Белорусский хоккей: 20 лет денежных вливаний и строительства дворцов без отдачи

Государственная поддержка, которой могут позавидовать все остальные виды спорта в Беларуси, развитие инфраструктуры, открытие новых школ и вступление в КХЛ не привели к улучшению результатов и появлению новых звездных игроков…

Перед нынешним чемпионатом мира по хоккею впервые перед белорусской сборной были озвучены медальные цели. Не в виде пожелания, а как официальная задача на турнир. В случае ее выполнения наша команда, наконец, смогла бы покорить новый рубеж, а все мы, с облегчением выдохнув, сказать: «Ну вот, не зря столько денег вбухали и дворцов настроили. Медаль ЧМ этого стоит!»

 

Да только воз и ныне там

Впрочем, утопичность медальной задачи понимал, пожалуй, каждый, кто способен трезво рассуждать и анализировать. Этот чемпионат мира стал продолжением того, что наблюдается уже почти 20 лет (19 чемпионатов мира). Как в конце 90-х годов белорусский хоккей попал в условный топ-10, так и топчется (с небольшими перепадами) на этом уровне.

Для наглядности приведем статистику выступлений сборной Беларуси на всех чемпионатах мира и Олимпиадах, начиная с 1998-го — года, когда белорусы впервые в суверенной истории сыграли на Олимпиаде и в высшем дивизионе чемпионата мира.

 

Результаты выступления на Олимпиадах

1998 год — выход в четвертьфинал (5-8-е место)
2002 год — 4-е место
2006 год — не участвовали
2010 год — 9-е место
2014 год — не участвовали

Вряд ли ситуацию можно описать лучше, чем это сделает фраза из знаменитой басни Крылова — «да только воз и ныне там».

Но, согласитесь, одно дело, когда белорусы занимали 8-е места в конце 90-х, имея четыре катка и три школы на всю страну, а национальная команда практически не проводила спаррингов по ходу сезона и собиралась всего на несколько дней перед ЧМ или ОИ.

И совсем другое — подобные результаты сегодня, спустя 18 лет, когда в Беларуси уже 31 крытый каток, 24 школы, на развитие хоккея потрачена астрономическая сумма (ее точный размер практически нереально подсчитать), а сборная, пусть уж не обижаются игроки и тренеры, катается как сыр в масле.

 

Во сколько обходится сборная?

Сейчас игроки сборной (в отличие от своих коллег в конце 90-х) находятся на полном обеспечении. Это касается не только питания и проживания, но и всей амуниции. То есть, приезжая на сбор, хоккеисты получают коньки, клюшки, форму, спортивные костюмы. Как-то было подсчитано, что в среднем во время сбора национальной команды на игрока тратится около 200 долларов в сутки с учетом оплаты льда для тренировок.

Немного слов и о главном инструменте хоккеиста – клюшке. Согласно нормативам Минспорта, игроку необходимо 4 клюшки в месяц. Стоимость хорошей профессиональной клюшки сегодня составляет чуть больше 3 миллионов рублей.

«Это правда, подготовки перед турнирами как таковой у нас не было, — вспоминает для Naviny.by Анатолий Варивончик, который возглавлял белорусскую команду в 1998 году, а сейчас является заместителем председателя федерации хоккея. — Мы собирались максимум за 5 дней до турнира и выступали на нем по принципу с корабля на бал. При этом игроки очень быстро находили взаимопонимание между собой — им достаточно было нескольких тренировок, чтобы полностью понимать друг друга на льду. Признаться, я до сих пор недоумеваю, как им это удавалось… Отношение болельщиков к команде в то время было потрясающим. Помню, мы выиграли в 1997 году чемпионат мира в первом дивизионе в Польше, возвращались домой на поезде, так нас пришли встретить сотни поклонников, которые заполнили весь перрон».

Японский прорыв

Во время Олимпиады в Нагано в 1998 году Александр Лукашенко впервые открыто продемонстрировал неравнодушие к хоккею. Японские власти отказали президенту в официальном визите, но он все равно полетел на Игры после побед сборной Беларуси над немцами и французами.

Более того, Лукашенко, видимо, так сильно переживал за хоккейную команду, что в нарушение всех правил во время одной из тренировок белорусов прорвался на площадку.

«Мы тренировались на льду. Смотрим, к нам идет президент. Он подошел, поздоровался, поддержал ребят, а меня спросил: «Почему такой бледный?» Я даже не помню, что я ответил. А то, что в СМИ писали, будто он пытался учить нас играть в хоккей — это неправда. Он лишь поддержал команду и пожелал выступить как можно лучше среди сильнейших команд мира. Он коротко поговорил с нами и пошел осматривать дворец», — вспоминает Анатолий Варивончик.

1998 год можно назвать той самой точкой отсчета получения хоккеем в Беларуси привилегированности и возвышением его над остальными видами спорта. Столько, сколько вкладывалось и по сей день вкладывается в хоккей, другим может только сниться.

Всё и даже больше

Итак, вспомним, что же было сделано для развития хоккея и улучшения результатов на международной арене за 18 лет.

Первая волна строительства ледовых дворцов: в 1999-2000 годах крытые катки, а вместе с ними и хоккейные школы, появились в Бресте, Витебске, Гомеле, Могилеве и Минске.

Получение хоккейными клубами в начале 2000-х государственной финансовой поддержки и предоставление различных льгот.

Приглашение именитых иностранных высокооплачиваемых тренеров для работы со сборной. В 2005 году национальную команду возглавил североамериканский специалист Глен Хэнлон. Позже были Курт Фрэйзер, Кари Хейккиля и Дэйв Льюис, который работает со сборной два последних года. Привлечение иностранных специалистов касается не только должности главного тренера, также зарубежных тренеров приглашали на различные тренинг-кэмпы для детей и молодежи, для выполнения конкретных функций в тренерском штабе сборной: физподготовка, работа с вратарями и т.д.

Вторая волна строительства дворцов и создание при них новых клубов и школ. В 2006 году построен дворец в Жлобине, в 2007-м — в Пружанах, в 2008-м — «Бобруйск-Арена» и дворцы в Солигорске и Пинске, в 2009-м — «Минск-Арена», а также катки в Барановичах и Березе. Планомерное строительство продолжается по сей день. Последними аренами, введенными в эксплуатацию в 2013-2014 годах, стал дворец в Орше, «Чижовка-Арена» и крытый каток в Малиновке в Минске. Как уже говорилось выше, к маю 2016 года в Беларуси насчитывается 31 крытый каток.

 

Сколько стоят ледовые дворцы?

Информацию о реальной стоимости строительства ледовых дворцов в Беларуси, как правило, не афишируют. Но кое-какие сведения все-таки просачиваются в СМИ, что позволяет представить хотя бы ориентировочные масштабы затрат. Например, в отношении «Минск-Арены» всплывала сумма в диапазоне 300-350 млн долларов, «Чижовка-Арены» — 130-150 млн долларов, дворца в Барановичах – 20 млн долларов.

 

 

Вступление ХК «Динамо-Минск» в Континентальную хоккейную лигу в 2008 году. Проект, с которым были связаны особые надежды в плане подготовки игроков для сборной. «Динамо» задумывалось как базовый клуб национальной команды, благодаря которому наши хоккеисты смогут получать игровую практику в сильнейшей лиге Европы и выйдут на новый уровень.

Получение Беларусью права на проведение чемпионата мира по хоккею-2014. Этот год был выбран неслучайно — в надежде на ослабленные составы топовых сборных после зимней Олимпиады, хоккейное руководство рассчитывало на медали перед родными болельщиками. Получение ЧМ также придало новый импульс росту популярности хоккея в стране.

Вступление в МХЛ (молодежный аналог КХЛ) в 2010 году двумя клубами: «Минскими зубрами» и «Юностью».

В отсутствие результатов у сборной и «Динамо» в 2012 году был предпринят беспрецедентный шаг: натурализация канадских хоккеистов минского клуба. Белорусские паспорта под минский ЧМ-2014 выдали наддающим Джеффу Платту и Шарлю Лингле, а также голкиперу Кевину Лаланду. Позже гражданином нашей страны стал и американский защитник Ник Бэйлен.

В общем, ни денег, ни сил, ни человеческих ресурсов, ни даже паспортов государство на развитие хоккея не жалело. Почему же тогда все эти, в принципе, логичные (неоднозначным решением можно назвать лишь натурализацию канадцев) ходы, не дали эффекта, который позволил бы сборной Беларуси войти в число топовых дружин мирового хоккея?

 

 

Рассмотрим два, на наш взгляд, наиболее важных аспекта: строительство катков, школ, воспитание в них молодежи и существование минского «Динамо» в проекции на сборную.

Когда в товарищах согласья нет…

…На лад их дело не пойдет — снова помогает нам с аналогиями басня Крылова. В преломлении на наш хоккей, лебедем можно считать федерацию, щукой — минское «Динамо». Когда динамовский проект только создавался, его руководителем был человек, который возглавлял и федерацию хоккея — Владимир Наумов. И по его задумке «Динамо» должно было быть базовым клубом сборной.


Владимир Наумов (справа) и Глен Хэнлон

Однако после ухода Наумова из хоккея, «Динамо» постепенно отдалилось от федерации, а вопрос подготовки хоккеистов для сборной отошел на второй план. Прикрываясь «высокими задачами» в КХЛ, клуб откровенно злоупотреблял отсутствием лимита на легионеров, которые в некоторых сезонах составляли более половины состава. Практически не уделялось внимание работе с белорусскими игроками. В последние годы ситуация немного изменилась в лучшую сторону, но суть осталась та же — белорусы выходят в третьем-четвертом звеньях и имеют не так много игрового времени.

Как это отражается на выступлении динамовцев в сборной, нам наглядно продемонстрировал нынешний чемпионат мира.

«Кто в минском «Динамо» решает основные задачи по достижению результата? Легионеры. Соответственно, все остальные где-то на подхвате: в третьем-четвертом звене, чтобы отнять немного времени, побороться, не пропустить и постараться иногда забросить. Это отображено в статистике многих хоккеистов из ростера сборной Беларуси. В своих клубах они не сильным образом влияют на результат. Поэтому модель, возможно, и оправдана, но не в таком виде», — сказал в одном из интервью известный российский хоккейный специалист Александр Бойков, рассуждая на тему выступления сборной Беларуси на ЧМ-2016.

Согласен с таким мнением и Анатолий Варивончик: «Своим надо больше доверять. Я согласен с точкой зрения Бойкова. Если игроки в клубе выступают в третьем-четвертом звене, то в сборной они не могут брать игру на себя и решать серьезные задачи, они не готовы к этому».

На пресс-конференции, посвященной подведению итогов выступления сборной Беларуси на чемпионате мира, председатель хоккейной федерации Игорь Рачковский отметил, что «те болевые точки, которые были, они проанализированы, взаимодействие (между «Динамо» и сборной. — Naviny.by) найдено, и теперь это надо реализовать».

«Чтобы это было не на словах, а на деле, должен работать один механизм, одно целое. Конечно, это было абсолютно неправильно, то мы Хаугена готовили для сборной Норвегии, то еще кого-то. А белорусские талантливые ребята есть. И с ними надо работать», — подчеркнул Рачковский.

Пока же очевидно, что динамовский проект как шаг для улучшения игры сборной себя не оправдал.

Школ больше, приток меньше

Понятно, что требовать чего-то от школ, открывшихся при второй волне строительства дворцов, пока рановато. Но вот школы, появившиеся в 1999-2000 годах, к этому времени уже должны были дать результат и обеспечить увеличение притока новых талантов. К сожалению, этого не происходит.

Ярких молодых игроков у нас появляется столько же, если не меньше, чем в те времена, когда школы можно было пересчитать по пальцам одной руки. В этом плане, кстати, весьма показательна динамика белорусского представительства в НХЛ — сильнейшей хоккейной лиге планеты.

Вряд ли к этим цифрам нужны какие-то комментарии.

Для сравнения также приведем количество игроков в НХЛ в прошлом сезоне из стран, близких с Беларусью по результатам в хоккее на уровне сборных: Австрия — 3; Дания — 6; Франция — 3; Германия — 6; Латвия — 2; Норвегия — 2; Словения — 1.

Особенно впечатляют датчане, которых еще 10 лет назад на международной арене никто не воспринимал всерьез, которые активно начали развивать хоккей в середине 2000-х, которые на нынешнем чемпионате мира пробились в четвертьфинал и с которыми нам предстоит играть в олимпийской квалификации.

А где же белорусские таланты? Этот вопрос ежегодно поднимается на заседаниях различного уровня по вопросам хоккея. И всегда для объяснения такого положения дел находится ряд причин, которые предполагается решить «в ближайшее время», но из сезона в сезон ситуация не улучшается.

«Приток игроков должен быть. Пускай 18 лет назад у нас было три школы, но выпуск, как ни странно, был больше, чем сейчас. Возможно, это связано с жизненными интересами современной молодежи к спорту и хоккею в частности», — рассуждает Анатолий Варивончик.

Игорь Рачковский рассматривает проблему с иного ракурса. По мнению председателя федерации, целое поколение молодых белорусских игроков погубили непомерно завышенные зарплаты в белорусских клубах и «Динамо». Большие деньги в раннем возрасте лишили хоккеистов мотивации и желания прогрессировать.

«В свое время в фарм-клубе жлобинского «Металлурга» зарплата игрока была на уровне зарплаты министра. Хоккеист покупает себе дорогую машину, ни в чем себе не отказывает. И ему достаточно быть вот такой местечковой звездой. Мы разговаривали с молодыми игроками, подчеркивая, что нужно идти к вершинам, а не только в четвертое звено минского «Динамо», рассекать на машине по проспекту Победителей и считать, что жизнь удалась», — конкретизирует Рачковский.

 

Сколько зарабатывают хоккеисты?

В жлобинском «Металлурге» несколько лет назад зарплаты и вправду зашкаливали. Так, в 2012-м среднемесячная зарплата в ХК «Металлург» составляла – 83,5 млн рублей (в районе 9 тыс. долларов)!

В 2013 году ситуация изменилась. После «пролета» белорусской сборной мимо Олимпиады в Сочи (а также ряда неудач в других видах спорта), вышел президентский указ, изменивший финансирование всей отрасли. А чуть позже было подготовлено постановление Совета министров № 383, которое дополнительно отрегулировало зарплаты в игровых видах спорта.

Сегодня зарплаты в белорусских хоккейных клубах на порядок ниже, чем были 5-7 лет назад. Игрок хорошего по белорусским меркам уровня может рассчитывать на оклад в районе 2 тыс. долларов в месяц (без учета премиальных).

Зарплаты игроков минского «Динамо» в последнее время на публику не выносились, однако есть цифры четырехлетней давности: в районе 30 тыс. долларов (белорусская молодежь, новички), в районе 200-350 тыс. долларов в год (игроки сборной Беларуси), от 500-860 тыс. долларов в год (легионеры-лидеры).

 

«В плане развития молодежи есть еще один момент, — говорит Анатолий Варивончик. — Как-то читал интервью сербского футболиста, и на вопрос, почему у него в стране футбол развивается лучше, чем в Беларуси, он ответил: у нас гораздо больше доверяют молодежи. То же самое могу сказать и про наш хоккей. Надо больше доверять молодым игрокам и непременно развивать собственный чемпионат».

Не завидуй чужому горю

Пару лет назад, во времена работы в нашей федерации хоккея в качестве пресс-секретаря, мне доводилось общаться с хоккейными функционерами разных стран: Словакии, Словении, Латвии, Германии. И довольно часто от них приходилось слышать, мол, мы завидуем тому, какую государственную поддержку имеет хоккей в вашей стране и сколько делается для развития этого вида спорта.

И это были не пустые слова для проформы на официальных встречах или какая-то лесть. Это были, скорее, разговоры по душам и без купюр о положении дел в хоккее у нас и у них.

Хочется верить, что в ближайшие годы нам удастся материализовать все эти колоссальные вложения в результат. И завидовать нам будут не только в плане того, что делается для хоккея, но и в плане того, какую отдачу это имеет при выступлениях на чемпионатах мира и Олимпиадах.

А пока, если уж откровенно, завидовать, к сожалению нечему. Скорее, можно лишь посочувствовать, что при подобном внимании и финансировании о медалях мы способны только говорить, а не реально на них претендовать…