Адвокат вступился за прокуратуру

Закон № 107-З односторонен, непоследователен, права человека остались за его узко репрессивными рамками…

 

Адвокат Светланы Байковой Михаил Волчек стал первым в Беларуси защитником, познавшим на практике все нюансы «нововведений» в Уголовно-процессуальный кодекс.

Напомним: 4 января нынешнего года Александр Лукашенко подписал закон № 107-З, который наделил министра внутренних дел, председателя КГБ и заместителя председателя КГК — директора Департамента финансовых расследований широкими правами. От возбуждения уголовного дела практически по любому преступлению и передачи его для предварительного расследования до вынесения постановлений о применении меры пресечения, в том числе и заключения под стражу, обысков, прослушивания телефонных переговоров и т.п. Если ранее для таких действий требовалась санкция прокурора, то теперь руководители трех названных ведомств могут обходиться без него. Что и произошло в случае со Светланой Байковой.

Представляя интересы своей подзащитной, Михаил Волчек насчитал почти десяток нарушений УПК со стороны следствия. Однако жалобы, ходатайства и протесты не только опытного адвоката, но и генерального прокурора действия не возымели. И тогда Михаил Валентинович направил в адрес председателя Конституционного суда Республики Беларусь Петра Миклашевича письмо, которое озаглавил так: «О внесении предложений в государственные органы о неконституционности правового акта».

Сегодня «Белорусские новости» публикуют обращение юриста-практика с некоторыми сокращениями без ущерба для сути.

Адвокат Волчек считает, что…

«Законом № 107-З ограничены полномочия прокурора по осуществлению надзора за соблюдением законности при производстве предварительного следствия и процессуальному руководству расследованием. В частности, прокурор лишен права:

— отменять незаконные и необоснованные постановления министра внутренних дел, председателя КГБ и заместителя председателя КГК-директора Департамента финансовых расследований;

— давать письменные указания о производстве следственных и иных процессуальных действий (изменять, отменять меру пресечения, отменять незаконное постановление о возбуждении уголовного дела);

— изменять или отменять незаконные постановления упомянутых руководителей ведомств.

Сравнительный анализ международно-правовых актов, Конституции Беларуси, действующего УПК, другого внутреннего законодательства республики дает основание выразить сомнение в конституционности принятого закона от 4 января 2010 года № 107-З, исходя из следующего.

Инструментом Совета Европы по правам человека, среди других, является Рекомендация № REC 2000/19 Комитета министров государствам-членам о роли прокуратуры в системе уголовного правосудия, принятая 6 октября 2000 года. Согласно этому документу, государства должны принять меры, чтобы обеспечить выполнение прокурорами своих профессиональных обязанностей без необоснованного вмешательства или необоснованного возложения на них гражданской, уголовной или иной ответственности. Прокуроры должны в любом случае иметь возможность беспрепятственно возбуждать уголовное преследование против государственных должностных лиц, в особенности за коррупцию, незаконное использование полномочий, грубое нарушение прав человека и за другие правонарушения, признанные международным правом.

В соответствии со ст. 125 Конституции Беларуси прокуратурой осуществляется надзор за точным и единообразным исполнением законов, декретов, указов и иных нормативных актов в целях укрепления законности и защиты прав и свобод граждан, законных интересов государства.

По смыслу указанной нормы Основного закона, прокурорский надзор носит всеобъемлющий характер. Он распространяется и на те органы и организации, которые сами призваны осуществлять контроль за исполнением законов.

Внесенные законом № 107-З дополнения в УПК сосредоточены по преимуществу на расширении процессуальных прав должностных лиц МВД, КГБ и КГК. Конституционный аспект прав прокуратуры остался в стороне.

Между тем специальным законом от 8 мая 2007 года № 220-З «О прокуратуре Республики Беларусь» на основании статьи 125 Конституции установлено, что надзор за точным и единообразным исполнением законов, декретов, указов и иных нормативных правовых актов, исполнением закона о ходе досудебного производства, при производстве предварительного следствия и дознания осуществляет прокуратура.

Статья 34 УПК, имеющего, согласно закону от 10 января 2000 года № 361-З «О нормативных правовых актах Республики Беларусь» с изменениями и дополнениями большую юридическую силу по отношению к другим законам, наделяет прокурора правом:

— процессуального руководства расследованием уголовных дел органом дознания, дознавателем, следователем;

— давать следователю, органу дознания и дознавателю письменные указания о производстве следственных и иных процессуальных действий;

— применять, изменять или отменять меры пресечения и др.

Выполнение прокурором указанных функций предполагает его независимость и самостоятельность. Игнорирование законных требований (предписаний) пресекается законом.

Если закон № 107-З признается соответствующим положениям Конституции, как и весь УПК, то в данных обстоятельствах их применение на практике не только проблематично, но и невозможно.

Свобода прокурора за осуществлением надзора за точным и единообразным исполнением законов и иных нормативных актов в случаях, перечисленных в ч. 4 п.п. 5, 6, 7, 8 ч. 5 ст. 34 УПК, нейтрализована дополнением к п. 5 ч. 5 ст. 34 УПК, запретившим прокурору отменять незаконные и необоснованные постановления органа дознания, если они вынесены должностными лицами КГБ, МВД и КГК.

При этом ч. 4, п.п. 6, 7, 8 ч. 5 ст. 34 УПК изменений и дополнений не претерпели.

Таким образом, с одной стороны, действуют исключения по запрету отмены незаконных и необоснованных постановлений упомянутых руководителей ведомств, что само по себе является неконституционным, с другой – имеют силу закона требования по надзору и процессуальному руководству расследованием уголовных дел, даче органу дознания письменных указаний о производстве следственных и других действий в случаях и по основаниям, предусмотренным статьями 29, 30 УПК, неисполнение которых недопустимо.

Указанные положения норм уголовно-процессуального закона не только противоречивы, взаимоисключают их правильное понимание и применение в связи с дополнениями, внесенными законом № 107-З, но и ничтожны.

Принимая и подписывая закон № 107-З, компетентные органы не в полной мере соотнесли предлагаемые новеллы в УПК Беларуси с международным правом и практикой дачи санкций на производство следственных действий, нарушающих конституционные права граждан: заключение под стражу, обыск, наложение ареста на почтово-телеграфную корреспонденцию, прослушивание переговоров и др. осуществляется только независимым судом. Сегодня в Беларуси, как оказалось, это международная практика игнорируется, право арестовывать человека не только не предоставлено судам, но и значительно расширен круг лиц, которые могут применять без санкции прокурора меру пресечения в виде заключения под стражу.

Анализируемый закон № 107-З не согласуется с международными обязательствами Беларуси в области прав человека, упомянутых в декларации о праве и обязанности отдельных лиц, групп и органов общества поощрять и защищать общепризнанные права человека и основные свободы, принятой резолюцией 53/144 Генеральной Ассамблеи ООН от 9 декабря 1998 года.

Нельзя согласиться с официальным объяснением властей о необходимости принятия закона № 107-З для усиления борьбы с преступностью, потому что предано забвению то, что человек, его права, свободы и гарантии их реализации являются высшей ценностью и целью общества и государства, провозглашенные в статьи 2 Конституции.

Закон № 107-З односторонен, непоследователен, права человека остались за его узко репрессивными рамками, и выглядит этот акт как Сикстинская мадонна Рафаэля, прибитая гвоздем к стене через холст. Он подрывает авторитет прокуратуры и значительно снижает ее функциональную значимость и роль в организации обеспечения верховенства права, законности и правопорядка. Несложно допустить, что прокуратура может не выдержать нанесенного ей удара и втянуться в межведомственные тяжбы с трудно прогнозируемыми правовыми последствиями: ты возбудил уголовное дело против работника прокуратуры, мы сделаем то же в отношении твоих работников. Основания будут те же – беззаконие. Вот это будет «перетряска»! Выдержит ли ее Беларусь? На такие пути работа по «борьбе с преступностью» была поставлена Сталиным и фашистской Германией. Чем обернулась такая «борьба» — общеизвестно. Неужели и эта оценка лишена разумных оснований?

Следует уважать озабоченность законодателя все усложняющейся проблемой с преступностью, его желание в принятии мер по ее искоренению. Но мер разумных, продуманных, апробированных, согласующихся с общественным мнением и законодательством.

Конституционный суд вправе вносить Президенту Республики Беларусь, палатам парламента, Совету министров, другим государственным органам предложения о необходимости внесения в акты действующего законодательства изменений и дополнений.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 40 Конституции, ст. 7 Закона «О Конституционном Суде Республики Беларусь», прошу:

1. Внести в государственные органы предложения о внесении изменений в статьи 38, 119, 125, 127, 131, 141, 142, 143, 180, 182, 205, 210, 213 УПК, исключив из них соответственно: части 5' и 5-1, дополнение к части 1 и часть 2, часть 1 и часть 3, дополнение к части 2 и часть 16, дополнение к части 1, первое предложение части 4, часть 2, дополнение к части 7, дополнение к части 2 и часть 3, дополнение к части 2, части 8' и 8-1, часть 3, часть 1, второе предложение части 1.

2. Исключить статьи 147-1, 468-2 УПК Республики Беларусь».