Беларусь — Россия: нефтегазовый тупик рассасывается?

Компромисс под елочку возможен, но отношения между Минском и Москвой останутся минным полем.

Российский посол Александр Суриков согрел лучиком надежды морозную предрождественскую атмосферу отношений между Минском и Москвой. Нефтегазовый спор Беларуси и России будет разрешен до 20 декабря, заявил дипломат 15 декабря в Минске. По его словам, «тупик рассасывается, и буквально днями все проблемы, связанные с нефтегазовыми делами, будут разрешены к удовлетворению обеих сторон».

Почему спешат урегулировать неприлично затянувшийся конфликт, в принципе понятно.

Во-первых, дозированный, но болезненный обмен ударами на целом ряде фронтов (включая поставки продовольствия, информационную сферу) наносит сторонам как имиджевый, так и чисто экономический урон. На одних недопоставках российской нефти на свои НПЗ Беларусь теряет кучу валюты, больше, чем «сэкономила» на недоплате по тарифам за газ.

Во-вторых, даже сугубо психологически хорошо бы помириться под елочку. Как это уже не раз бывало между заклятыми союзниками. И тогда в новогодних спичах можно снова на голубом глазу задвигать поедающему оливье электорату о светлых перспективах интеграции.

В-третьих, поджимают сроки подписания двусторонних балансов, составления планов на новый год. А как тут составишь, когда все подвисло.

В-четвертых, на 26 декабря в Санкт-Петербурге намечено одобрение Таможенного кодекса ЕАЭС, между тем как Александр Лукашенко дал понять, что Минск может испортить обедню.

Так что Москва прозрачно намекает на готовность к компромиссу. Но вот на каких условиях?

 

Газ: Москва удержит цену, но даст скидку

Татьяна Манёнок

Договоренности по газу, скорее всего, будут близки к тем параметрам, которые уже анонсировались, считает минский эксперт в энергетической сфере Татьяна Манёнок.

Напомню, суть схемы в том, что Россия формально не снижает цену на газ, которая представляется Минску завышенной (потому с начала года он стал платить по высчитанному односторонне «справедливому» тарифу), но дает межбюджетную компенсацию. При этом Кремль сохраняет лицо, а белорусы не мытьем, так катаньем добиваются скидки. Но за газ, полученный с начала года, надлежит сполна рассчитаться по московскому тарифу, дабы неповадно было.

Если же говорить о нефти (Минск рассчитывает получать ее по 24 млн тонн в год до 2024 года, как и записано в прежних договоренностях), то, в частности, российская сторона будет настаивать, чтобы при этом на ее рынок Беларусь поставляла миллион тонн бензинов в год, предположила Манёнок в комментарии для Naviny.by.

Отмечу, что подобное обязательство фигурировало в двусторонних соглашениях и ранее, но его Минск не придерживался, поясняя, что такие поставки в Россию невыгодны. Сейчас, видимо, Москва станет спрашивать по всей строгости.

 

Как выплатить газовый долг?

Отдельная проблема для белорусской стороны — как при нынешних трудностях с деньгами выплатить насчитанный Москвой долг за газ (в последнее время называлась сумма в 340 млн долларов). Россия может каким-то образом пойти навстречу, пролонгировать платеж, предполагает Манёнок.

Добавлю, что на днях Беларусь перечислила Москве таинственный (даже министр финансов не знает, откуда деньги) аванс за газ (сумма тоже покрыта мраком). Это похоже на выплату части долга при попытке сохранить лицо.

Вообще белорусские чиновники давали понять, что деньги найдутся. Но это может быть и бравадой. Во-первых, не получен очередной транш кредита Евразийского фонда стабилизации и развития. Во-вторых, если залезть в золотовалютные резервы, то это станет минусом на переговорах о займе с МВФ.

 

Пакет с дискомфортными условиями

Можно предположить, что если Минск в принципе согласится (а может, уже согласился) компенсировать недоплату за газ, то Москва продемонстрирует элемент великодушия и не станет давить сроками.

Однако при этом пересмотра формулы цены на газ, установления ее равнодоходности, что предусмотрено евразийскими договоренностями, белорусское правительство пока так и не добилось.

Эту проблему косвенно признал и посол Суриков: «…Существует межправительственное соглашение по поводу перехода на равнодоходные цены, в том числе на углеводородное сырье. В связи с падением цен на энергоносители есть нужда пообсуждать, какой становится равнодоходная цена в свете межправительственного соглашения».

Казалось бы, какая разница для Минска, если дадут межбюджетную компенсацию. То на то. На самом деле разница большая. Потому что сегодня компенсацию, предположим, дали, а вот дадут ли завтра — бабушка надвое сказала. И такая неопределенность может тянуться аж до 2025 года, когда, по замыслу, начнет работать единый рынок энергоносителей в ЕАЭС.

До того же времени (если считать аксиомой, что единый рынок энергоносителей заработает в 2025-м, а ведь и это вилами по воде писано) условия поставок газа и нефти (на сегодня для Беларуси беспошлинной) из России будут зависеть от общей конъюнктуры отношений между двумя странами.

Иначе говоря, сырость ЕАЭС, наличие множества изъятий и ограничений в интеграционных договоренностях позволяют Москве навязывать Минску некие пакетные соглашения, в которых могут присутствовать и негласные условия, в том числе политические.

 

Гремучая смесь экономики и политики

Вот сейчас, например, есть симптомы того, что белорусскую сторону подталкивают к экспорту нефтепродуктов не через прибалтийские, а через российские порты. Что и в плане логистики, по мнению наших экспертов, невыгодно, несмотря на скидки «Российских железных дорог», и, добавлю, в плане стратегическом усилило бы привязку белорусской экономики к России.

Также вполне вероятно, что в контексте разрешения нефтегазового конфликта Россия снова начнет вынуждать Александра Лукашенко продать активы предприятий, фигурирующих в списке «пяти интеграционных проектов».

В частности, Москва давно как кот вокруг сала ходит вокруг Минского завода колесных тягачей. Если коротко, то на выпускаемых здесь шасси ездит почти вся российская ракетная техника, а попытки создать замену на КамАЗе (проект «Платформа-О») потерпели фиаско. Позицию же Минска можно выразить строками из детского стишка: «Корову свою не продам никому — такая скотина нужна самому!» О нежелании продавать МЗКТ Лукашенко не раз заявлял с присущим ему пафосом.

Если же смотреть шире, то нефтегазовый кнут — хороший для Кремля способ укрощать чересчур вольное, по его мнению, поведение Минска на международной арене, понуждать к более строгому исполнению союзнического долга. Глядишь, и вопрос о размещении в Беларуси российской авиабазы снова как бы невзначай вернется в повестку дня.

С чисто военной точки зрения базы в Беларуси Кремлю не так уж и нужны. Из Калининградской области «Искандеры» прекрасно достанут и до Варшавы, и до Берлина. Но застолбить таким образом белорусскую территорию Кремлю важно в плане политической символики.

А вот белорусскому руководству сейчас эта символика, намекающая на некий вассальный статус, совсем ни к чему. Ведь только-только (и с таким трудом!) развернули нормализацию отношений с ЕС и США в надежде на финансово-экономические бонусы.

 

Отношения останутся минным полем

«Белорусско-российские отношения конфликтогенны по определению, конфликт заложен в их матрице», — отметил в комментарии для Naviny.by эксперт минского аналитического центра «Стратегия» Валерий Карбалевич.

Главная причина, по его мнению, в том, что в отношениях между Минском и Кремлем «экономика — это только приложение к политике».

Подчеркну, что политические интересы сторон во многом расходились с самого начала «братской интеграции». Москва так или иначе предполагала воссоединение, Лукашенко хотел получать льготные ресурсы и при этом сохранять внутреннее самодержавие. Не удивительно, что на каком-то этапе стало сильно искрить.

Ныне же ресурсов у России поубавилось, равно как и желания жертвовать ими без встречных уступок. Белорусское же руководство под впечатлением украинского кейса стало побаиваться гибридных методов наставления на путь истинный. И, в частности, резко взялось наполнять реальным смыслом старый лозунг многовекторности. А это, в свою очередь, не привело в восторг Москву, ревниво следящую за зоной своих привилегированных интересов.

Так что хотя нефтегазовый компромисс под елочку вероятен, отношения заклятых союзников останутся минным полем.

 

  


  • Виниловые пластинки в руках держали? Когда канавка для иголки где-то поцарапана, то будет либо треск при каждом обороте, либо возврат звукоснимателя на предыдущую -- с неизбежным повтором того же звукового фрагмента. И у меня впечатление, что мы на ..-дцать лет оставили одну пластинку с заедающим сектором... Уже игла изношена, канавка для иглы протёрлась, вместо звука - шипение. А она всё крутится, крутится и крутится... И никто уже не обращает внимания, но доступ к вилке штепселя питания граммофона не выдернешь: это зона повышенного внимания всех силовиков, которые пока и целы, покуда диск с изношенным винилом крутится. --------- Класковский, конечно, молодец. Но тема этого материала - она ничего кроме брезгливости не вызывает. Это как будучи жильцом смежной комнаты каждую ночь слышать сквозь тонкую стенку - скандалы у соседей, вход к которым из другого подъезда. И подвожу к чему: белорусские люди - со своим руководством - это те самые соседи. А кто кому жить и спать мешает... Судите сами.
  • НЕТ, но его рубашка облегает его тело... Почему выше я и коснулся "жильцов через стенку". Батистовая рубашка на нём, а на мне - х\б местного покроя - в стадии обмельчавшей последней зарплаты...
  • НЕТ, но его рубашка облегает его тело... Почему выше я и коснулся "жильцов через стенку". Батистовая рубашка на нём, а на мне - х\б местного покроя - в стадии обмельчавшей последней зарплаты...
  • НЕТ, но его рубашка облегает его тело... Почему выше я и коснулся "жильцов через стенку".
  • Ну Класковский и иные здешние эксперты, немного поспешили с выводами? http://tass.ru/ekonomika/3882814