Беларусь-1945. Секретный доклад Наркомздрава БССР о детской смертности

Намеченное под детскую больницу помещение занято общежитием ЦК КП(б)Б, другое намеченное отдано под областное управление НКГБ…


19 марта 1945 года, ровно 65 лет назад, народный комиссар здравоохранения БССР Михаил Коваленок подписал доклад «О детской заболеваемости и смертности в БССР». Этот обобщающий документ с грифом «Секретно» был адресован председателю СНК БССР П.К. Пономаренко и секретарю ЦК КП(б)Б Н.В. Киселеву.

Желаемое и действительное, правда и полуправда… Мог ли советский художник Николай Жуков где-нибудь в реальности увидеть сценку, как на его известном плакате «Окружим сирот материнской лаской и любовью!»? Да, конечно: у нас было множество детских домов, где воспитатели вот так же любовно склонялись над спящими младенцами.

Okruzhim_sirot

Правда и в том, что в композицию плаката включено изображение Сталина с девочкой на руках — живым символом счастливого детства. Этой широко известной фотографией вождя традиционно украшали стены детских учреждений в СССР.

Но другая часть правды заключается в том, что изображенная в 1936 году на снимке девочка Геля Маркизова, дочь наркома земледелия Бурятской АССР, через год станет сиротой — ее отца уничтожат сталинские палачи. Выходит, что на послевоенном плакате Н.Жукова изображены две сироты…

Факты и отчетные данные «роста детского благосостояния» весьма умело выстроены в подборке сообщений БЕЛТА, опубликованных газетой «Советская Белоруссия» в начале марта 1945 года:

Detsad

«Новые детские учреждения

МОЛОДЕЧН0, 28 февраля. (БЕЛТА). В области расширяется сеть детских учреждений. В ближайшее время должны открыться 12 новых яслей. В областном центре возобновил работу дом ребёнка. Создаётся также 16 женских и детских консультаций. При каждой из них будут организованы социально-правовые кабинеты. Решено также открыть две молочных кухни.

БОРИСОВ. (БЕЛТА). В городе открылось трое новых детских яслей. Все они хорошо оборудованы. Образцовые детские ясли созданы на фабрике «Коминтерн». Уютно и чисто здесь в помещении, у ребят много игрушек, дети получают вкусную и сытную еду.

Быстро возрождается сеть детских садов. Сейчас их в республике насчитывается уже 187. В ближайшее время Наркомпрос БССР открывает ещё 40 детских садов.

К весне этого года почти во всех колхозах республики создаются детские площадки. Колхозы для детских площадок выделяют специальные фонды продуктов.

В областных городах открываются курсы, на которых будут подготавливаться дошкольные работники. (БЕЛТА).»

Вполне милым выглядит здесь сообщение о том, что для детских учреждений на селе колхозы выделяют «специальные фонды продуктов». Но что происходит в городах? В каких объемах горторготделы снабжают детские кухни?.. Об этом в публикации ни слова.

В те же мартовские дни сорок пятого года народный комиссар (министр) здравоохранения БССР Михаил Иванович Коваленок, рискуя нажить себе врагов в аппаратах ЦК и НКГБ, взялся за составление особого «детского» доклада в адрес руководства республики. Вот этот документ.

«О детской заболеваемости и смертности в БССР

г. Минск 19 марта 1945 г.

Секретно

Учётные данные Управления Народно-хозяйственного учёта БССР о рождаемости и смертности свидетельствуют об исключительном неблагополучии с приростом населения в БССР. По этим данным в IV квартале 1944 г., по сравнению с III кварталом, значительно увеличилась и общая смертность населения (8471 смертей в III кв. и 21 250 смертей в IV кв.) и смертность детей в возрасте до 1 года (в III кв. умерло детей 1207 и в IV квартале 2099 детей).

Безусловно, указанные цифры свидетельствуют о неполноценности учётных данных УНХУ за III квартал и показывают, что в III квартале, то есть, в первые месяцы по освобождении БССР от немецких оккупантов, не все случаи рождаемости и смертности регистрировались органами УНХУ на местах. Также эти данные являются неполноценными потому, что они не показывают причин смертности и возраста умирающих старше одного года, так как эти данные УНХУ не разрабатывает.

Однако и эти данные, а также данные медицинских учреждений о смертности в больницах показывают, что смертность в БССР высокая.

По данным органов Здравоохранения основными причинами детской смертности в IV квартале являлись воспаление лёгких, острые детские инфекции (корь, дифтерия), преждевременное рождение (недонашиваемость) и врождённая слабость новорожденных.

Понятно, первоочередной причиной данного положения является резкое ухудшение здоровья детского населения и женщин в результате 3-х летней немецкой оккупации, но оно объясняется и недостаточно полноценным питанием этих контингентов в городах и районах в настоящее время, особенно в наиболее пострадавших от немецких оккупантов и недостаточно удовлетворительной организацией медицинской помощи детскому населению и беременным женщинам в ряде городов и районов республики и даже в городе Минске.

Почти во всех городах, городских поселениях и рабочих посёлках БССР беременные женщины и кормящие матери до сих пор не полностью получают установленный Указом Верховного Совета СССР от 8 июля 1944 г. дополнительный паёк (Минск, Могилёв, Гомель, Барановичи, Полоцк, Петриков, Орша, Мозырь), а в некоторых местах они совсем не получают (Клецк, Ошмяны).

Приданное для новорожденных также даётся не в полном ассортименте (Мозырь, Минск), а в большинстве сельских населённых пунктов оно как правило не выдаётся совсем (Молодечненская, Барановичская, Минская, Полоцкая, Витебская, Могилёвская области).

Молочные кухни, организованные Наркомздравом БССР во всех крупных городах республики для изготовления необходимого диетического питания для грудных и малых детей в IV кв. и январе-феврале 1945 г. были почти везде закрыты из-за отказа горторготделов снабжать их молоком, сахаром, крупой и маслом (Брест, Витебск, Речица, Пинск, Борисов, Мозырь, Полоцк), а работавшие кухни в Минске, Могилёве, Гомеле, Бобруйске — снабжались продуктами с большими перебоями и почти совсем не получали молока.

Количество больничных коек детям в ряде городов (Минск, Могилёв, Барановичи) открыто мало и они плохо организованы из-за непредставления помещений для развёртывания детских больниц: в Минске фактически нет ни одной детской больничной койки, так как одно намеченное под детскую больницу помещение детских яслей занято общежитием ЦК КП(б)Б, другое отдано под Областное управление НКГБ, а равное соответствующее здание не представляется.

Открытая же в клиническом городке детская клиника является недостаточной базой, удалена от центра города и теперь не принимает маленьких детей из-за холода в палатах по причине, что из-за отсутствия света размёрзлись трубы отопления и теперь на ремонте. Но и при нормальных условиях детская клиника Минска не может удовлетворить детское население больничной помощью и расположена в 5 км. от центра города.

В городе Могилёве больные дети не госпитализируются из-за холода в больнице. На холод в больницах и плохое, не соответствующее больному ребенку, питание жалуются большинство главврачей больниц БССР по той причине, что торготделы несвоевременно отпускают продукты, не полностью и однообразные (Брест, Барановичи, Ошмяны, Клецк, Вилейка, Могилёв, Витебск и прочие).

Чрезвычайно плохо дело с родовспоможением в гор. Минске: оба довоенных городских роддома в Минске сгорели, а новый городской роддом, несмотря на постановление СНК БССР №-22 от 10.01.45 не открыт потому, что намеченное здание передано филармонии. В связи с этим роженицам приходится обращаться за помощью в клинический городок, где в акушерской клинике сейчас находится 100 рожениц и свободных коек нет. А если добавить, что клингородок находится в 5 км от центра города, в городе отсутствует трамвай и автотранспорт для населения, то женщины часто рожают дома, что повышает смертность новорожденных.

В БССР до сих пор не восстановлен и республиканский институт Охраны материнства и детства, проводивший до войны большую лечебную, научно-исследовательскую и методическую работу и являвшийся центром по подготовке кадров работников детского здравоохранения. По решению СНК БССР институт с клинической базой на 100 детских коек должен быть открыт к 1 февраля 1945 г., но единственное пригодное помещение бывших детских яслей по Первомайской улице (занятое общежитием ЦК КП(б)Б) не возвращается Наркомздраву, другого же подходящего здания нет вообще в городе.

Для улучшения создавшегося положения Наркомздравом был внесен 2 декабря 1944 г. в СНК БССР проект постановления «О мероприятиях по расширению детских учреждений и улучшению медицинского и бытового обслуживания женщин и детей», который 10.01.45 полностью принят СНК БССР, но выполнение этого постановления по вышеуказанным причинам осуществляется неудовлетворительно.

Ввиду всего вышеизложенного Наркомздрав просит рассмотреть данный вопрос на бюро СНК БССР.

Народный Комиссар Здравоохранения БССР М. Ковалёнок»
(Национальный архив Республики Беларусь)

Пояснения здесь требует разве что упоминаемый наркомом Указ от 8 июля 1944 года.

На завершающем этапе войны советское руководство трезво озаботилось демографической ситуацией. Был принят Указ Президиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1944 г., предусматривавший увеличение государственной помощи беременным женщинам, многодетным и одиноким матерям, усиление охраны материнства и детства, установление почетного звания «Мать-героиня», учреждение ордена «Материнская слава» и медали «Медаль материнства». По этому Указу матери, имеющие двух детей, при рождении третьего и каждого следующего ребенка получали от государства единовременное пособие, а имеющие трех детей — при рождении четвертого и каждого следующего ребенка, кроме единовременного пособия, получали также ежемесячное государственное пособие до достижения ребенком возраста пяти лет. Одиноким матерям ежемесячное государственное пособие на детей выплачивалось начиная с первого ребенка и до достижения детьми двенадцатилетнего возраста.

Последовавшие за Указом ведомственные инструкции и положения детально расписывали источники и нормы выдачи материнского доппайка, детских вещей и т. д. Но, как обычно, чиновники «на местах» все испоганили. Неправедная дележка и передележка фондов, а также прямые хищения стали обычным явлением.

И пусть Бог будет судьей нашим славным цекистам-чекистам, которые в военном Минске за счет детей решали свои жилищно-административные вопросы.