Беларусь почтила память жертв сталинских репрессий

А накануне вандалы «порезвились» в Куропатах…

 

30 января в урочище Куропаты, на месте массовых расстрелов безвинных людей, были зажжены поминальные свечи. Акцию организовал общественный оргкомитет по увековечению памяти жертв сталинских репрессий. С нее комитет и начал мероприятия Года памяти, приуроченного к 70-летию самых кровавых в нашей истории репрессий.

Писатель Василий Яковенко, сопредседатель оргкомитета, рассказал в интервью «Белорусским новостям», что Год памяти в Беларуси официально не объявлен: «Мы обращались в Совет Министров. Наше обращение было спущено вниз по министерствам, ответа пока нет. Но, независимо от того, что там скажут, мы не откажемся от проведения Года памяти, поскольку понимаем, как важно вспомнить невинно убиенных. Цель инициативы –– информировать и привлечь широкие слои общества, госструктуры для осознания трагедии, произошедшей с нашим народом. При этом мы рассматриваем проект не как какое-то политическое движение. Мы стремимся к тому, чтобы каждый гражданин мог и хотел принять участие в увековечивании памяти жертв репрессий. Нас много лет приучали забывать свою историю, пора показать, что это не получилось», — призывает В. Яковенко.

Сложно сказать, сколько человек стали жертвами сталинских репрессий в Беларуси. Если верить учебнику "Гiсторыя Беларусi" (под редакцией профессоров Е.К. Новика и Г.С. Марцуля, изд. "Университетское", 1998 г.) –– то 600-700 тысяч жителей нашей страны.  .С этой цифрой согласны и специалисты представительства ООН в Беларуси. Однако Василий Яковенко уверен, что, если учитывать административную высылку, то количество пострадавших от репрессий достигнет 1,5 миллиона человек, а 600 000 — это только те, кто прошел через лагеря.

Как считает писатель, пока еще реабилитированы не все жертвы репрессий: «Я знаю, что среди людей, которые входят в это число неоправданных, есть, например, учителя, расстрелянные за то, что работали на территории оккупированной Беларуси. В большинстве своем они не вели агитационную работу в поддержку оккупационных властей. Теперь настало время размежевать службу фашизму и вынужденную работу на оккупированной территории. Безусловно, ситуация усложняется тем, что большинство дел репрессированных оказалось на территории России, поэтому про них сложно теперь что-то узнать».

Однако в Комитете Государственной безопасности Беларуси утверждают, что весь объем дел репрессированных уже пересмотрен. В 1994 году вышло постановление Верховного Совета Беларуси о порядке реабилитации жертв политических репрессий на Беларуси, которое и послужило основой для такой работы. В 1997 году по указу президента о продлении срока реабилитации жертв политических репрессий работа продолжилась, и к концу 90-х была завершена.

Валерий Надтачаев, начальник Центра информации и общественных связей КГБ Беларуси, говорит, что всего «было пересмотрено 152 399 дел, которые касались 235 552 человек (часть дел –– групповые). Из этого числа реабилитировано 175 914 человек. На законных основаниях в оправдании отказано 59 638 лицам».

Те, кому отказано в реабилитации, по словам В. Надтачаева, совершили преступления, которые считаются таковыми и в нынешние времена.

В КГБ до сих пор обращаются люди в поисках информации о родственниках. «Часто случается, что одни родственники знают информацию о каком-то репрессированном, реабилитированном впоследствии, другие — нет. Вот и случается «дубляж» вопросов. Тем не менее, ответы мы даем по каждому запросу», — отметил сотрудник КГБ.

Для получения такого рода информации необходимо написать мотивированный запрос в архив Комитета госбезопасности.

Несмотря на то, что власти поставили точку в процессе реабилитации и считают вопрос закрытым, отдельные исследователи продолжают свою работу.

Писатель, исследователь Леонид Моряков, который занимается темой репрессий в Беларуси более 10 лет, некоторое время назад издал книгу «Репрессированные деятели белорусской культуры». В ней — три тысячи биографий. Теперь он подготовил еще два тома, посвященных репрессированным: священникам (2 000 биографий), учителям и преподавателям вузов (4 000 биографий).

Леонид Моряков, говорит, что в России, в отличие от Беларуси, до сих пор идет реабилитация репрессированных. Самого его побудила заняться этой темой семейная история. Его дядя, ученик Янки Купалы, молодой писатель Валерий Моряков в 28 лет был расстрелян в ночь с 29 на 30 октября 1937 года, которую называют роковой для белорусской интеллигенции. За несколько часов в Минске тогда было расстреляно около ста писателей, профессоров, преподавателей…

Писатель утверждает, что в Беларуси у репрессивных органов была одна установка —– уничтожать думающих. Если тебя взяли ночью, значит, тебя больше не увидят, а если увидят, значит, ты кого-то сдал –– вот правда тех лет. Поэт Сергей Граховский рассказывал, что ему говорили: «сдай пять мыслящих, и ты свободен».

Урочище Куропаты, место массовой казни граждан Беларуси Леонид Моряков уверен, что массовые казни были спланированной акцией по уничтожению элиты белорусской нации. Во время показательной белорусизации 20-х годов, рассказывает исследователь, в столицу съехались сотни интеллигентов со всех уголков страны. Их как будто специально собрали вместе, чтобы потом было проще «снять сливки» общества. По его данным, в России в 30-е годы было уничтожено не более 15% интеллигенции, в Украине — около 40%, в Беларуси же эта цифра близка к 90%. «Такого тотального уничтожения интеллигенции не знает ни один народ, — подчеркнул Л. Моряков. — Думаю, белорусская нация качественно не возрождена до сих пор. Советская власть боялась любых свободолюбивых настроений в Беларуси и знала цену транзиту идей и взглядов, который осуществлялся через нашу страну».

Правозащитников тревожит, что не все мы извлекли для себя уроки из нашей недавней истории. Более того, урочище Куропаты — народный мемориал памяти — вновь и вновь подвергается атакам вандалов. Как сообщил БелаПАН, накануне дня памяти жертв сталинских репрессий неизвестные вандалы разрушили «скамью Клинтона» — мемориальный знак, установленный президентом США Биллом Клинтоном в 1994 году. «Ад народу Злучаных Штатаў Амерыкі народу Беларусі дзеля памяці», — написано на нем.

Получается, Клинтону и американскому народу все это важнее, чем белорусскому? — С момента установки памятника это уже 11-й случай его осквернения…