглядов.

Доказывая, что не так страшна радиация, как ее малюют, белорусские власти пытаются избавить население от радиофобии. Цель — снизить чернобыльскую нагрузку на экономику. Кроме того, власти, судя по всему, готовятся строить АЭС.

Хотя при этом протестуют против строительства хранилища ядерных отходов в Литве у белорусской границы. А где интересно будет храниться наше отработанное ядерное топливо, как не в Беларуси? И кстати: почему бы с литовцами не договориться о совместном использовании их могильника? Хотя Беларусь может разместить свое ядерное хранилище где-нибудь в своей чернобыльской зоне.

В 20-ю годовщину аварии на ЧАЭС, как и в прошлые чернобыльские даты, Александр Лукашенко снова заявил о недостаточной иностранной помощи в ликвидации ее последствий. Мол, Беларусь, по большому счету, справляется в одиночку. Оппозиция, подтверждая, кстати, обоснованность этого мэсиджа президента белорусам и остальному миру, заявляет, что, будь она у власти, смогла бы привлечь в страну солидные инвестиции в том числе и на решение чернобыльской проблемы.

Между тем белорусский МИД сообщает о примерах оказания немалой чернобыльской помощи рядом стран. На парламентских слушаниях "Чернобыль 20 лет спустя: итоги и проблемы" глава внешнеполитического ведомства Сергей Мартынов рассказал, что "только в 2005 году из Швейцарии получено материально-финансовой безвозмездной помощи на общую сумму более 8 млн. 351 тыс. долларов". Среди других крупных стран-доноров называются США, Германия, Ирландия, Италия и Россия. Американские благотворительные организации предоставили в 2005 году помощь на 18 млн. долларов, что составляет четверть от общемирового объема. Лидерами в области организации оздоровительных поездок детей из Беларуси являются организации Италии, Германии, Испании, Великобритании, Ирландии, Бельгии, США, Нидерландов, Австрии.

Забыли ли белорусы о чернобыльской трагедии, ушла ли она из их личной "повестки дня"? Как оценивают действия властей в этой связи?

41% опрошенных и сегодня испытывают чувство озабоченности, и еще столько же — тревогу в связи с последствиями чернобыльской катастрофы. Лишь 16,2% сказали, что их "это особенно не волнует". Таковы результаты недавнего независимого социологического исследования, результаты которого обнародовал известный социолог Олег Манаев.

Оказывается, почти каждый третий белорус после этой катастрофы стал меньше потреблять (или вообще перестал) продукты, в которых могут накапливаться радиоактивные вещества (грибы, лесные ягоды, мясные бульоны из костей и пр.). Свыше 85% считают, что их здоровье и здоровье их близких после чернобыльской катастрофы ухудшилось.

Социологи отмечают, что "действия белорусских властей в связи с последствиями чернобыльской катастрофы большинство оценивает весьма критически". Лишь 28,3% согласны с тем, что при строгом контроле и соблюдении технологий можно использовать любую сельскохозяйственную продукцию, выращенную на территориях, пострадавших от последствий этой катастрофы. Треть считают, что при таком подходе можно использовать только некоторые ее виды, а 35,3% — что нельзя использовать никакую сельскохозяйственную продукцию с этих территорий.

Почти 69% не согласны с отменой многих льгот для чернобыльцев в целях экономии государственного бюджета (что, как видно, во много раз превышает число самих получателей таких льгот). Только 23,8% опрошенных поддерживают прошлогодний призыв президента "поставить под жесткий государственный контроль выезд детей из зараженных радиацией территорий за границу для оздоровления", мотивируя это тем, что они возвращаются оттуда "с другим мировоззрением".

В итоге, согласно этому соцопросу, только 17,9% населения полностью удовлетворены тем, как белорусские власти решают проблемы устранения последствий чернобыльской катастрофы, свыше 40% удовлетворены лишь частично, а треть — вообще не удовлетворены.

ШУРСПроект "Чернобыль. 20 лет спустя" осуществляется при содействии
Швейцарского управления по развитию и сотрудничеству (ШУРС).