Кто объявил в Беларуси информационную войну?

Средства массовой информации должны бороться за читателя, а не друг против друга…


Как преодолеть информационную войну и «баррикадное мышление» в большинстве белорусских СМИ — эти вопросы обсуждались на заседании круглого стола вечером 7 февраля в минском отеле «Европа».

Участниками встречи, которую организовало дискуссионно-аналитическое сообщество «Либеральный клуб», стали блогер Виктор Малишевский, политический обозреватель негосударственного еженедельника «Белорусы и рынок» Павлюк Быковский, основатель портала TUT.by Юрий Зиссер и Вадим Гигин, главный редактор журнала «Беларуская думка», входящего в состав государственного информагентства БелТА.



Открывая дискуссию, директор по исследованиям Либерального клуба Евгений Прейгерман задался вопросом, действительно ли информационная война в белорусских СМИ имеет место и, если да, то кто в этом виноват.

«Не думаю, что если мы выйдем на улицу и спросим у людей, чувствуют ли они, что идет информационная война, они согласятся. Я бы не говорил, что у нас идет информационная война именно в СМИ. Может быть, в обществе что-то похожее идет», — считает Виктор Малишевский.

По мнению Павлюка Быковского, баррикадное мышление в Беларуси существует. «Оно серьезно искажает информационную картину. Я не уверен, что это можно расценивать как полномасштабную информационную войну, но в какой-то мере многие люди именно так это расценивают, и это влияет на наше восприятие», — отметил журналист.

Быковский подчеркнул, что ему не нравится разделение СМИ на «честные» и «нечестные». «Мне кажется, что есть журналисты и нежурналисты, — сказал он. — И вне зависимости от того, в каких СМИ они работают, государственных или негосударственных, важно то, какую позицию они занимают, соответствуют ли они стандартам профессии. И на этот вопрос им приходится отвечать каждый день».

Вадим Гигин полагает, что информационной войны в Беларуси нет. «У нас есть информационное противоборство. В фазу войны оно все-таки перерастает в период выборов», — добавил он.

Главный редактор «Беларускай думкі» обратил внимание на лингвистические признаки информационного противоборства. «Зачастую используется язык ненависти, дается возможность высказаться так называемым нашим анонимным журналистам, комментаторам на форумах. И там уже никаких ограничений нет», — отметил Гигин.



«Не нужно путать журналистику с инструментом пропаганды», — такое мнение высказал Юрий Зиссер. «Пока будет ненависть в обществе, пока журналистику будут использовать в качестве пропагандистского оружия со всех сторон, будет плохо», — резюмировал он.

По мнению Зиссера, в Беларуси «очень низкий уровень журналистской полемики», а также «культурный уровень многих журналистов оставляет желать лучшего».

«Посмотрите, как независимые СМИ копают друг под друга, сколько выливают грязи, бросают оскорблений, — отметил он. — Читаешь иные сайты, пишут, что все политики и журналисты — агенты КГБ только потому, что живут в Беларуси».



«Средствам массовой информации нужна только борьба за читателя, никакой другой борьбы не нужно», — считает Виктор Малишевский.

«Я очень люблю читать книги о войне, но не дай Бог жить во время войны, — сказал Вадим Гигин. — Если ты хочешь войны, то, скорее всего, станешь ее первой жертвой. Поэтому конкурировать СМИ должны без войны, ведь у нас маленький рынок, мало СМИ и мало ресурсов».



В информационном пространстве Беларуси сформировались два воюющих блока СМИ, которые вместо журналистики устраивают перебранки. Такое мнение в интервью БелаПАН высказал Евгений Прейгерман.

«Проблема в том, что эти войны формируют определенное информационное пространство в стране, и мы боимся, что однажды произойдет надлом, и общество не будет готово к принятию серьезных решений», — сказал эксперт.

По его мнению, процент думающих людей, которые умеют отделять зерна от плевел в общественно-политической жизни страны, в Беларуси не так велик.

«Именно поэтому, когда дело доходит до каких-то политических решений: выборы, референдум, где важен голос каждого человека, очень часто люди просто не подготовлены из-за низкого уровня информации в СМИ и такого же уровня общественных дискуссий, — подчеркнул он. — Мы не хотим, чтобы это продолжалось».