Иван Иванков: остался, чтобы бороться и побеждать

В венгерском Дебрецене стартует чемпионат мира по спортивной гимнастике в отдельных видах. Один из фаворитов турнира — белорус Иван Иванков...

Иван Иванков

В среду в венгерском Дебрецене стартует чемпионат мира по спортивной гимнастике в отдельных видах. Один из фаворитов турнира — белорус Иван Иванков. По количеству титулов его из действующих гимнастов превосходит только россиянин Алексей Немов. Но главные победы Иванкова другие — над собой.

Желание во всем быть первым угадывается даже в манере вождения: юркий "Фольксваген" активно маневрирует, стремясь прорваться на просторный участок дороги. Иван Иванков — любитель лихачить на дорогах, особенно по пути в Минск из пригородных Стаек. Мужская сборная Беларуси именно здесь готовилась к первенству мира. Заметив впереди гаишников, двукратный абсолютный чемпион континента и планеты даже не сбавил скорость: "Свои!.."

Гимнастика — как кино

В Беларуси Иванкова знают все. Любой мальчонка, мечтающий крутить сальто, расскажет историю о том, как "дядя Ваня" когда-то тоже хотел стать знаменитым.

В детский садик пришли двое и объявили, что ищут крепышей для съемок в фильме. Требовалось подтянуться десять раз. У мальчишек глаза загорелись. Однако выполнить задачу оказалось непростым делом. Многие подтянулись два раза, некоторые — пять. Ваня Иванков вымучил целых девять раз, а на десятом — повис. Силы закончились, глаза наполнились слезами, но он и не думал сдаваться. Ведь сказано было: десять! Экзамен закончился: "Мальчик, ты нам подходишь".

Так Иванков оказался в гимнастическом зале. "Режиссер" из детского садика Виктор Дойлидов оказался тренером. Но Ваню не разочаровало другое кино, где спортсмены выполняли трюки лучше супергероев. Маленький Ваня тоже захотел научиться управлять телом.

Спустя годы Иванков попал в сборную Беларуси, затем — Союза. В ту пору в расцвете сил был выдающийся Виталий Щербо. Впервые Иванков выиграл у него в 1993 году в Японии. Через год — уже на чемпионате мира. Хотя та победа не порадовала: Щербо много ошибался. Иванков хотел настоящей виктории. И — одержал на чемпионате Европы 1996 года, перед Олимпиадой в Атланте. Тогда в равной борьбе 21-летний Иванков вырвал золото в престижнейшем многоборье с отрывом в несколько тысячных балла. Накануне Атланты его — а вовсе не шестикратного олимпионика Щербо — шансы на лидерство выглядели предпочтительнее. Но на последнем сборе, проходившем в Америке, у Иванкова случился разрыв ахиллова сухожилия.

Ахиллесова пята

— Казалось, все происходит не со мной, что это просто страшный сон. И я так хотел проснуться! — вспоминает Иванков. — А когда осознал все же, что произошло, начал изводиться мыслями: "Что теперь? Неужели придется завязать с гимнастикой?" А врачи твердили: большое счастье будет, если вообще встанешь на ноги. До начала Игр мне сделали две операции, и в олимпийскую деревню прибыл натурально на костылях. За соревнованиями следил с гостевой трибуны. Обидно было до слез. И не столько за себя — за команду. Подвел ребят. Сборная Беларуси могла попасть в призеры, даже побороться за золото.

— Как проходила реабилитация после Атланты?

— Американские друзья пригласили к себе. Их поддержка очень помогла. Каждый день я боролся с собой. Боль то утихала, то снова становилась невыносимой. Но больше всего угнетали мысли: "Смогу ли вернуться в спорт? А стоит ли вообще пытаться?"

— В какой момент поверили в себя?

— Когда смог пробежать небольшой кросс. Это был прогресс. Тогда я решил: обязательно выйду на помост, начну тренироваться. И начал — потихоньку, чтобы не переусердствовать, не спровоцировать рецидив травмы. Ежедневно подкачивал мышцы, бегал, ходил на массаж... И в Минск из Америки вернулся на своих двоих. Появилось просто дикое желание работать. Тренировался по шесть часов ежедневно. Для меня не существовало соперников, сам себе был соперник. Мои программы были насыщены сложнейшими элементами. И я хотел показать их всему миру. Чтобы оценили. Это удалось сделать на чемпионате мира 1997 года. Титул абсолютного чемпиона планеты — самая большая моя победа. Потому что для нее потребовалось преодолеть себя.

Все восхищались мужеством Иванкова. И почти никто не сомневался в том, что на Олимпиаде в Сиднее он получит олимпийскую медаль. От него ждали чуда: "Давай! Ну давай же!.." Но олимпийская мечта опять не осуществилась. Режиссеры показали глаза лидера белорусской — и мировой — гимнастики, который так и не поднялся на пьедестал. В них были не только опустошенность и боль. Еще — обида.

— На брусьях я выглядел не хуже Лешки Немова. Просто судьи этого не заметили. Вот на кольцах действительно ошибся, виноват. Я пришел к выводу, что психологически меня надломили результаты жеребьевки в командном турнире. Сборную Белaруси поставили в первую смену, хотя обычно сильнейшие выступают в третьей, последней. Этим нам будто запретили участвовать в дележе медалей.

Сюзанна

Несмотря на поражение, родина встретила Иванкова тепло. Никаких упреков, только подбадривающее "Все равно ты лучший!" Но при этом — сочувственные взгляды. Казалось, что после стольких испытаний все наконец-то закончится. Многие были уверены, что Иванков уйдет. Кто-то считал, что должен уйти.

— Я долго думал. Терзался, колебался и решил: рановато еще прощаться. Стал играть в гимнастику: на соревнованиях проходил только один-два снаряда. Настроения выступать не было вообще. А тут еще эта несправедливость...

— О чем вы?..

— О финале Кубка мира в конце олимпийского сезона. За упражнения на коне я получил очень высокую оценку. Вышедший следом чемпион Сиднея румын Мариуш Урзика ошибся, но его выдвинули на первое место. Дальше — перекладина. Меня задвинули на третье место украинец Александр Береш и Алиаш Пеган из Словении. Я было приготовился к награждению, как объявляют: у канадца Александра Джелкова неверно высчитана базовая оценка, вместо 8,512 балла у него 9 с "копейками" получается. Вот и соревнуйся, когда регалии заранее расписаны...

— Тем не менее продолжали выступать?

— Интерес к гимнастике проснулся во время Игр доброй воли 2001 года в Брисбене, где я завоевал три медали: серебро на кольцах и бронзу на брусьях и в многоборье. А особенно мне дорога многоборная, которую выиграл, не делая вольные упражнения. Решил поберечь здоровье и — рискнул. Иногда ловлю такое настроение: если появляется азарт — все получится. А вообще тем успехом я обязан жене. Сюзанна тоже была в Брисбене. Она отвлекала меня, чтобы я не "перегорел". По вечерам мы гуляли по городу, разговаривали. Это создавало домашнюю атмосферу, успокаивало. Мне очень повезло с ней. Ведь только благодаря Сюзанне ко мне вернулась уверенность. Вера в собственные силы. Иначе я бы наверняка "завязал".

— Как вы познакомились?

— В 1997 году на телевидении. Я был гостем программы "Олимп", которую вела Сюзанна. После эфира подвез ее домой. Подружились, стали созваниваться. Постепенно отношения переросли в серьезные — и мы поженились. Сюзанна энергичная, а я спокойный. Как человек искусства, она любит экспериментировать, в любое дело вкладывает душу. Меня вдохновение посещает не каждый день. Тренировки — черновая работа. А соревнования должны быть праздником.

Вся жизнь – борьба

— В каком же настроении пребываете перед чемпионатом мира в Дебрецене?

— Честно говоря, не в самом лучшем. Нет азарта, о котором говорил. Может, оттого, что семь месяцев не выступал — в мае прооперировали плечо. Поэтому и программы не успел довести до автоматизма.

— Не уверены в собственных силах?

— Я реалист и не ставлю перед собой сверхзадач. Главное — выжать максимум в упражнениях на кольцах, брусьях и перекладине. Но лучше показать себя не сейчас, а в следующем году, на предолимпийском мировом первенстве. Чтобы судьи не забыли.

Иванков часто вспоминает многоборье прошлогоднего чемпионата планеты в бельгийском Генте. После заключительного упражнения — на перекладине — явно занизил оценку шведский арбитр. И поэтому даже когда попадали грозные американцы Пол Хэмм и Шон Таусенд, Иванков не пробился на верхнюю ступень пьедестала. Чтобы стать первым в истории гимнастики трехкратным абсолютным чемпионом мира, ему не хватило девять сотых балла!!!

— Иван, вы не завидуете своему российскому коллеге Алексею Немову? Он везучий...

— Леха тоже пережил достаточно много — и взлетов, и падений. Ни о какой зависти даже не может быть речи. Уважаю Немова за то, что он умеет собраться в нужный момент и выстрелить. Как в Сиднее. Я тогда увидел на помосте другого человека: некоторые элементы он делал играючи!

— Вы так тоже можете...

— Мне все дается через труд, а Немов родился гимнастом. Это талант. Лешка молодец, что продолжает работать над собой. Я знаю случаи, когда великий дар губили, переходя грань запретного.

— Например?

— Помните выдающегося советского гимнаста Диму Белозерчева? Любил выпить. А в жизни за все приходится платить. Поэтому и не стал в Сеуле в 1988 году олимпиоником, получив в многоборье лишь бронзу. Но еще до Игр из-за алкоголя едва не стал инвалидом. Пьяный сел за руль — и попал в страшную аварию. Собирали его буквально по частям: нога была повреждена в 42 местах! Но даже после этого Дима второй раз стал абсолютным чемпионом мира! Это его я вспоминал, когда из-за проблем с сухожилием не смог выступить на Олимпийских играх в Атланте. Я последовал примеру Белозерчева — остался и продолжаю бороться. Бороться, чтобы побеждать.



Оставьте комментарий (0)